Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Сандалова, Мария. Повесть-возлюбленная: «Уключина» Дениса Осокина // Третий мост. – 2022. – 3 февр.

ПОВЕСТЬ-ВОЗЛЮБЛЕННАЯ: «УКЛЮЧИНА» ДЕНИСА ОСОКИНА


Илава, июль 2021. Герой-рассказчик проводит середину лета в городе и на даче. Вот только Илава – то ли в Словакии, то ли в Польше, а июль – то ли lipiec, то ли júl. Уключина – то ли девушка, то ли часть лодки. Новая повесть Дениса Осокина – воплощение давней задумки. Вымышленная биография автора. «Точка сохранения».


Истории, составляющие повесть, написаны легко и наполнены светом. Не зря эпиграфом к «Уключине» служит троекратное утверждение счастья. Текст «Уключины» – очень чувственный и немного хулиганский. В нём есть ощущение жаркого июля и душного августа. Есть истории о том, как автор и уключина вдвоём сплавляются по реке и пережидают в лодке грозу, как вместе собирают комодик из икеи, как летают за квасом в Гродно, как уключина приводит доброго лося, когда автору захотелось лосятины. Есть эротические сцены: и страстные, и трогательные. Кроме того, повесть наполнена воспоминаниями из детства и юности: наконечник стрелы, чернильные ручки, бабушкины книги, первые рассказы. В новой повести Осокин рассуждает о собственном творчестве и литературе вообще, как будто подводя промежуточные итоги. Главное – не обмануться: Осокин-герой повести не равно Осокин-писатель.

Денис Осокин читает новую повесть в литературном клубе «Зелёная лампа»

В том, что́ есть уключина, мог бы заключаться главный философский вопрос повести. Она может обернуться и человеком, и животным, и даже предметом или абстрактной сущностью. Сам автор пишет, что уключина для него – это «кое-что поважнее любви», «это любовь плюс кое-что сильнее и больше. или минус любовь, но всё равно кое-что сильнее и больше». Уключина – это и «бог, которому не молятся. потому что ему-ей не надо молиться», и женское начало («она и сама любит любовь и подурачиться. она и сама – девочка»). Чаще всего она является автору как некая идеальная возлюбленная – такая, которая может быть только частью него самого. Уключина может быть символом идеального, высшей силы, даже эроса. Но, кажется, Денис Осокин наслаждается неопределённостью и всякий раз рисует новую грань уключины.
Пространство «Уключины» становится персональным раем автора, его «Дневником для одного себя». При этом реальность в повести настолько тесно сближается с ирреальным, что они сливаются в один мир. Автор осознаёт, что уключину видит только он, но легко включает в повествование полёты и телепортацию кваса из магазина домой. В мире «Уключины» не существует границ, ни физических, ни сознательных, потому что весь он заключён внутри авторского «я».

Денис Осокин. Фото из личного архива писателя.


Примитивизм и внимание к бытовым деталям парадоксально сочетаются в повестях Осокина со средневековым мистицизмом, творческой любовью к фольклору и языкам и тонкой интеллектуальностью текста. Несмотря на то, что короткие строчки его повестей – это удобный ритм для марафонских дистанций, чтение их – бег по пересечённой местности. Препятствиями – или, скорее, тропками в сторону – на пути читателя становятся не только включения авторской философии, но и стилистическое решение повести. Типичные для произведений Осокина приёмы не столько дополняют основной сюжет, сколько пересекают его, усложняя восприятие. Осокин специфически оформляет текст: короткие главки с широкими полями, без прописных букв с сугубо авторской пунктуацией. Свободно употребляет несколько языков: русский, словацкий, польский, японский. Автор говорит с уключиной на французском и на латыни, поет на польском и украинском, читает по-гречески на коробочке с ладаном. Включает обширные цитаты из реальных фольклорных текстов, народной словацкой, польской, японской поэзии и древней авторской («Песня о боевых колесницах» китайского поэта Ду Фу) – причём с цитатами обращается иногда достаточно вольно, пересоздавая оригинальный текст в текст осокинский.
На самом деле, всё произведение – и есть уключина, это попытка воспроизвести не логику её значения, а интуитивное ощущение. Осокин использует этот набор звенящих звуков, обещающих какую-то загадку, и, как ребёнок, вкладывает в него свой смысл. Этот смысл и есть – июльское марево, упоение любовью, экстаз писателя. Впрочем, «Уключина» может обернуться чем угодно.


Мария Сандалова

Назад | На главную

џндекс.Њетрика