Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
МИХАИЛ ГРОНАС

МИХАИЛ ГРОНАС

* * *

Когда мы придем к власти мы отменим
Все цвета кроме белого
Все события кроме встречи и смерти
Все слова и дела кроме прикосновений и междометий.
Вся власть снегу! Хижины и дворцы снегу!
Снег превыше всего! Да святится имя его!
Да приидет царствие снега
На ладонь на голову и на веки!

* * *

наконец-то смысл современности понят –
это просто пароход современности тонет
и перегрызая друг другу глотки
за места на спасательной лодке
не о том ли мы поём свою закличку?

зато под водою
вставим спичку между веком и веком
чтобы вечно глядеть на то что приличествует человекам

на зелёную живу, на взвесь
на любовь планктонов и рост жемчужин
они тоже могут своих платонов, но им не нужен

я и сейчас это вижу
но как бы ещё не весь

и в глазах –
резь

* * *

в поисках чистого и пустого слова
я обходил владения Господа нашего Бога
и иногда под камнем и на стекле потока
трогал личинку звука и водомерку слога.

а когда я понимал, что поздно и хожу по кругу,
этот гул принимал обличие человечье,
целовал меня в губы, обнимал мои плечи –
и из почвы ночи навстречу речи
восходили звёзды по всему небесному лугу.

только я не веря ничему такому
отходил в сторонку и смотрел по старинке
как шершавый язык пустоты идёт по небесной склере
и слизывает соринки с её глаукомы

тишина безмолвие бессловесность
наша местность наша окрестность наше становье
даже любовью не раскачаешь колокол
и никакого
нет языка в нём

поэтому я извлекаю не звуки а камни
и то что я хочу сказать совершенно неважно
то неважно и что неважно
я неважно и хочу неважно и сказать неважно
и даже само неважно неважно
дважды неважно вдвойне неважно

неважно неважно неважно неважно
неважно неважно неважно неважно
не!

* * *

осень
сломанный мир на обочине стынет
никто не починит
никто не поправит оси

просто:
сиди и поддакивай
пока о тебе разглагольствуют
родство и сиротство
и дарят друг другу подарки

* * *

дорогие сироты,
вам могилы вырыты
на зелёной пажити
вы в могилы ляжете
и очень нас обяжете

очень нас обяжете

* * *

чтобы тень
оставила след на асфальте

надо век
простоять на одном и том же месте,

а на это
терпения ни у кого не хватит.

поэтому
давайте расслабимся – тем и прославимся.

* * *

это ты это я это между нами
этот океан с двумя днами
но я – ни на одном

посторожи мою душу
пока я
не вернусь, захлёбываясь, спотыкаясь

русская речь
я пройду тебя снова
и выйду на одну остановку
раньше чем смерть

* * *

времена настанут такие, что да и нет
именами станут двух последних планет,
и меня растянут по длинной тонкой струне
между ними.

и я буду смотреть, как падает из гнезда,
продолжая тлеть, оплавленная звезда,
поджидая смерть, пересвистываясь с ней иногда
тихими позывными.

* * *

закрыты глаза
но за ними видней
живущее за
и зовущее вне

сквозная дыра
но из этой дыры
сознанье глядится
в пустые миры

сознание спит
но изнанкою век
сознанье не знает
что я человек

сознанье, вставай
и давай сознавать!
давай мирозданье
с тобой создавать!

проснись и коснись
меня светлым крылом
и веди меня ввысь –
в невидимый дом

* * *

отбой. не пора ли заняться собой –
собою снаружи, собою внутри?

постой, но не ты ли себя обнаружил
сидящим на стуле? теперь же – смотри –
тебя уже нету на стуле, а где ты?

ах, вот ты – разутый, ах, вот ты – раздетый
в постели лежишь и растерянно смотришь на жизнь растений в окне
и дрожишь.

и мысли твои, и мышцы твои
не знают, куда устремиться, и ждут,
покуда им сердце проложит маршрут.

а сердце по венам пустило батут
над пропастью между вон там и вон тут
и прыгает самозабвенно.

* * *

здравствуй, птица, большая, восьмикрылая, финист,
спасибо, что прилетела.

возьми, милая, меня с собою, вынеси из этого тела.

по большому счёту не всё ли равно, с кем я связался,
какие напялил одежды?

лишь бы сам от себя не отвязался, лишь бы верёвочки,
которые меня держат,

не перетёрлись.

* * *

Я весь день пролежал на ладони у снегопада.
Мириады предметов были рады и передавали приветы.
Я не чувствовал разницы между собою и ими.
А когда и если развяжется узелок с душою,
Я пойму, что один не в городе и не в мире,
А в том, для чего нету слов, настолько оно большое.
Есть слова о времени и о месте,
О закономерности и о законе.
Но из всех отверстий земли и неба
Прибывает то, что есть, и то, чего нету,
Прибывают гости на свадьбу безымянного света
Безымянного света и безымянного снега

* * *

МИХАИЛ БЕНЬЯМИНОВИЧ ГРОНАС (род. 19 июня 1970) — поэт, переводчик, филолог.

Родился в Ташкенте. В 1992 году окончил филологический факультет Московского государственного университета, в 2000 году — аспирантуру кафедры славистики Университета Южной Калифорнии (Лос-Анджелес). С 1995 года живёт в США. Преподавал в Тринити-колледже (Хартфорд), в настоящее время ассоциированный профессор Дартмутского колледжа (Гановер, Нью-Гэмпшир).

Переводил стихи и научные тексты с немецкого (Целан, Тракль), французского (Пьер Бурдье) и др.

Автор книг: «Дорогие сироты» (ОГИ, 2002), «Краткая история внимания» (Новое издательство, 2019).

Лауреат премии Андрея Белого (2002), премии «Московский счёт» (2020).

* * *

Стихи Михаила Гронаса

Оригинал текста на странице клуба «Зелёная лампа» ВКонтакте

Назад | На главную

џндекс.Њетрика