Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Светлана Шешина

СТРАНИЦЫ: ВОСПОМИНАНИЯ. ДНЕВНИКИ. СТАТЬИ. БИБЛИОГРАФИЯ *

(Киров : ИД «Герцена», 2019)

СВЕТ СВЕТЛАНЫ ШЕШИНОЙ. ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

Светлана Шешина. Страницы. Обложка книгиСкоро полгода, как наш город фактически обескультурен. Под запретом все публичное, связанное с общением людей искусства, премьеры и спектакли, живые встречи художников со зрителями – могли ли мы такое помыслить в страшном сне? Перевод культуры в онлайн дает результаты довольно грустные, а перспективы когда-либо вернуться к привычной жизни пока что самые призрачные. (А между тем основное население прекрасно живет-существует и без искусств – отряд не заметил потери бойца?)

Так, может, оставим на время пагубную привычку гоняться за новостями и с сердечным вниманием посмотрим на то, что уже есть, уже сделано.

Сравнительно недавно в библиотеке Герцена вновь подвели итоги конкурса – выставки «Книга года-2019» за минувший период – все, что напечатано на вятской земле за год. Каждый раз это драматичнейшая, репрезентативная картина человеческих судеб, личных воспоминаний, творческих амбиций, художественных вымыслов, научных изысканий, сухая, но впечатляющая статистика. Сводный портрет нашей общей духовной и материальной жизни.


Светлана ШешинаНынче выставка прошла без читателей, однако сейчас народ допущен в отделы – и вот я держу в руках скромное, но увесистое издание в розовом цвете, под общим названием «Страницы». Воспоминания коллег, дневники и библиография трудов журналистки Светланы Шешиной, ушедшей от нас в 2018-м. Издано Еленой Агафоновой, дочерью Светланы Алексеевны. И я с первых же страниц влюблена в героиню, для начала в ее фотографии (о чем речь ниже), потом уж в нее лично.

Кажется странным, как так получилось, что, работая одновременно в сопредельных областях журналистики, мы не были с нею знакомы. Мне, автору «Наблюдателя», тогда казалось, что «Вятский Край» Светланы Шешиной весьма компромиссная и слишком респектабельная газета, не входит в конфликты с начальством и сильными мира сего, при этом славится наиболее высокими гонорарами. В то время как наша боевая «газетенка», в особенности ее редактор Сергей Бачинин, ставила на карту буквально все – личную безопасность сотрудников, репутацию, финансовую независимость, немалые судебные издержки, саму жизнь. Это в девяностые и даже в нулевые еще было нормально – так работать. Всё за свободу слова, демократию, социальную справедливость.

Понятно, что журналистка, служившая по ведомству культуры, тут ни при чем, и в данный момент, после ухода человека из жизни, имеет вес совсем другое – я вижу только ее потрясающую улыбку и мощное самоощущение, целиком построенное на радости быть в этом мире. Эта юная красавица смотрит на нас с поколенческой открытостью шестидесятников, в ее глазах предчувствие свершений и желание подвига, доверие к жизни, которая не обманет и не предаст (так и вышло в итоге, все сложилось).


Светлана ШешинаСчастливое бедноватое детство, прошедшее в деревянном домике без удобств у Овечьей горы на Большевиков. Сразу после школы, практически ребенком – бегом строить Братскую ГЭС (или что там еще), впитывать жизнь до одури, до задыхания, каждой клеткой ощущать счастье быть в природе, общем труде и, позднее, культуре. Начать писать об увиденном, пережитом. Принести заметку в газету – чтобы сразу приняли да еще похвалили.

Дальше идет обучение на профессионала в престижнейшем вузе, в ЛГУ. Вдохновенное освоение мировой культуры, участие в знаковом событии – похоронах Ахматовой (там ее сокурсника жестоко избила милиция, за якобы сопротивление задержанию, такие были еще времена). Все объездить, увидеть своими глазами – Пушкинские Горы, гимназию любимого Паустовского в Киеве, усадьбу Набокова в Рождествено...

А какой богиней она вернулась в конце шестидесятых из Ленинграда! (опять же фотографии свидетельствуют, и очевидцы помнят – совершенно европейская барышня со стихами Цветаевой, здесь пока неведомой). Но мало того, она решает для повышения уровня компетенций (как сейчас формулируют) и вообще для понимания искусства окончить еще и Академию художеств, и делает это.


Светлана ШешинаЛюдские судьбы тоже притягивали, и в родной газете (тогда – «Комсомольское племя») она непрерывно общается с простыми жителями города и области, обогревая их теплом искреннего участия. Сотни корреспонденций о земляках, исторических персонах, шесть киносценариев на телевидении. А сколько выпестовано юнкоров (юных корреспондентов, которых тогда готовили к делу со школьной скамьи) в подопечном клубе «Парус», многие выведены ею в большую журналистику, и все благодарны. Напор газетной жизни не ослабевает, не позволяет остыть душе, все время в общении и радости творческого труда. А сколько вложено в любимую дочь Лену, с которой (со слов последней) они всегда существовали будто подружки, параллельно, как бы сами по себе, но любовь незаметно освещала каждый день, каждую минуту вместе.

В зрелом возрасте все это уже отчетливо отражается в лице, которое не покидает улыбка. Она много говорит моему сердцу. Вижу состоявшегося, уверенного человека с сильным характером, всегда готового выслушать и понять. Человека, которому на этой земле хорошо, уютно и надежно, а главное – интересно. И надо еще многое успеть познать, увидеть, написать. Помню эту элегантную статную даму с четкой седой стрижкой, всегда стремительную и озабоченную делами, наверняка увлекательными. Хочется, чтобы и другие помнили ее как можно дольше, а книга о ней в розовой обложке почаще находила читателей.


Мэри Лазарева, читатель Герценки
20 августа  2020  г.
Источник

***
Из дневника Светланы Алексеевны школьных лет:

1961 год.
Мои лучше друзья — это дневник мой и железная дорога. Да, да, именно железная дорога. Я расскажу, как я подружилась с нею и полюбила её.
Шёл поезд... Стучали колёса. Я ехала в «Артек»! Мне было 14 лет. За окнами вагона мелькали маленькие и большие станции, огни городов, хаты, деревенские колодцы, березняки, ельники, мосты и большие поля. В вагоне все спят, тихо, если не считать богатырского храпа, летящего с верхней полки. Мне не спится. Уже почти утро. Светает. Посмотришь в окно — и зябко поёжишься: чувствуется свежий осенний воздух, порывы ветра. Поезд тронулся с места, я покачнулась. Уплывают маленькая станция и огни. Идут рабочие-путейцы. Девушка в ватнике махнула мне рукой. Я знаю, она желала мне счастья, это был знак доброжелательства и любви. И вдруг я поняла: мы вместе! И эта осень, и земля, и маленькая станция с огнями, рассветное утро, и наши хаты, и допотопный милый смешной колодец, и березняк, наши песни, луга, звёзды, наши люди — мы все вместе, это наша страна, мы любим её. Я люблю её!


* –  книга есть в отделе абонемента Герценки.

 

Отзывы к новости
Назад | На главную

џндекс.Њетрика