Вятские корни конструктора

В.К. Семибратов

Говоря о вятских корнях выдающегося инженера-кораблестроителя В.И. Неганова (1899—1978), остановимся сначала на происхождении его не столь уж частой в нашем крае да и вообще в Отечестве фамилии. Они, эти корни, уводят нас в пределы Новгорода Великого и Твери, откуда, как известно, пришли на изначально нерусcкую Вятку первые поселенцы-славяне. Именно там, по данным известного исследователя имен и названий Д.М. Захарова, в XVI—XVII вв. жили Негоновский Меньшик Федорович и помещик Светлый Постник Негоновский1 (подобные сочетания в «Ономастиконе» С.Б. Веселовского не редкость).

«Негоновский» может происходить от названия поместья или населенного пункта Негоново, указывать на живущих в окрестностях Онежского озера или по берегам реки Онеги (из истории известна Обонежская пятина) онежан или онеган. Цепочка: обонежский — онежский — онегоновский — негоновский, приводящая к современным фамилиям Неганов или Онегов, представляется вполне убедительной. Д.М. Захаров также не исключает, что в основе интересующей нас фамилии гипотетически может быть и нехристианское имя Неган.

Возможно, разные варианты одной и той же основы и определили появление фамилий Ниганов, Негинов, Негашев (на ум приходят черногорские правители Негоши), Негонов. Последняя форма встречается в 1629 г. в писцовых книгах Орловского и Котельничского уездов2. В переписных книгах 1678 г. фамилия уже обозначена как Неганов3. Её носители живут в это время, в частности, в Кудинской волости Орловского и Куринской — Котельничского уездов, что даёт основание подумать о возможной связи этих мест. Это уже, вероятно, потом Негановы расселились по другим вятским уголкам, основав две деревни Неганово на землях нынешних Нолинского и Даровского районов (ни того, ни другого населенного пункта сейчас, к сожалению, не существует). Была д. Негановщина и в Котельничском районе.

Самый крупный на сегодня свод вятских фамилий — выпущенная к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне многотомная «Книга Памяти». Она свидетельствует, что более всего Негановых было (и, надо полагать, живет сейчас) на территориях Верхнекуринского (не забудем Куринскую волость!), Драновского и Макарьевского сельских округов Котельничского района. В меньшем количестве встречаются они в областном центре (в справочнике абонентов городской телефонной сети на 2002 г. таковых три десятка), Даровском, Зуевском, Кирово-Чепецком, Лузском, Нолинском и других районах.

В южной части края Негановых более всего в Малмыжском районе — в с. Рожки и находящихся поблизости от него с. Старая Тушка и д. Куженерка. В 1903 г. в последней родился будущий почвовед, преподававший в Кировском государственном педагогическом институте (ныне Вятский государственный гуманитарный университет), Алексей Филиппович Неганов, а также жила замечательная песенница Мария Константиновна Неганова. Именно от нее, 70-летней старушки, в 1984 г. сотрудниками Малмыжского районного краеведческого музея была записана уникальная песня с шуточными характеристиками местного населения. Согласно ее тексту, куженерцы именовались «писарями», жители д. Малые Рожки (примерно в 3-х километрах от Рожков) «чичивисными [с начинкой изчечевицы— В.С.] пирожками», а собственно Рожков (Большие Рожки) — «почтовыми ямщиками». Последнее местные старожилы объясняют так: «…Екатерининский тракт сибирский шел как раз через Рожки. Так там Негановы держали ямщину. Вот весь-от род и всё место ямщиками стали звать»4.

Наш земляк классик отечественной этнографии Д.К. Зеленин предполагал, что Рожки могли основать выходцы из Вятского и Орловского уездов, где в позапрошлом столетии были три поселения, носившие подобное название5. Внимание на то, что в Слободском районе в непосредственной близости друг от друга находятся деревни Рожки и Сунцовы, а в Малмыжском — с. Рожки и д. Сунцово, обратил Д.М. Захаров. Так что, возможно, именно орловско-вятско-слободские рожкинцы и перенесли на свою новую родину названия с детства дорогих сердцу мест, как это нередко бывало на Руси. Возникли же на Дальнем Востоке села Малмыжское и Сарапульское! Вот и на малмыжской земле появились Большие и Малые Рожки, а также два починка с подобными названиями на Сибирском тракте. Именно эти топонимы помогли Д.К. Зеленину объяснить, почему сарапульцы, которые вятскими себя никогда не считали, все население «вятской стороны» называли «рожками вятскими» и «роговьём» (по типу «вятчаньё»)6.

Что же означает само с виду совершенно русское слово «рожки», остается только предполагать. Во всяком случае, не разновидность макаронных изделий и не уменьшительное от «рога» («рожки да ножки»). Д.М. Захаров полагает, что корень слова финно-угорский, тем более что Рожки малмыжские и Рожки слободские находятся в зоне взаимодействия русской культуры с марийской и удмуртской. В языках последних есть слова «розь» (дыра, дырка, прореха), «рёч» (бугор, бугорок), «рожкыд» (хрупкий, маленький), «роч» (русский). Сами жители малмыжских Рожков объясняют название своего села формой его главной, тянущейся по тракту, улицы, но это, конечно, несерьезно.

Удобное и выгодное положение привлекло в Рожки немало переселенцев из исконно вятских мест. Надо полагать, были в их числе и предки будущего знаменитого судостроителя – самого выдающегося из всех известных рожкинцев. А их, кстати, не так уж и мало, о чем отчасти свидетельствует биографический том «Энциклопедии земли Вятской». Попали в «Знатные люди» механик-самоучка, основатель и хозяин чугунолитейного завода в Рожках Авдей Терентьевич Сметанин, заслуженная артистка России, артистка кировского Театра на Спасской Татьяна Дмитриевна Махнева, член Союза писателей России поэт Сергей Петрович Зяблицев, организатор музеев в Малмыжском уезде Александр Иванович Янкин. За пределами словаря, к сожалению, остался священник и богослов, сотрудник сектора Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата по связям с Римско-католической церковью Юрий Петрович Зяблицев (брат поэта), злодейски убитый в 1997 г. в собственной квартире. Рожкинскую школу окончили ныне живущая в селе Светлана Петровна Агачева, автор вышедшей в г. Казани книги стихов, и крупный специалист в области военного машино- и самолетостроения москвич Дмитрий Николаевич Гаркунов.

29 декабря 1899 г. в Рожках в большой крестьянской семье Негановых появился на свет сын Василий. Крестили его в местной Покровской церкви.

Детские годы, воспитание в лучших традициях народной педагогики оказали определяющее влияние на становление личности и характера главного конструктора легендарных кораблей «Ленин» и «Арктика». «Невысокий, подвижный, он заражал проектировщиков, судостроителей своей кипучей энергией, вызывал уважение к себе окружающих доскональным знанием дела», - писал в очерке, посвященном В.И. Неганову, журналист Б. Сорокин7.

Многим из тех, кто впоследствии знал Василия Ивановича, он запомнился как «простой и скромный», «общительный и доступный человек», который «любил людей», с кем «было хорошо и приятно работать», кому «были органически чужды поза, пышные фразы», у кого «всегда хватало мужества и здравого смысла отойти от своего решения, если видел, что оно не лучшее, не оптимальное»8.

Приведённые характеристики взяты из книги, посвященной выдающимся отечественным корабелам. Её автор со слов В.И. Неганова, в частности, пишет, что «дед будущего инженера – заядлый рыбак-любитель – охотно брал с собой внука. Перед рассветом старая лодка бесшумно скользила по реке Вятке. Конспективно рассказывал он о том, как учился. («Очень далекие события!») Сначала — сельская школа. Затем — гимназия в городе Малмыже [в книге: Момыше — В.С.]. Закончить её не успел — 19-летний гимназист добровольно вступил в Красную Армию, прошел дорогами гражданской войны»9.

Демобилизовавшись, почувствовавший тягу к технике В.И. Неганов поступил в политехнический институт в г. Казани, однако тот вскоре закрылся. Стать студентом подобного вуза в Ленинграде парню не удалось. Он начал работать простым рабочим на заводе, затем какое-то время преподавал в школе математику. В г. Мурманске, куда судьба забросила нашего земляка, и определилось призвание В.И. Неганова, приведшее его в Ленинградский кораблестроительный институт.

По окончании вуза, в 1932 г., Василий Иванович поступил в конструкторское бюро Балтийского завода, где возглавил секцию по разработке ледокольных корпусов. Великая Отечественная война прервала исследовательскую работу. Эвакуация в Казань, пребывание в США в составе связанной с закупкой морских судов комиссии стали новыми вехами на жизненном пути конструктора.

После победы над фашистской Германией В.И. Неганов снова в Ленинграде. Здесь в 1953 г. он и возглавил коллектив проектировщиков будущего атомохода, ставшего со временем символом нашего Отечества. Уже через семь лет ледокол «Ленин» совершил свой первый арктический рейс. Он десятилетиями водил за собой торговые караваны, высаживал на лед членов дрейфующих научно-исследовательских станций, помогал метеорологам, гидрологам и другим полярным исследователям.

Заслуги главного конструктора корабля-легенды были оценены присуждением ему высокого звания Героя Социалистического Труда. Вторым детищем доктора технических наук В.И. Неганова стал еще более мощный атомоход «Арктика», построенный в 1966 г.

Скончался славный сын земли Вятской 27 декабря 1978 г., лишь дня не дожив до своего 79-летия.

Примечания

1. Здесь и далее этимологические данные приводятся по устным сообщениям Д.М. Захарова.
2. См.: Книги Котельницкого уезда деревням и починкам и займищам и всяким угодьям оброчным 137 (1629) году писца Афонасья Толочанова да подъячего Андрея Иевлева // ТВУАК. 1909. Вып. 2—3. С. 1—68 (отд. 2, 2-я паг.); Книга писцовая Орлова города с уездом 137 (1629) года / Сообщ. А.А. Спицын // Там же. C. 1—106.
3. См.: Переписная книга церковных посадских дворов города Котельнича и дворов в волостях тяглого и оброчного стана переписи Михайла Петровича Воейкова и подъячего Феодора Прокофьева 186 (1678) года // ТВУАК. 1910. Вып. 2—3. С. 1—152 (отд. 2); Переписная книга посадских дворов города Орлова, тяглых и оброчных деревень и дворов в волостях переписи Михайла Петровича Воейкова и подъячего Феодора Прокофьева / Сообщ. А.А. Спицын // Там же. 1910. Вып. 1. С. 1—123 (отд. 3).
4. Иванова А.А. Песни-прозвища: к вопросу о феноменологии жанра // Герценовские чтения, VIII: Материалы науч. конф.— Киров, 2002. С. 74. Текст одного из вариантов песни, записанный в 1999 г. участниками фольклорной экспедиции МГУ, приведен на c. 73.
5. См.: Зеленин Д.К. Народные присловья и анекдоты о русских жителях Вятской губернии: (Этногр. и ист.-лит. очерк) // Зеленин Д.К. Избранные труды: Ст. по духов. культуре. 1901—1913.— М., 1994. С. 66.
6. Там же. С. 65.
7. Сорокин Б. Главный конструктор атомохода // Киров. правда. 1980. 6 фев. (№ 31).
8. Стволинский Ю. Конструкторы надводных кораблей.— Л., 1987. С. 243.
9. Там же. С. 244.