Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Герман Мелвилл

МОБИ ДИК
(М.: АСТ, 2017)

Герман Мелвилл. Моби Дик. обложка книгиКакое это все-таки чудо — любимая классика! За несколько десятков лет я сильно изменилась, а «Моби Дик» Германа Мелвилла — все тот же.

Я уже поняла — НАДО возвращаться в места, где вы были счастливы, перечитывать любимые, вызвавшие потрясение книги, переслушивать музыку юности. Не стесняйтесь делать это, друзья — и не бойтесь разочароваться. На старых стёжках-дорожках нас всегда ждет кое-что не замеченное раньше.

Помню, как когда-то, впервые читая этот роман, я видела в погоне за белым кашалотом образ страстной Мечты, влекущей и роковой, меня завораживало описание этого жуткого магнита. В юности мы все сами-себе-Ахавы...

Но прошли годы, и я уже, пожалуй, не Ахав. Скорее, дикарь Квикег, которому просто интересна всякая движуха, мила компания друзей и дорого собственное «не слабо». А уж кого ловят — Моби Дика, мстить за откушенную ногу капитана, или Синего краба из старой детской песенки — не важно. «Просто так — посмотреть и отпустить»...

И, конечно — мое внимание уже было направлено на команду «Пекода».


Герман Мелвилл. Моби ДикПредлагаю вам поиграть с самими собой: представьте себе, что ваш коллектив — «Пекод». Кто в нем есть кто, и за каким китом он гоняется, и кто на нем вы? Ведь эта книга — как большинство у американских романтиков — многожанровая, и есть в ней и составляющая производственного романа, модели иной, чем семья, но вполне адекватной — морская артель — она вполне себе срез общества.

Встретился как-то на просторах сети тест — кто вы в романе «Моби Дик»?

Результат насмешил: я — кит.


ЦИТАТЫ:

***
— Что это? Что за неведомая, непостижимая, нездешняя сила; что за невидимый злобный господин и властитель; что за жестокий, беспощадный император повелевает мною, так что вопреки всем природным стремлениям и привязанностям я рвусь, и спешу, и лечу всё вперёд и вперёд; и навязывает мне безумную готовность совершить то, на что бы я сам в глубине своего собственного сердца никогда бы не осмелился даже решиться? Ахав ли я? Я ли, о господи, или кто другой поднимает за меня эту руку? Но если великое солнце движется не по собственной воле, а служит в небесах лишь мальчиком на побегушках; и каждая звезда направляется в своём вращении некоей невидимой силой; как же тогда может биться это ничтожное сердце, как может мыслить свои думы этот жалкий мозг, если только не бог совершает эти биения, думает эти думы, ведёт это существование вместо меня?

***
Месье, не случалось ли вам видеть некоего Пипа? — маленького негритенка, рост пять футов, вид подлый и трусоватый! Выпрыгнул, понимаете, однажды из вельбота; не видали? Нет?

***
Чтобы воспламенить других, спичка и сама сгорает.

***
Вероятно, мы, смертные, только тогда можем быть истинными философами, когда сознательно к этому не стремимся.

***
О самом удивительном не говорят, глубокие воспоминания не порождают эпитафий.

***
Подумайте обо всем этом, а затем взгляните на нашу зеленую, добрую, смирную землю — сравните их, море и землю, не замечаете ли вы тут странного сходства с тем, что внутри вас? Ибо как ужасный океан со всех сторон окружает цветущую землю, так и в душе у человека есть свой Таити, свой островок радости и покоя, а вокруг него бушуют бессчетные ужасы неведомой жизни. Упаси тебя бог, человек! Не вздумай покинуть этот остров и пуститься в плавание. Возврата не будет.

***
Говорят, что люди, повидавшие свет, отличаются непринужденностью манер и не теряются в любом обществе. Но это не всегда так: быть может, путешествия по бескрайней Сибири в санях, запряженных собаками, или продолжительные прогулки натощак и в одиночестве к сердцу черной Африки не являются лучшим способом приобретения светского лоска.

***
Великий боже, какою пыткою оказывается сон для человека, снедаемого единым неосуществленным желанием мести. Он спит, сжав кулаки, а когда просыпается, его вонзенные в ладони ногти красны от его собственной крови.

***
Настоящие места никогда не отмечаются на картах.

***
Разве можем мы по приглушенному, то тут, то там раздающемуся стуку лопаты угадать, куда ведет свою штольню тот подземный труженик, что копается внутри каждого из нас?

***
Календарь, иди сюда! Начнем: вот Овен, или Баран, — распутный пес, он плодит нас на земле; а тут же Телец, или Бык, уже наготове и спешит пырнуть нас рогами; дальше идут Близнецы — то есть Порок и Добродетель; мы стремимся достичь Добродетели, но тут появляется Рак и тянет нас назад, а здесь, как идти от Добродетели, лежит на дороге рыкающий Лев — он кусает нас в ярости и грубо ударяет лапой по плечу; мы едва спасаемся от него, и приветствуем Деву! то есть нашу первую любовь; женимся и считаем, что счастливы навеки, как вдруг перед нами очутились Весы — счастье взвешено и оказывается недостаточным; мы сильно грустим об этом и вдруг как подпрыгнем! — это Скорпион ужалил нас сзади; тогда мы принимаемся залечивать рану, и тут — пью-и! — со всех сторон летят в нас стрелы; это Стрелец забавляется на досуге. Приходится вытаскивать вонзенные стрелы, как вдруг — посторонись! — появляется таран Козерог, иначе Козел; он мчится на нас со всех ног и зашвыривает нас бог знает куда; а там Водолей обрушивает нам на голову целый потоп, и вот мы уже утонули и спим в довершение всего вместе с Рыбами под водой. А вот и проповедь, начертанная высоко в небе, а солнце проходит через нее каждый год, и каждый год из нее выбирается живым и невредимым.

***
Не говори мне о богохульстве, Старбек, я готов разить даже солнце, если оно оскорбит меня. Ибо если оно могло меня оскорбить, значит, и я могу поразить его; ведь в мире ведется честная игра, и всякое творение подчиняется зову справедливости. Но я неподвластен даже и этой честной игре. Кто надо мной? Правда не имеет пределов. Не гляди ты на меня так, слышишь? Взгляд тупицы еще непереносимее, чем дьяволов взгляд.

***
Потому-то, Фласк, пощечина в тысячу раз оскорбительнее, чем удар палкой. Живое прикосновение жжет, малыш.

***
Превосходная это вещь — смех от души, превосходная и довольно-таки редкая, и это, между прочим, жаль. И потому, если какой-нибудь человек своей собственной персоной поставляет людям материал для хорошей шутки, пусть он не скаредничает и не стесняется, пусть он весело отдаст себя на службу этому делу.

***
Всякое смертное величие есть только болезнь.

***
Вера, подобно шакалу, кормится среди могил, и даже из этих мертвых сомнений извлекает она животворную надежду.

***
Капитан этот, друзья мои, был из таких людей, чья проницательность различает всякое преступление, но чья алчность разоблачает лишь преступления неимущих. В этом мире, братья, Грех, который может заплатить за проезд, свободно путешествует и не нуждается в паспорте, тогда как Добродетель, если она нища, будет задержана у первой же заставы.

***
Я знаю многих, у кого нет души, — им просто повезло. Душа — это вроде пятого колеса у телеги.

***
Благородство всегда немного угрюмо.

***
— О капитан, мой капитан! Благородная душа!.. Остановись! Остановись! Ты видишь мои слезы? Это плачет храбрый человек. Но я прошу тебя...
— Вельбот на воду, живо! — крикнул Ахав, оттолкнув Старбека.


Татьяна Александрова, член клуба «Зелёня лампа»
9 сентября 2019 г.

Герман Мелвилл. Моби Дик. Иллюстрация Антона Ломаева
Иллюстрация Антона Ломаева

Герман Мелвилл. Моби Дик. Иллюстрация Рокуэлла Кента
Иллюстрация Рокуэлла Кента

Отзывы к новости
Назад | На главную

џндекс.Њетрика