Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
             

Выставка одной книги

Уважаемые читатели!

В данном разделе можно ознакомиться с одной из книг, которая поступила в Книжную палату в текущем месяце.

В разделе представлено библиографическое описание, краткая информация и изображение книги.

Все новинки месяца вы можете увидеть в разделе «Новые поступления»

Вы можете:

  • Ознакомиться с книгой в Книжной палате (ул. Герцена, 50, каб.216)
  • Дать свою оценку книге, написав рецензию (форма)

Рецензия будет опубликована в читательском клубе «Есть мнение»
Редакционный совет оставляет за собой право провести литературную корректировку текста.

2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018

2019 год

Январь / Февраль / Март / Апрель / Май / Июнь 


Январь

Демаков, Геннадий Петрович. Весна, ветеринар и я : деревенский парнишка о времени и о себе. – Киров : О-Краткое, 2018. – 319 с. : ил.

В документальной автобиографической книге описаны судьбы людей, оказавшихся на изломе XIX – XXI столетий. Сюжетную канву задаёт рассказ автора о себе и о времени, в которое довелось жить. С одной стороны, книга является подробным и точным свидетельством жизни одного человека, жителя небольшого российского города, с другой – любовно собранным и воссозданным по крупицам документом исчезнувшей эпохи. Это история человека, его семьи, малой родины и частица истории нашей страны. Описывая бытовые, самые простые подробности своей жизни, автор – простой «парнишка» из вятской деревеньки, выбившийся в люди благодаря крестьянскому характеру и природному уму, воссоздаёт живую ткань судьбы – внешне обыденной, такой, как у всех, но в то же время уникальной и неповторимой. Но для самого автора гораздо важнее рассказать не о себе, а о тех, кто с ним жил, какими горем и бедами она была наполнена, и что заставляло людей «хоть и вертеться», да не унывать, весной думать о лете, а летом о зиме. Деревни Демаки в Халтуринском районе уже нет на карте – опустела в 2006 году. Из этого скорбного небытия вызволяет автор жителей деревни, называет поимённо. Мы видим, к примеру, физически сильного мужика, делового хозяина Кузьму Андреевича и под стать ему его жену Пелагею. И вместе с автором мы восхитимся тому, как она изумительно искусно умела складывать любую разбитую посуду, так прочно, надёжно и красиво оплетала её берестой, что изделие приобретало вторую длинную жизнь. А, скажем, Глафире Прокопьевне, как и родителям автора, под силу было выкашивать в день до 70 соток. Щедрый Иван Андреевич возвёл колодец так, чтобы любой мог из него напиться или набрать воды – будь то деревенский пацанёнок или чужак-проезжий… Вот так, по крупицам, выкладывает судьбы своих односельчан Геннадий Демаков, а потом примеряет судьбу к судьбе – и уже вырастает вятский характер, характер русского крестьянина: жизнестойкий, жадный до работы, чувствительный к красоте.

Геннадий Петрович Демаков родился в 1938 году в вятской глубинке, в деревне Демаки Халтуринского района Кировской области. С раннего детства автору приходилось надеяться только на себя. В неполные семь лет пошёл в школу, которая находилась в трёх километрах от деревни. Обычно в школу ходили пешком, лишь в сильные морозы и весеннюю распутицу иногда возили на лошадях. В стужу мама или бабушка в каждую варежку клали по горячей картошке в мундире – картошка приятно грела руки, а когда остывала, её съедали. Учёба давалась легко, Генадей, так называла его мама, схватывал всё на лету. Поэтому по окончании школы безо всякого труда поступил в Кировский сельскохозяйственный институт, закончил его с красным дипломом, получив особо почётную в то время на селе профессию ветеринара. И достиг в ней определённого признания: уже через год назначили главным ветврачом Лальского района Кировской области, спустя ещё год – приглашение на работу в Кировский сельхозинститут на кафедру микробиологи и эпизоотологии ветеринарного факультета. Затем аспирантура в Ленинградском ветеринарном институте, защита диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук на тему «Влияние ионизирующих излучений на естественную устойчивость организма к экспериментальному туберкулёзу». Спустя некоторое время после возвращения в Киров Геннадий Петрович возглавил кафедру эпизоотологии и микробиологии сельхозинститута, руководил лабораторией вирусологии, занимался научно-исследовательской работой, трудился над докторской. В лихие девяностые перешёл в Кировский центр стандартизации, метрологии и сертификации, где работал начальником отдела по сертификации продукции животного происхождения до выхода на пенсию.

Много пришлось пережить автору в своей жизни: полуголодное послевоенное детство, вдохнул степную пыль целины, хлебнул радиации и коммунистической морали, проторил свой путь в науку, прошёл вместе со своим поколением через кризисы, испытания и разочарования. И при этом сохранил веру в человека и любовь. Хотя книга и не рассчитана на широкий круг читателей, несомненно, она будет интересна и краеведам, и историкам, и всякому, кто размышляет о своей жизни, судьбе и выпавшем на его долю времени.


Февраль

К 30-летию вывода советских войск из Афганистана

Время выбрало нас... 1979–1989 гг. [Текст] : сборник материалов о воинах-афганцах Тужинского района Кировской области. – Киров, 2019. – 93, [1] с. : ил., портр.

Афганистан (1979–1989) в судьбах зуевчан [Текст] : сборник очерков / авт.-сост. С. Г. Чирков. – Москва : Перо, 2019 (Зуевка : ИД "Нива"). – 74 с. : ил., портр.

Нас со школьной скамьи
Жизнь швырнула в военные будни.
И в далёкий Афган
Попросила поехать страна.
Если честно, то мы
И не знали, что делать там будем,
И не верилось нам,
Что работой здесь станет война…
С. В. Антонов


Любая война – это горе, несчастье, слёзы, это незаживающие душевные раны. Война не заканчивается тем моментом, когда смолкает оружие. Она продолжается в душах тех, кто в ней участвовал. 15 февраля 1989 года последний советский солдат покинул Афганистан, но отзвуки той беспощадной войны остались. Считается, что через Афганскую войну прошло около миллиона наших граждан. Не исключением стала и Кировская область – сотни молодых парней из Кировской области выполняли свой интернациональный долг на территории Афганистана в разное время с 1979 по 1989 годы. Настоящие издания посвящены нашим землякам (тужинцам и зуевчанам), родившихся, живших и живущих сегодня рядом с нами.

«Я был рядовым солдатом, исполнял свой долг… Мне приказывали – я делал», – они не любят рассказывать о службе в Афганистане. Но это не значит, что они забыли о ней. Восемнадцатилетние мальчишки неотступно смотрели смерти в лицо, долгие месяцы ежеминутно были под вражеским прицелом. Они познали горечь потерь боевых товарищей, тяжёлые болезни, нестерпимое пекло и песчаные смерчи. Им знакомы не только безудержная храбрость и отвага, но и чувство безысходности и отчаяния. В свои восемнадцать они видели так много, что груз их жизненного опыта порой оказывался непосильным для людей намного старше. Далеко от родины молодые ребята проявляли мужество и героизм, самоотверженность. Они выполняли свой долг, сохраняли верность воинской присяге. Но какой страшной ценой! Многие «афганцы», прошедшие через ад и кровь, вернувшись к мирной жизни, так и не смогли найти в ней места.

Их воспоминания об Афганистане вызывают боль и в то же время светлые воспоминания о сослуживцах и друзьях, крепкой мужской дружбе, духе сплочённости и ответственности за боевых товарищей. Земляк – это почти что родственник, а на войне тем более, поэтому ребята становились друг для друга как братья. Это помогало молодым солдатам переносить все тяготы, чувствовать в трудные минуты плечо близкого человека. Свободного времени практически не было: боевые задания, ежедневные караулы. Приходилось всё время быть готовыми к бою, так как неприятель рядом тоже не дремал. «Операции» уносили жизни друзей, калечили до неузнаваемости. Их, несчастных, уносили на себе, не оставляли на поругание врагу. Афганская война была очень жестокой, солдаты не знали, кто перед ними: друг или враг. Днём человек мог мило улыбаться, а ночью брал автомат и стрелял в твою сторону. Автоматные очереди, разрывающиеся под ногами бомбы, кишлаки, заполненные вооружёнными боевиками, горная дорога, каждый метр которой таит опасность, глаза раненого друга – всё это всплывает в памяти, всё это живо – будто вчера.

По воспоминаниям солдат, серьёзным испытанием для них стала природа страны с песчаными бурями и палящим зноем, с пятидесятиградусной жарой летом и с двадцатиградусным морозом зимой в горах. Самой главной ценностью в Афганистане считалась вода – её расход строго контролировался. Зачастую с этой целью у бочки с водой стоял часовой. Единственной радостью была почта, которая регулярно доставлялась самолётами из России. Советские утренние газеты уже к обеду прибывали в столицу Афганистана.

Воспоминания о событиях тридцатилетней давности сопровождаются фотографиями из армейских альбомов и фотографиями, свидетельствующими о жизни и делах после Афганистана. Многих участников боевых действий уже нет в живых, но их имена и подвиги должны остаться в памяти земляков.

Вышли из войны как из купели,
И, не доверяя тишине,
Перед жизнью словно оробели,
Разные по возрастам и званьям,
Равные по песням и судьбе,
Формулы, известные заранее,
Снова проверяют на себе.
… И Отчизна, что сказала: надо
Вам побывать в пороховом дыму,
На героев смотрит виновато
И ещё не знает, почему…
Ю. Беличенко

Март

Соловьева, И. А. История российской науки [Текст] : учебное пособие / И. А. Соловьева ; [рец.: М. С. Судовиков, Е. С. Останин] ; М-во науки и высш. образования, ФГБОУ ВПО «Вят. гос. ун-т», Ин-т гуманитар. и соц. наук, Фак. истории, полит. наук и культурологии, Каф. истории и полит. наук. — Киров : ВятГУ, 2019. — 235 с. : ил., фот., портр., репрод., факс., табл. ; 21 см. — Библиогр. в конце лекций. — ISBN 978-5-98228-178-4.

Ирина Абрамовна Соловьёва в учебном пособии даёт понятие научной деятельности: «Наука — это одна из форм общественного сознания. Наука представляет собой сферу человеческой деятельности, задача которой — выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Можно сказать также, что это особая интеллектуальная система знаний, отвечающая критериям объективности, истинности, последовательности, эмпирической проверяемости, логической доказательности. Кратко можно сказать, что наука — это систематизированное знание, подтверждаемое практикой».

Учебное пособие включает в себя программу дисциплины, лекционный материал, рекомендации по подготовке докладов, примерную тематику докладов по открытиям и изобретениям российских учёных, вопросы для подготовки к экзамену. После каждой лекционной темы студентам предлагаются вопросы для самоконтроля, темы докладов, а также список основной и дополнительной литературы.

Программа составлена по 11 темам: от таких, как «Предыстория зарождения науки в России» и «Становление российской науки в XVIII веке» до раздела «Российская наука в годы радикальных реформ (1985–2000-е годы)». Материал книги по темам позволяет увидеть длительный и сложный путь развития российской науки. Автор считает, что «не существует какой-либо чисто национальной науки, однако на формы научного познания оказывают огромное влияние факторы этнические, исторические, культурные и социально-психологические».

Так, в изучении темы «Основные достижения российской науки в XVIII веке» основные акценты сделаны на вопросах по проблемам дифференциации наук в данную эпоху. Изучение «натуральной философии»; становление отечественной медицины; географические экспедиции и их открытия; развитие гуманитарных наук — эти важнейшие отрасли научного знания наиболее активно развивались в России. В 1760-е гг. был написан первый русский учебник географии под названием «Политическая география, сочиненная в Сухопутном шляхетском корпусе для употребления учащегося в оном корпусе шляхетства». Изысканиям и изложению древней истории России посвящал свои труды М. В. Ломоносов; он считается первым критиком «норманнской теории». Одно из принципиальных утверждений учёного гласило: «В составлении Российского народа преимущество славян весьма явствует, ибо язык наш от славянского происшедший, немного от него отменился». При завершении материала по этому периоду автор учебного пособия подчёркивает одно из главных достижений отечественных учёных: латынь перестала быть единственным языком науки в России. А созданная в 1783 г. Академия Российская сконцентрировалась на изучении русского языка и словесности.

В дальнейшем лекционном материале пособия автор представляет значительный вклад российских учёных в мировую науку. Наглядным тому подтверждением названы фундаментальные и прикладные исследования Лобачевского, Чебышева, Василия Петрова, Ленца, Столетова, Яблочкова, Лодыгина, Менделеева, Бутлерова, Василия Струве, Сеченова, Ивана Павлова, Мечникова, Пирогова, Крузенштерна, Лисянского, Беллинсгаузена, Лазарева, Невельского, Семёнова, Пржевальского, Севергина, Карпинского, Докучаева, Тимирязева, Даля, Карамзина, Соловьёва, Ключевского и многих других учёных.

Первыми российскими учёными, удостоенными Нобелевской премии — самой престижной премии за достижения в сфере интеллектуальной деятельности, — стали И. П. Павлов (в 1904 г.) и И. И. Мечников (в 1908 г.) в области физиологии. В вопросах для самоконтроля после лекционной темы «Советские и российские учёные — лауреаты Нобелевской премии» студентам предлагается поразмышлять и дать ответ на интересный вопрос «Чем можно объяснить тот факт, что среди российских учёных — лауреатов Нобелевской премии — подавляющее большинство составляют физики?».

Материалы о развитии российской науки и проектах по её преобразованию в послереволюционной России, в СССР отражаются в таких разделах как «Наука и научное сообщество в первые десятилетия советской власти (1918–1930-е годы)» и «Типологические характеристики советской науки (начало 1930-х — середина 1980-х гг.), а также «Репрессированные науки в СССР». В стране в сложнейшее историческое время революций, войн, «военного коммунизма», новой экономической политики, экономических реформ, политических репрессий, общественно-социальных экспериментов и их последствий судьба науки и конкретных личностей изобилует примерами противоречий власти и науки, эмиграции учёных, идеологическими преследованиями, диспропорциями в финансировании, кадровом и технологическом обеспечении различных отраслей науки. В то же время автор раскрывает колоссальный потенциал научного сообщества и отмечает выдающиеся достижения советских учёных. К концу XX столетия, к началу «перестройки» отечественная наука занимала «весьма прочные позиции в научном мире по целому ряду направлений». Автор отмечает, что по ним «наша страна находилась на сопоставимом уровне с США, Японией, Германией, Великобританией, Францией и Канадой».

«Структура советских научных исследований отражала государственные приоритеты того времени: 2/3 научных разработок было прямо или косвенно связано с оборонным комплексом; 1/4 составляли прикладные исследования в области промышленного производства; около 10% — фундаментальные исследования».

В завершающей лекции «Отечественная наука в период радикальных реформ (1985–2000 гг.)» Ирина Соловьёва рассматривает причины падения продуктивности отечественной науки в постперестроечный период и современные проблемы организации научной деятельности в России, знакомит с дискуссиями и экспертными мнениями о возможных перспективах российской науки.

В целом следует отметить актуальность учебной дисциплины «История российской науки». Знание и понимание истории развития отечественной науки необходимо специалистам, решившим связать свою профессиональную деятельность с педагогической, научной и организаторской работой.


Апрель

Алпатов, А. А. Белая Холуница : история одного названия / Андрей Алпатов. — Киров, 2019. — 404 с. : ил. — 1000 экз. — ISBN 978-5-498-00577-5.

Стоит на реке Белая Холуница, что впадает в реку Вятка, небольшой населённый пункт с таким же названием — Белая Холуница. Расположен он на северо-востоке Кировской области. Вы когда-нибудь задумывались над тем, что обозначает словосочетание «Белая Холуница», что появилось вначале — название реки или населённого пункта? Найти ответы на эти и многие другие вопросы решил уроженец города Белая Холуница доктор экономических наук, профессор, почётный работник высшего профессионального образования Андрей Алексеевич Алпатов.

В настоящей работе рассматриваются разные версии происхождения данного названия, все они носят, скорее, интуитивный, предполагаемый характер. Автор пытается провести глубокий научный анализ с использованием существующих научных методов, излагает его результаты, выводы, новые версии, гипотезы. При этом изучение названия города основывалось, в первую очередь, на топонимике — науке, изучающей происхождение и смысловое значение географических названий. В связи с тем, что название города Белая Холуница, бесспорно, произошло от названия протекающей здесь реки, целью исследования стала история возникновения названия именно реки. При изучении истории реки Белая Холуница автор использовал собственную методику камерального анализа названий гидронимов (методику десяти таблиц), подробное описание которой дано в книге. Результаты комплексного анализа названия Холуница дали возможность исследователю критически проанализировать существующие версии происхождения этого слова, выделить их достоинства и недостатки.

По результатам проведённого комплексного исследования (изучение истории появления первых людей на территории Кировской области и заселения Белохолуницкого района, географический и картографический анализ, лингвистический анализ и анализ фамилий) автором данной работы была предложена своя версия происхождения слова Холуница. Можно считать, что название реки произошло от слова «холуй» (с ударением на первом слоге), которое в древние времена обозначало устанавливаемые поперёк реки плетни, заборы, запруды, рыбные ловушки. Впоследствии данным словом стали называть сами реки и озёра, где имелись такие холуи. В одной и той же местности могло оказаться сразу несколько рек с названием Холуница (надо отметить, что название претерпело некоторые изменения: Холуй, Холуюн, Холюн, Холун). Для отличия рек друг от друга местное население стало давать им дополнительные определения: Малая, Большая, Белая, Чёрная. Название Белая Холуница впервые было зафиксировано на карте Вятской губернии в 1907 году, но лишь в 1928 году полное словосочетание «Белая Холуница» было официально утверждено и стало однообразно отражаться на всех документах и картах Вятского региона.

Помимо Белой Холуницы в книге рассматриваются версии происхождения названий других рек Кировской области, например, таких, как Чепца, Хлыновка. Самым сложным и одновременно интересным вопросом явилось значение слова Вятка. В настоящей работе не ставилась задача глубокого изучения данной темы, но автор посчитал целесообразным привести здесь несколько обнаруженных фактов, связанных с рекой Вяткой.

Прилагаемые перечни использованных источников (многие исторические данные были взяты из материалов государственных архивов), разработанных методик, карт и таблиц могут оказать практическую помощь другим исследователям при выполнении аналогичных работ. Книга будет интересна учёным, студентам краеведам.


Май

300 лет в истории России. Слободской машиностроительный завод : 1719–2019 / [ред. совет: Чашников А. В., Мокерова Н. Г.]. — [Киров ; Слободской : б. и.], 2019 (Киров. обл. тип.). — 238 с. : ил. — 500 экз. — ISBN 978-5-498-00590-4.

1

К 300-летию Слободского машиностроительного завода вышла в свет уникальная книга, которая рассказывает о многовековой истории города Слободского — «300 лет в истории России. Слободской машиностроительный завод». «Вдали от города, на высокой горе, увенчанной лесом и кустарником, вокруг которой извивалась речка, а на речке, на всём её протяжении, шумели мельницы», стоит уникальный завод. Слободской машиностроительный завод за свою трёхвековую деятельность ни разу не останавливался, выпуская значимую для города и России продукцию. Этот завод пятый в России по старшинству со времени основания, это один из первых в российском государстве частных заводов, который действует до сих пор. У завода крепкие корни, богатая история, которая и изложена в настоящем издании.

Триста лет завод жил и развивался вместе с городом и его жителями. Поэтому первая из трёх глав — «История города Слободского в лицах и датах с древнейших времён до начала XX века» — посвящена рассказу о делах дней минувших, когда город занимал ключевые административные, оборонительные, транзитные, промышленные и торговые позиции в Вятском крае. Город Слободской — один из древнейших вятских городов, изначально занимавший ключевую позицию на Вятской земле. Сегодня это город-памятник, который во многом сохранил исторический облик: старинные здания и улицы — это свидетели истории города. История древнего города особенная, самобытная, во многом спорная и пока не изученная, по-разному трактуется учёными и краеведами. Некоторые из трактовок, изложенных на страницах этой книги, иногда выходят за рамки достоверно установленных фактов. Возможно, кто-то усмотрит в них вымысел и мифы. Но город сей такой старинный, что вполне достоин сказок и легенд.

Во второй части речь идёт о династии слободских купцов Бакулевых, которые на протяжении двухсот лет, вплоть до революции 1917 года, управляли колокололитейным заводом. Род Бакулевых был известен с XVI века. В феврале 1557 года царь Иван Грозный именной грамотой наделил Ивашку Бакулева должностью старшины в Сырьянскую волость. В 1599 году упоминается Баженка Бакулев в чине «вятцкого городового прикащика». Впервые об основателе завода Никите Кирилловиче Бакулеве упоминается в переписной книге 1678 года: «Во дворе бобыль Фетка, Федоров сын, Вепрев, бобыль, у него пасынок Микитка, Кириллов сын, Бакулев двух лет». Основание завода связывают с указом Петра I, изданным в 1719 году и дозволявшим «всем, кто только пожелает, руду копати и заводы ставить». На протяжении семи поколений Бакулевы лили замечательные колокола, которые по сей день звучат на Святой горе Афон, Соловках, чудом сохранившихся храмах в разных уголках России. Колокольный период завода закончился в апреле 1918 года, тогда в село Тушка Малмыжского уезда Вятской губернии на пристань Горки был отправлен один медный колокол и железный язык. Производство церковных колоколов стало не нужно революционной России, и оно было закрыто.

В 1918 году завод изменил направление и стал выполнять народохозяйственные планы страны: выпускал обувь для Красной Армии, спортинвентарь, конские косилки, печное литьё, посуду, в годы Великой Отечественной войны делал авиабомбы, солдатские котелки, пряжки, сапёрные лопатки и другие предметы для фронта, в послевоенные годы — товары массового потребления. В 1964 году завод был передан в систему «Сельхозтехника» и преобразован в ремонтно-механический завод. С этого времени в истории предприятия открылась новая страница, которая была ознаменована выпуском необходимых для сельского хозяйства машин и оборудования, научно-техническим прогрессом и ударным трудом рабочих.

Сегодня Слободской машиностроительный завод твёрдо стоит на ногах, входит в первую тройку лучших российских предприятий сельхозмашиностроения. За три века своей истории он прошёл путь от колокольчика до начинённой электроникой техники, его рабочие заложили основу крепости завода и всегда служили укреплению мощи и славы Отечества.

В книге использованы фрагменты русских летописей, трудов и высказываний российских учёных, вятских историков, архитекторов, слободских краеведов, рассказы и воспоминания, публикации из местной прессы. Приводится список владельцев и руководителей завода в XVIII-XXI веках. Книга снабжена большим иллюстративным материалом и рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей Слободской земли и Вятского края.


Июнь

Павлов, Илья Иванович. «Печальна, бледна моя муза...» : избранное / И. И. Павлов (Рыдаев) ; [вступ. сл.: В. Шеин ; рис. Т. В. Переваловой]. — Киров : ВЕСИ, 2019. — 158, [1] с. : ил. — (Таланты земли уржумской). — 150 экз. — ISBN 978-5-4338-0400-5.

Очередная, пятая по счёту, книга серии «Таланты земли уржумской» посвящена жизни и литературному творчеству малоизвестного самодеятельного поэта и новеллиста Ильи Ивановича Павлова (Рыдаева) (1882–1930). Родился наш герой в городе Вятке, но, будучи двухмесячным младенцем, был перевезён в город Уржум, где и провёл всю свою недолгую жизнь. После успешного окончания Уржумского городского училища Илья Павлов 5 августа 1896 года начал свою трудовую деятельность. Всю жизнь он трудился канцелярским работником: секретарём, делопроизводителем, помощником бухгалтера в различных учреждениях города. Нелёгкой была жизнь Ильи Ивановича. Отец рано умер, ослепшая мать не могла что-либо делать по хозяйству, на иждивении единственного мужчины в семье были две младшие сестры Александра и Ольга. К тому же он с юношеских лет болел туберкулёзом лёгких. Может именно поэтому в творчестве поэта много грусти и печали.

Бывают минуты, как сумрак унылый
На сердце тоска упадает
И долго, сжимая невидимой силой,
Его и гнетет, и терзает.
И с трепетом тайным угрозу немую
Душа без протеста внимает,
Бороться не мысля, беду роковую
Смиренно к себе поджидает.

Спасение поэт ищет в вере в Бога, к нему он обращается в трудные минуты, просит даровать здоровья, радости и счастья. В молитве он видит утешение и надежду. Болезнь, постоянная нужда, несчастная безответная любовь частенько тяготили Илью Ивановича, но он не сдаётся, наперекор всем напастям живёт и любит, работает, сочиняет стихи и пишет прозу. Поэтический дебют Рыдаева (такой псевдоним выбрал себе юный автор) состоялся в 1900 году, когда его стихотворение «Весна» было опубликовано в Приложениях к «Вятским губернским ведомостям». Позже он публиковался в различных губернских и столичных изданиях («Вятский вестник», «Вятская речь», «Нева», «Юный пролетарий Урала», «Уральский охотник», «Охота и рыбалка» и др.). С 1900 по 1904 год он поместил в газетах и журналах около пятидесяти своих стихотворений, только в газете «Голос Вятки» почти тридцать стихов.

Ранее произведения Павлова (Рыдаева) не выпускались отдельным изданием. Здесь же под одной обложкой собраны избранные произведения Ильи Ивановича — стихотворения, былины, легенды, песни, баллады, рассказы. Свои произведения автор посвящает темам любви, природы, своей нелёгкой судьбе. В былинах, легендах и балладах обращается он к истории Руси, России, рассказывает о сильных духом и смелых героях, об их мужественных поступках.

Вперед, донцы, под наше знамя,
Туда, где льется наша кровь
И где грозы военной пламя
Сынам России светит вновь.
Туда, где, вспомнив время славы,
В дыму, в огне пороховом,
Опять парит орел двуглавый
Над дерзким, бешеным врагом.

Любовь к охоте и рыбалке описана в прозаических произведениях, таких как, например, «Александр “очень просто”», «Липовый сазан», «“Начальника милиции” припустил», «Бесцветная артель». С большим знанием пишет Рыдаев о своих увлечениях, замечательной природе и богатом животном мире родного уржумского края — на эту тему у автора больше всего произведений. По воспоминаниям дочери поэта Веры Ильиничны, отец очень любил природу, в ней он находил успокоение, забывал о своём недуге.

Мы славим реку, и вечернюю тень,
И месяц, что скоро весь мир озарит.
И стройно в безгранный небесный простор
Несется бесхитростный гимн рыбаков.
И эхо от дальних, в мгле скрывшихся гор,
Приносит нам отзвук исчезнувших слов.

Сердечные переживания, встречи и расставания, безысходная тоска послужили написанию любовной лирики. В ней мы видим грусть, мечты о грядущей радости, надежду на новые встречи. Чувство поэта так сильно, что он готов сделать для возлюбленной всё, что угодно. В стихах много женских портретов, в них помимо внешних черт показаны характеры, чувства и эмоции героинь.

Уйди, оставь, меня ты не полюбишь.
Я знаю сам — не создан для любви,
Со мной, не лгу, ты дни свои погубишь,
А с ними вместе и мои.

Стихи печатаются в хронологической последовательности, частично сохранена авторская орфография. В оформлении использованы фотографии из семейного альбома наследников Ильи Ивановича Павлова.