Яков Поскребышев. Портрет городского головы

М.С. Судовиков

«Вообще будущность Вятки обещает много хорошего. Нынешний городской голова человек еще молодой, из купеческого сословия, с высшим образованием, как заметно, энергично занят многими крупными для города предприятиями», – писал в конце XIX в. старожил К.И. Клепиков1. Этим молодым и деятельным человеком, душой болевшим за благополучие родного города, был Яков Иванович Поскребышев (1866–1912). Хорошо известный 100 лет назад, ныне он оказался почти забыт, хотя по сей день напоминают о нём его дела.

Для тихой и провинциальной Вятки размах деятельности Я.И. Поскребышева был впечатляющим. С именем этого городского головы связано появление городской электростанции, водопровода, телефонной станции, открытие городской бесплатной библиотеки-читальни им. А.С. Пушкина, Вятского городского попечительства о бедных. Поскребышев всеми силами добивался строительства железной дороги, в конечном итоге соединившей Вятку с северной столицей – Санкт-Петербургом. Его вниманием были охвачены школы и больницы губернского центра. На заседании Думы поднимался вопрос о скорейшем замощении улиц. При нём был устроен бульвар на Николаевской улице. У Якова Ивановича имелось немало и других замыслов по благоустройству губернского центра, по превращению его в крупный торгово-промышленный и культурный центр Русского Севера и Приуралья.

10.jpg 

Городской голова Я.И. Поскребышев.
Вятка. Начало XX в.

Биография Я.И. Поскребышева, этого тёмного блондина среднего роста, не походила на судьбы многих его сверстников, выходцев из купеческого сословия. Будучи сыном купца 1-й гильдии, имевшего кожевенный завод и торговавшего юфтью, и обладая природными способностями к обучению, Поскребышев получил приличное образование: сначала учился в Вятской мужской гимназии, а затем – на физико-математическом факультете Императорского Санкт-Петербургского университета, который окончил с дипломом 1-й степени. Вернувшись в Вятку, Я.И. Поскребышев в 1893 г. становится сверхштатным чиновником губернского акцизного управления, в 1894 г. по указу Правительствующего Сената он утверждается в чине коллежского секретаря, в 1896 г. исполняет обязанности секретаря Вятского губернского акцизного управления. Это учреждение осуществляло заведование косвенными налогами и относилось к местным учреждениям министерства финансов.

Начавшаяся служебная карьера не позволяла Якову Ивановичу реализовывать себя в полной мере. Его энергичная натура, наполненная духом петербургской студенческой жизни, требовала более широкого поля деятельности, и он нашел его – на общественном поприще. С 1895 г. Я.И. Поскребышев с небольшой группой передовой, демократически настроенной интеллигенции издавал газету «Вятский край». Это была первая частная газета в губернии, выходившая три раза в неделю и имевшая большую популярность среди вятчан. Идейным вдохновителем газеты был в прошлом крепостной и ссыльный, выпускник Казанского университета, публицист и земский деятель Пётр Александрович Голубев, а Я.И. Поскребышев являлся её издателем. На страницах «Вятского края» публиковались материалы о жизни крестьян, о развитии народного образования, о прогрессивных деятелях, например, о председателе Вятской губернской земской управы А.П. Батуеве, помещались злободневные фельетоны. После избрания Якова Ивановича городским головой издателем-редактором газеты становится И.А. Желваков. В последующее время по причине оппозиционности издание газеты было приостановлено2.

Дальнейшая жизнь Я.И. Поскребышева была связана со службой в городской Думе. Ввиду незначительности на Вятке дворянства купеческое сословие в органах местного самоуправления издавна занимало ведущее место. Став в 1897 г. гласным Вятской городской Думы, Яков Поскребышев выбирается городским головой, и на эту высокую должность в городском самоуправлении он избирался трижды.

В конце XIX в. Вятка, имевшая 25-тысячное население, крайне нуждалась в деловом и образованном руководителе, способном преодолеть экономическую и культурную отсталость губернского города. Я.И. Поскребышеву предстояло решить вопросы, которые давно назрели, но не находилось энтузиаста, готового к масштабным действиям по преобразованию городского хозяйства. И на пороге ХХ в. такой человек нашёлся. Мы уже отмечали заслуги Я.И. Поскребышева в деле благоустройства города, в строительстве железной дороги, в организации школьного и медицинского дела. «За минувшее четырехлетие, – говорилось в его отчётном докладе на думском заседании 23 февраля 1905 г., – …открыта женская начальная школа, открыто четвёртое отделение при Треповской школе, открыто параллельное отделение при городском училище и назначена довольно крупная субсидия на учреждение в г. Вятке 2-го городского училища, образовано значительное количество стипендий как в высших, так и в средних учебных заведениях»3. За всем этим стояла громадная и упорная работа городского головы, его частые и порой изматывающие поездки в Петербург и Москву по многим архиважным проблемам городского хозяйства.

Для Я.И. Поскребышева был характерен демократический стиль руководства. «Как администратор, – указывалось в 1912 г. в газете «Вятская речь», – Яков Иванович был доступен для всех и входил в нужды просителей без различия их общественного положения»4. Современники запомнили его «крайне вежливым, выдержанным, скромным, своим обращением и видимостью всем симпатичным»5. Поскребышева отличали и такие качества, как целеустремленность и настойчивость. Человек холостой, Яков Иванович целиком отдавал себя службе и общественным делам. Он успевал поучаствовать в работе кружка любителей естествознания, побывать на заседаниях Вятской учёной архивной комиссии. Я.И. Поскребышев играл на рояле и скрипке. Его проекты казались иногда фантастическими, но они тем не менее успешно реализовывались. Городской голова без дела не находился. Воплотив в жизнь один проект, он тут же приступал к реализации другого, несмотря порой на множество препятствий.

Любое крупное дело начиналось с вечных финансовых сложностей. Из-за скудости городского бюджета сметы составлялись с дефицитом, и Поскребышев искал все возможные пути его преодоления. Необходимые денежные суммы восполнялись с помощью займов у горожан. Дума не хотела связывать устройство городских учреждений с концессионерами и обрекать себя на зависимость от них. Однако средств было недостаточно, и поэтому ряд проектов того периода так и остался на бумаге. Я.И. Поскребышев мечтал об устройстве в Вятке трамвайной линии, которая пролегала бы через весь город в направлении от пароходной пристани к железнодорожному вокзалу. Ещё была мечта – соорудить на площади у Александровского сада памятник Александру II – царю, освободившему крестьян от крепостной зависимости. Дума для этой цели решила выделить сумму в размере 1000 руб., но этих денег было явно недостаточно.

Были и другие трудности, с которыми сталкивался вятский городской голова. Его весьма удручала проблема неэффективности городского самоуправления. «Развитию деятельности городского управления во многом препятствует его организация. Слишком незначительный контингент избирателей, ограничение круга ведомства и самостоятельности городского самоуправления лишают его возможности плодотворно работать для удовлетворения запросов населения города», – отмечал он на заседании Думы в феврале 1905 г.6 Это заявление, направленное против действовавшего Городового положения 1892 г., являлось по сути антиправительственным.

В революционный 1905 г. деятельность вятских думцев приобрела ярко выраженную политическую окраску, хотя по законам Дума имела право заниматься только административно-хозяйственными вопросами. Городской голова Я.И. Поскребышев и его коллеги-гласные принимали участие в работе общероссийских совещаний деятелей органов местного самоуправления. Вятские думцы разработали и 18 мая 1905 г. одобрили документ, по которому предлагалось незамедлительно провести в стране коренную политическую реформу7. В нём говорилось о необходимости созыва всесословного представительного собрания, введения избирательного закона, основанного на всеобщем, прямом, равном и тайном голосовании, о необходимости объявления демократических свобод и отмене всех сословных привилегий. В документе шла речь и об отмене смертной казни, о введении всеобщего и бесплатного обучения, о полной самостоятельности органов местного самоуправления и расширении сферы их деятельности, говорилось об отмене выкупных платежей и наделении землей безземельных и малоземельных крестьян, об улучшении положения рабочих, об изменении налоговой системы. Проект этого документа был издан типографским способом. В дальнейшем имя Я.И. Поскребышева значилось в списках вятских кадетов.

Бурная политическая деятельность вятского городского головы вызывала недовольство со стороны местных проправительственных сил. Во время черносотенного погрома в г. Вятке, произошедшего 22 октября 1905 г., толпа разъярённых людей искала Я.И. Поскребышева для расправы над ним. Сам Яков Иванович скрывался в доме гласного А.А. Прозорова, откуда неоднократно звонил губернатору и требовал вызвать войска для установления порядка, но тот медлил. Поскребышев покинул своё убежище на чужой лошади и после встречи с губернатором, когда стемнело, спешно на поезде выехал из города. А.А. Прозоров вспоминал: «Городской голова, подходя первые два раза к телефону, был тверд, как всегда, но, когда шел в третий раз, то ноги его уже подкашивались и он хватался руками за мебель. Так сильно отразился на нем пережитый момент… Оставшись невредимым снаружи, он, тем не менее, пострадал душевно…»8 Остается добавить, что во время черносотенного погрома в Вятке было убито шесть человек и ранено около 30.

В Вятку Я.И. Поскребышев вернулся только через месяц, 28 ноября 1905 г. В этот день было назначено очередное заседание Думы. Яков Иванович извинился перед гласными городского собрания, что не успел ознакомиться с рассматриваемыми делами и сказал, что ему необходимо о многом поговорить с Думой и представить свои объяснения о последних событиях9. Поскребышев, в тот момент несколько растерянный, нашёл у думцев понимание.

В декабре 1905 г. политическая ситуация в Вятке обострилась ещё больше. 1 декабря в городской Думе принимаются депутации от Крестьянского съезда, от служащих Вятской почтово-телеграфной конторы, которые просили об организации городской милиции, выделении помещений для собраний, о моральной и материальной поддержке. Многие гласные Думы сочувственно отнеслись к предложениям депутаций. 8 декабря 1905 г. городская Дума утвердила текст телеграммы Председателю Совета Министров С.Ю. Витте, в которой, в частности, говорилось: «Вятская городская Дума ходатайствует пред Вашим Сиятельством о признании за служащими почты и телеграфа права на образование союзов, об освобождении арестованных и о принятии на службу уволенных служащих, а также об улучшении их материального положения»10.

18 декабря 1905 г., когда в г. Вятке произошло вооружённое столкновение между дружиной Крестьянского союза и силами правопорядка, Я.И. Поскребышев вместе с членом управы А.М. Васнецовым был у городской водокачки, захваченной дружинниками, и вел переговоры, убеждая последних оставить водокачку11. Небезынтересно, что водокачка в это время продолжала работать, и жители Вятки без воды не оставались. К вечеру дружинники сдались.

Постоянное напряжение и переживания, которые испытывал Я.И. Поскребышев особенно в 1905 г., спровоцировали у него болезнь. Яков Иванович, будучи городским головой, попадает в клинику душевных и нервных болезней при Императорской Военно-медицинской академии, где его лечил известный врач В.М. Бехтерев, затем проходил курс лечения в частной клинике. У Поскребышева имелось немало недоброжелателей. Летом 1907 г. по их инициативе было составлено письмо на имя губернатора, в котором выражалось недоверие городскому голове, ему предъявлялись обвинения в «запутывании городского хозяйства», в политической неблагонадежности, в том, что он в своей деятельности учитывал интересы домовладельцев, проживавших в центральной части города12. В скором времени вопрос об отставке Якова Ивановича был решён. В ноябре 1907 г. он уволился со службы по болезни, а обязанности вятского городского головы стал исполнять член управы А.М. Васнецов.

Тяжело болея, Я.И. Поскребышев один не оставался. В Вятке жили его родственники. У него были братья, совместно с которыми он владел кожевенным и клееваренным производствами, лавкой, двумя домами. По воспоминаниям А.А. Прозорова, за два года перед смертью Поскребышев женился на дочери вятского пароходчика Т.Ф. Булычёва, которую любил чуть ли не с самого детства. Александра Тихоновна поехала на Кавказ, где лечился Поскребышев, чтобы обвенчаться с ним. «Я люблю его, не за кого замуж не пойду, буду его сестрой милосердия», – сказала эта заботливая женщина13.

Последние годы Я.И. Поскребышева были весьма трагическими. Он жил «почти без признаков рассудочного человека»14. В 1912 г. в газете «Вятская речь» появилось печальное сообщение: «Яков Иванович Поскребышев скончался 8 ноября в 7 час. утра. Панихида на дому сегодня в 12 час. дня. Вынос тела покойного сегодня же в 4 час. дня, а погребение 10-го в 9 час. утра в Успенском соборе (Трифонова монастыря), о чем семья извещает родных и знакомых»15.

Имя и дела Я.И. Поскребышева еще долго не забывались вятчанами. Не случайно А.А. Прозоров, работая над своими воспоминаниями уже в советский период, назвал Якова Ивановича славным человеком, оказавшим «громадную пользу городу, каковая доселе не удавалась никому»16.

Я.И. Поскребышев являлся одной из самых ярких и заметных фигур в вятском городском самоуправлении дореволюционного периода.

Примечания

1. Клепиков К.И. Сборник статей вятского старожила.— Вятка, 1899. С. 14.
2. Подробнее см.: Сергеев В.Д. Из истории вятских газет. 1837–1917.— Вятка (Киров), 2002. С. 41–50.
3. ГАКО. Ф. 587. Оп. 10. Ед. хр. 9. Л. 113.
4. Вят. речь. 1912. 9 нояб. (№ 248).
5. ГАКО. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 337. Л. 89.
6. Там же. Ф. 587. Оп. 10. Ед. хр. 9. Л. 113 об.–114.
7. Там же. Л. 273–274 об.
8. Там же. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 337. Л. 100 об.
9. Там же. Ф. 587. Оп. 10. Ед. хр. 9. Л. 607.
10. Там же. Л. 679–679 об.
11. Там же. Л. 696–696 об.
12. Там же. Оп. 2. Ед. хр. 274. Л. 32–33 об.
13. Там же. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 337. Л. 90.
14. Там же.
15. Вят. речь. 1912. 9 нояб. (№ 248).
16. ГАКО. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 337. Л. 90.