Чувство Родины в современной русской прозе

Чувство Родины в современной русской прозе

Информационно-библиографический отдел

Р2
Б 95
2164615 аб 2165054 оф 2164992 аб 2165897 аб 2175511 аб
Быков, Д. Л. Июнь : роман : [18+] / Дмитрий Быков. – Москва : Редакция Елены Шубиной : АСТ, 2017. – 507, [1] с. – (Проза Дмитрия Быкова).

Быков, Д. Л. Июнь : роман Многогранное и бесконечно разнообразное творчество Дмитрия Львовича Быкова устроено таким образом, что любой разговор о новом его произведении приходится волей-неволей начинать с множественных отрицаний. Нет, «Июнь» не такой длинный, как «ЖД». Не такой короткий, как «Эвакуатор». Не такой сырой и рыхлый, как недавний «Маяковский». Не такой странный, как «Квартал». Не эссе и не лекция. Нет, не в стихах. Но одними отрицаниями обойтись невозможно, поэтому следует, наконец собраться с силами и сказать: «Июнь» – лучшее из написанного Быковым со времен «Пастернака» и определенно самый совершенный его художественный текст – самый продуманный и выстроенный, виртуозно сочетающий в себе сюжетность с поэтичностью, а легкость – с драматизмом и пугающей глубиной.

Если говорить о конструкции, то »Июнь» – не традиционный монороман, но триптих, все три части которого практически автономны. Формально их объединяет время концовки (сюжет каждой завершается в ночь на 22 июня 1941 года), а для большей прочности они скреплены одним общим эпизодическим персонажем – светлым советским ангелом, шофером по имени Леня. 

Мир конца 30-х, созданный Быковым, удивительно целостен и гармоничен. Так и тянет назвать его «уютным» – в том же примерно смысле, в котором может показаться уютной душная атмосфера больничной палаты или тюремной камеры. Это живой, теплый, затхлый и узнаваемый мир из рассказов наших бабушек и дедушек, счастливо переживших ту эпоху. Быков почти нигде не унижается до прямых и потому банальных аллюзий, и его тридцатые – это именно тридцатые. Ничто в романе не выглядит нарочитой карикатурой на наши дни – и именно поэтому читать «Июнь» по-настоящему жутко. 

Отсутствие «фиги в кармане», отказ от многозначительного подмигивания позволяет с особой ясностью увидеть зловещее сходство между ожиданиями и страхами героев Быкова и нашим собственным завороженным ожиданием великого взрыва, который одновременно освободит нас от зла и станет нашей расплатой за соучастие в нем. Однако ожидающая нас буря, убежден Быков, фальшивка, пустышка, гроза без дождя, не приносящая облегчения. «Все ждут: ну, сейчас будет Содомская Гоморра! А будет максимум еще одна европейская война, и посмотрю я на них на всех…» – впроброс кидает один из персонажей, и, похоже, именно в этом скрыт самый страшный – и самый глубинный – смысл «Июня».

В романе Быкова есть немало потайных сокровищ – и стихи (явные в первой части и скрытые в третьей), и множество легко угадываемых исторических прототипов, и даже невероятного качества и напряженности сексуальные сцены – большая редкость для удивительно неловкой в этом смысле современной русской литературы. Но все же именно колдовская, страшная, как заклинания бесноватого Крастышевского, смысловая подкладка, обнажающая связь между сталинской эпохой и нашими днями, делает «Июнь» Дмитрия Быкова книгой по-настоящему выдающейся, заслуживающей самого пристального читательского внимания.

Галина Юзефович
URL: https://meduza.io/feature/2017/09/02/luchshiy-roman-dmitriya-bykova-iyun



Р2
В 18
2168327 аб 2167905 чз 2180442 аб
Варламов, А. Н. Душа моя Павел : роман взросления : [18+] / Алексей Варламов. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2018. – 381, [1] с. – (Проза Алексея Варламова). – Содержит нецензурную брань.

Варламов,  А. Н. Душа моя ПавелАлексей Варламов – прозаик, филолог, автор нескольких биографий писателей, а также романов, среди которых «Мысленный волк». Лауреат премии Александра Солженицына, премий «Большая книга» и «Студенческий Букер». 1980 год. Вместо обещанного коммунизма в СССР – Олимпиада, и никто ни во что не верит. Ни уже – в Советскую власть, ни еще – в ее крах. Главный герой романа «Душа моя Павел» – исключение. Он – верит. Наивный и мечтательный, идейный комсомолец, Паша Непомилуев приезжает в Москву из закрытого секретного городка, где идиллические описания жизни из советских газет – реальность. Он чудом поступает в университет, но вместо лекций попадает «на картошку», где интеллектуалы-старшекурсники открывают ему глаза на многое из жизни большой страны, которую он любит, но почти не знает. Роман воспитания, роман взросления о первом столкновении с реальной жизнью, о мужестве подвергнуть свои убеждения сомнению и отстоять их перед другими.



Р2
В 18 2142918 чз
Варламов, А. Н. Мысленный волк : роман : [16+] / Алексей Варламов. – Москва : Ред. Елены Шубиной : АСТ, 2015. – 508, [2] с. – (Новая русская классика).

Варламов, А. Н. Мысленный  волкРоман «Мысленный волк» Алексей Варламов считает «личной попыткой высказаться о Серебряном веке». Писатель выбрал один из самых острых моментов в российской истории – «бездны на краю» – с лета 1914-го по зиму 1918 года. В нем живут и умирают герои, в которых угадываются известные личности: Григорий Распутин, Василий Розанов, Михаил Пришвин, скандальный иеромонах-расстрига Илиодор и сектант Щетинкин; мешаются события реальные и вымышленные. Персонажи романа любят – очень по-русски, роковой страстью – спорят и философствуют о природе русского человека, вседозволенности, Ницше, будущем страны и о... мысленном волке – страшном прелестном звере, который вторгся в Россию и стал причиной ее бед... Роман вошел в шорт-лист премии «Большая книга».



Р2
В 62
2148921 аб 2148922 аб 2151682 аб 2161191 аб 2149532 оф
Водолазкин, Е. Г. Авиатор : роман : [16+] / Евгений Водолазкин. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2016. – 410, [2] с. – (Новая русская классика).

Водолазкин, Е. Г. АвиаторГерой романа «Авиатор» – человек в состоянии tabula rasa: очнувшись однажды на больничной койке, он понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего – ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, дачное детство в Сиверской и Алуште, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, влюбленность в авиацию, Соловки… Но откуда он так точно помнит детали быта, фразы, запахи, звуки того времени, если на календаре – 1999 год?..



Р2
В 62
2174437 аб 2174951 аб 2177074 аб 2177540 аб 2179607 аб 2179230 чз 2184174 аб
Водолазкин, Е.Г. Брисбен : роман : [16+] / Евгений Водолазкин. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2018 (макет 2019). – 410, [1] с. – (Новая русская классика).

Водолазкин, Е.Г. Брисбен Главный герой Глеб Яновский – музыкант-виртуоз – на пике успеха теряет возможность выступать из-за болезни и пытается найти иной смысл жизни, новую точку опоры. В этом ему помогает… прошлое – он пытается собрать воедино воспоминания о киевском детстве в семидесятые, о юности в Ленинграде, настоящем в Германии и снова в Киеве уже в двухтысячные. Только Брисбена нет среди этих путешествий по жизни. Да и есть ли такой город на самом деле? Или это просто мираж, мечтания, утопический идеал, музыка сфер?

Одна из важнейших черт книги – ее интимное и прежде не знакомое читателю звучание. 1964 год, Киев – время и место рождения Глеба Яновского. И... Евгения Водолазкина, который по странному совпадению также окончил школу с углубленным изучением украинского языка и впоследствии уехал в Петербург. Будучи книгой личной, «Брисбен» – и это следует подчеркнуть – автобиографическим романом не является. Как отмечает сам автор, ассоциировать Яновского с ним не стоит.

Вместе с героем книги мы проходим знаковые события эпохи: застой, перестройка, путч, Майдан. Чтобы помочь читателю найти ответ, повествование предлагает два временных среза – прошлое и настоящее. В отличие от »Лавра», в »Брисбене» нет скачка между XV и XX веками: оба среза романа укладываются в диапазон одной жизни – это прошлое и настоящее героя-музыканта. Однако этот период шире, чем кажется, ведь настоящее всегда тянет за собой прошлое, а прошлое – бесконечно и колоссально.

Главный герой борется с болезнью и пытается найти иной смысл жизни, новую точку опоры, которая даст надежду. Лейтмотивом романа является многократно повторенная в нем фраза душевнобольного немца Франца-Петера: «Жизнь – это долгое привыкание к смерти».

Вот как автор говорит о названии книги: «К городу Брисбену, как и положено, роман не имеет никакого отношения, иначе я не назвал бы его так. Брисбен – это символ того, что находится на другой стороне земного шара, цель мечтаний, усилий, которая, конечно же, недостижима. Вообще это история современного успешного музыканта, который потерял возможность выступать и ищет новый смысл жизни. Прежде у него все было направлено на успех, на то верхнее ’’фа’’, которое он взял, но ему приходится признать, что смысл жизни не заключается в этой верхней точке». (Интервью радио Sputnik) Полностью отрицать существование Брисбена и в целом Австралии герои книги не рискуют. Вслед за Джеймсом Куком, они не исключают, что, возможно, откроют для себя и такую территорию. В отличие от будущего, отсутствие которого им кажется очевидным.



Р2
И 20
2139349 аб 2163370 аб 2144641 оф
Иванов, А. В. Ненастье : роман : [18+] / Алексей Иванов. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2015. – 637, [2] с. – (Новый Алексей Иванов).

Иванов, А. В. НенастьеЦентральный герой «Ненастья» — ветеран-афганец, простой водитель Герман Неволин по кличке Немец. Маленький человек, который ради любимой женщины, чтобы развеять ненастье в своей и её душе, решился на ограбление. Поскольку через его историю происходит описание множества разных людей, с которыми был знаком Неволин, а также событий, растянутых во времени, в которых Немец так или иначе принимал участие в качестве рядового персонажа или свидетеля. Повествование перескакивает из 2008 года в »лихие 90-е», давая обширную панораму тех лет —  от развала СССР до »нулевых». Одна из глав и вообще перенесёт читателя в восьмидесятые, остановившись на небольшом эпизоде войны в Афганистане. Такое, почти эпическое, описание очень характерно для исторической прозы Алексея Иванова.

В «Ненастье» Иванов создаёт на основе реальной истории свою собственную мифологию. В этом романе он показывает период 90-х по-своему, подробно разбирает многие мифы эпохи: бандитские группировки, беспредел, рэкет, приватизацию и прочее. Когда-то писатель так же подробно исследовал мифы Перми Великой.

На этот раз действие происходит не на настоящей территории, а в вымышленном городе Батуеве, где отставной ушлый «прапорщик с мозгами генерала» организовал большой Союз ветеранов Афганистана под названием «Коминтерн», объединивший всех, в чьих душах оставила след эта страшная война. Сплочённый «афганской идеей» «Коминтерн» стал в 90-е сильной «то ли общественной организацией, то ли бизнес-альянсом, то ли криминальной группировкой». «Афганская идея», деятельность Союза ветеранов Афганистана и дрязги внутри него проходят красной нитью через весь роман. Иванов с упоением и мощью описывает масштабные и дерзкие акции бывших «афганцев», вроде разгона стихийного рынка на пустыре с целью организации подконтрольного «Коминтерну» рынка. Чрезвычайно эмоциональна глава, рассказывающая о заселении членами Союза и их семьями двух жилых домов вопреки запретам администрации города. А чего стоит сцена разгрома штаб-квартиры «Коминтерна»!..

«Ненастье» — это не только роман о лихих девяностых. Как и полагается большому и сильному произведению искусства, эта книга —  о людях. Лихих и тихих. О преступниках и законопослушных. Бессовестных рвачах и благородных разбойниках. Но в душе каждого из них живёт ненастье: «хмарь на душе, которая горит» и ведёт к бесконечному несчастью.



Р2
К 85 2147857 аб
Крюкова, Е. Н. Русский Париж : роман / Елена Крюкова. – Москва : Время, 2014. – 574 с. : ил. – (Серия «Самое время!»).

Крюкова, Е. Н. Русский ПарижРусские в Париже 1920-1930-х годов. Мачеха-чужбина. Поденные работы. Тоска по родине – может, уже никогда не придется ее увидеть. И – великая поэзия, бессмертная музыка. Истории любви, огненными печатями оттиснутые на летописном пергаменте века. Художники и политики. Генералы, ставшие таксистами. Княгини, ставшие модистками. А с востока тучей надвигается Вторая мировая война. Роман Елены Крюковой о русской эмиграции во Франции одновременно символичен и реалистичен. За вымышленными именами угадывается подлинность судеб.



Р2
М 22
2057423 чз 2058798 аб 2058799 аб 2058800 аб
Мамлеев, Ю.В. Русские походы в тонкий мир : эссе ; повесть / Мамлеев Ю. В. – М. : АСТ : Зебра Е, 2009. – 255 с.. – Содерж. : Наедине с Россией : повесть.

Мамлеев, Ю.В. Русские  походы в тонкий мирНАЕДИНЕ С РОССИЕЙ
...Арсений Русанов. Учился он в аспирантуре на философском факультете и МГУ. Выпивал, но в меру. Любимый мыслитель у него был Репе Генон, любимые писатели Гоголь и Достоевский. Самыми загадочными историческими персонажа­ми являлись для него Александр Македонский, полководец, и Андрей Платонои, писатель. Единственное, что по-настоящему мучило Русанова, – эго судьба ею страны. Вне ее он не мыслил себя.

И хотя в последнее время он чувствовал некоторое облегчение, дым удушья, идущий от XX века, заволакивал его сознание, проникая в самые глубокие и тайные уголки. Его охватывал ужас при мысли о гибели России...

МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ОБРАЗ РОССИИ
...Итак, наши цель – увидеть и понять тот образ России, который сложился в русской литературе, и в особенности в поэзии, на уровне интуитивного, по­рой мистического прозрения. Речь идет о прозрении относительно духовной сущности России в целом и глубинной связи между человеком и его Родиной. Таким образом, это некое внутреннее, духовное видение России, видение того, что казалось скрытым от внешнего глаза.

Надо отметить, что именно литература, поэзия в частности, обладает спо­собностью проникать в самые глубокие уровни реальности, открывать то, что норой закрыто даже для философии. Эту метафизическую способность поэзии проникать в невидимые, скрытые истины хорошо знали древние...



Р2
П 58 2090385 аб
Попов, В. Г. Все мы не красавцы : [для сред. и ст. шк. возраста] / Валерий Попов ; [ил. Л. Шмелькова]. – Москва : Самокат, 2012. – 160 с. : ил., рис. – (Родная речь / сост.: И. Берштейн).

Попов, В. Г. Все мы не красавцы Автор рассказывает о своем герое (школьнике, затем студенте и, наконец, молодом инженере) весело, но заботы этого героя – самые настоящие: отношения с одноклассниками, первая любовь, поиски призвания. И все на фоне улиц, проспектов и переулков, скверов и бульваров, дворов и домов родного города Ленинграда (Питера). Легко, без занудства и морализаторства Попов показывает, как важно быть человеком, чувствовать и любить жизнь, не оглядываясь на других – простые незамысловатые истины искусно вплетены в повествование и приправлены петербургским колоритом. Все мы не красавцы, это правда, но ведь так даже интереснее жить. Представляете, если бы все кругом были идеальными? Скукота, да и только. Книга получилась очень тонкая и взрослая. Ведь все мы когда-то были детьми и все стали взрослыми.



Р2
П 76 2146245 аб 2176700 оф
Прилепин, З. Обитель : роман : [16+] / Захар Прилепин. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2015 . – 746 с. – (Захар Прилепин: проза).

Прилепин, З. ОбительСоловки, конец двадцатых годов. Последний акт драмы Серебряного века. Широкое полотно босховского размаха, с десятками персонажей, с отчетливыми следами прошлого и отблесками гроз будущего – и целая жизнь, уместившаяся в одну осень.

Величественная природа – и клубок человеческих судеб, где невозможно отличить палачей от жертв. Трагическая история одной любви – и история всей страны с ее болью, кровью, ненавистью, отраженная в Соловецком острове, как в зеркале. Мощный метафизический текст о степени личной свободы и о степени физических возможностей человека. Это –роман Захара Прилепина. Это – «Обитель».



Р2
Ш 65 2162688 аб
Шишкин, М.П. Письмовник : [роман] / Михаил Шишкин. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2016 [т. е. 2015]. – 412, [1] с. – (Эксклюзивная новая классика).

Шишкин,  М.П. ПисьмовникВ романе «Письмовник», на первый взгляд, всё просто: он, она. Письма. Дача. Первая любовь. Но судьба не любит простых сюжетов. Листок в конверте взрывает мир, рвется связь времен. Прошедшее становится настоящим: Шекспир и Марко Поло, приключения полярного летчика и взятие русскими войсками Пекина. Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время. Это роман о тайне. О том, что смерть – такой же дар, как и любовь.



Р2
Я 90 2179611 аб 2179728 аб
Яхина, Г. Ш. Зулейха открывает глаза : [роман : 16+] / Гузель Яхина ; [предисл. Людмилы Улицкой]. – Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2019. – 508, [1] с. – (Проза Гузель Яхиной).

Яхина,  Г. Ш. Зулейха открывает глазаЗимой 1930 года у татарской крестьянки Зулейхи убивают мужа, а ее саму раскулачивают и отправляют по каторжному маршруту в Сибирь. Тридцать ссыльных оказываются брошенными в глухой тайге без пищи, крова и теплой одежды. Неграмотные крестьяне и ленинградские интеллигенты, «деклассированные элементы» и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши – все они отстаивают у суровой природы и безжалостного государства свое право на жизнь. Зулейха находит в себе силы пройти через все испытания, главное из которых – испытание Любовью и Прощением. Чтобы выжить, нужно любить – даже если это любовь к злейшему врагу. Чтобы выжить, нужно простить: себя, других, свою судьбу – страшную, и свою родину – жестокую. Даже саму историю, в которой, как и в каждой человеческой жизни, так мало справедливости...



Р2
Я 90 2178839 аб 2179612 аб
Яхина, Г. Ш. Дети мои : роман : [16+] / Гузель Яхина ; [предисл. Е. Костюкович]. – Москва : Редакция Елены Шубиной : АСТ, 2019. – 493, [2] с. – (Проза Гузель Яхиной).

Яхина, Г. Ш. Дети  мои«Дети мои» – роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий «Большая книга» и «Ясная Поляна» за бестселлер «Зулейха открывает глаза». Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах – российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность. «В первом романе, стремительно прославившемся и через год после дебюта жившем уже в тридцати переводах и на верху мировых литературных премий, Гузель Яхина швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. А теперь она погружает читателя в холодную волжскую воду, в волглый мох и торф, в зыбь и слизь, в Этель–Булгу–Су, и ее “мысль народная”, как Волга, глубока, и она прощупывает неметчину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. В сюжете вообще-то на первом плане любовь, смерть, и история, и политика, и война, и творчество...»








Поделитесь с друзьями