Возрастное ограничение 12+
Режим работы библиотеки Версия для слабовидящих английская версия ВКонтакте Фейсбук Ютьюб Инстаграмм
 

Новости
Календарь событий
О библиотеке
Ресурсы
Издательская деятельность
Почетные читатели
Читателям
Коллегам
Наши партнёры
Гостевая книга
Форум
Контакты
Конференции — 2019
 
Электронный каталог
Электронная доставка документов
Спроси библиотекаря
Продление онлайн
Комплектуемся вместе
Библиотека предлагает
Книжный киоск
Списанные книги
Вятская книга года

Результаты голосования «Читательские симпатии»
***

Итоги конкурса «Гуманитарная книга—2018»

***

III Кировский областной детско-юношеский литературный конкурс «Авторы — дети. Чудо-дерево растёт»

***

IV межрегиональный общественно-педагогический конкурс «ЗЕМСКИЙ БУКВАРЬ» 2018–2019 гг.

***

Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

***

Конкурс «Моя история»
Программа проведения обучающих занятий

Возобновлено приобретение новых книг на портале «ЛитРес»

***

Летний режим работы отделов библиотеки

***

2 августа (пт.) в 18:00 – Бегство от меланхолии. Фортепианный вечер Софии Хоробрых (Вюрцбург, Германия)

***

6 августа – Открытая Япония. Ю. Полякова о поездке по «Стране Восходящего Солнца»

***

22 августа — День романтики в Герценке — 2019

***

27 мая - 30 августа
Конкурсно-развлекательная программа для детей на время летних каникул

Рекомендуем к просмотру

***

Из новых поступлений

20 ИЮНЯ 2019 ГОДА
(четверг)

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ СТИХОВ ФАЗИЛЯ ИСКАНДЕРА

«Звёздный камень»
(М.: Время, 2019)

И ВСТРЕЧА С МАРИНОЙ ИСКАНДЕР,
ДОЧЕРЬЮ ПОЭТА И ПИСАТЕЛЯ

Инициатор встречи — Культурный центр Фазиля Искандера — Искандер-центр
(г. Москва)


НАЧАЛО В 17:30

Библиотека им. А.И. Герцена (ул. Герцена, 50)

Арт-центр (новое здание, 3 этаж)

ВХОД СВОБОДНЫЙ

Во время встречи можно будет приобрести сборник стихов «Звёздный камень».


Искандер, Фазиль Абдулович. Звёздный камень. — М. : Время, 2019. — 288 с. — (Серия: Поэтическая библиотека)

Название книги взято из стихотворения Фазиля Искандера «Тютчев» («...И странен стих, как звёздный камень, с небес упавший на ладонь»)

Из аннотации к книге:

Этот сборник стихов Фазиля Искандера составила его вдова Антонина Хлебникова-Искандер, попросив издательство выпустить книгу к 90-летию писателя. Почему именно стихи? На то есть несколько причин, о них Антонина Михайловна рассказывает в своей вступительной статье к сборнику. Возможно, главная и самая личная из них стала названием статьи: «Я выходила замуж за поэта». Это вовсе не означает, что с годами Искандер перестал писать стихи — просто его замечательная проза сильно их потеснила. А стихи все равно рождались в промежутках между романами и рассказами — такие же емкие и афористичные, как в юности, но уже не просто умные, а мудрые. Отличие между этими понятиями определил сам Искандер в одном из интервью: «Умный понимает, как мир устроен. Мудрый умудряется действовать вопреки этому».

Антонина Хлебникова-Искандерз предисловия к книге):

Решившись составить для издания сборник стихов Фазиля Искандера, я сначала просто хотела одного: напомнить читателям, что он не только великолепный прозаик — заслуженно широко известный и у нас в России, и в мире (около сотни книг издано за рубежом), — но и большой, сильный поэт. И вдруг при отборе стихов я столкнулась с проблемой невозможности что-то выбрать, а что-то «утаить» от читателя. Я не могла найти четких критериев отбора. При всем разнообразии тематики стихи эмоционально равно захватывали и не отпускали, не уступая друг другу — малые ли, большие, поэмы, баллады... Наконец я решила взять за основу выбора следующее.

Во-первых, представить те стихи, которые Фазиль сам читал со сцены или в дружеских застольях.

Во-вторых, включить в сборник стихи, которые много лет исполнял в своих программах наш друг, прекрасный чтец, народный артист России Рафаэль Клейнер.

...В-третьих, убедившись в бескомпромиссности, даже смертельной жесткости, трагичности больших поэтических вещей Искандера, я решила представить только одну из них — «Балладу о свободе».
Эта страна, как огромный завод,
где можно ишачить и красть.
Что производит этот завод? Он производит власть.
И как бы в противовес ей дать одну светлую — необычную, оригинальную поэму о ребенке «Малыш, или Поэма света». Смею заверить, ни один мужчина-поэт этой темы никогда не касался. Не осмеливался даже к ней подступиться.

...И наконец, в-четвертых: я включила в сборник переводы Фазиля из Редьярда Киплинга — «Балладу о Западе и Востоке» и «Заповедь». ...Тема Запада и Востока для Фазиля была глубинно, потаенно очень значимой.

...После всех перечисленных соображений о составе этой книги добавлю, что стихи даются не в хронологическом и не в тематическом, а в вольном, почти случайном порядке. Так любил Фазиль. Сам он под стихами дат не ставил. И считал, что при чтении лучше не уходить в однотемность, а переключаться.

И еще одно мое личное решение: первым в книге я поставила стихотворение «Язык», в котором Фазиль с таким спокойным достоинством объясняет свое присутствие в русской литературе.

Не материнским молоком,
Не разумом, не слухом,
Я вызван русским языком
Для встречи с Божьим духом.

Чтоб, выйдя из любых горнил
И не сгорев от жажды,
Я с ним по-русски говорил,
Он захотел однажды.

Отсюда:


ЧТО ЧИТАТЬ:


ВИДЕО:

Дмитрий Гасин о книге стихов Фазиля Искандера «Звёздный камень»:

Больше, чем любовь. Фазиль Искандер и Антонина Хлебникова. Больше, чем любовь

Фазиль Искандер в программе «Соседи»

«Сюжет существования»: документальный фильм к 85-летию Фазиля Искандера


ФАЗИЛЬ АБДУЛОВИЧ ИСКАНДЕР (1929–2016) — прозаик, поэт, журналист и сценарист. Родился 6 марта 1929 года в Сухуме в семье бывшего владельца кирпичного завода, выходца из Ирана, по происхождению — перса. В 1938 году отец будущего писателя был депортирован из СССР, с тех пор Искандер больше никогда отца не видел. Воспитывался родственниками матери-абхазки в селе Чегем.
Окончил русскую школу в Абхазии с золотой медалью. Пытался поступить на философский факультет МГУ, в итоге стал студентом Библиотечного института, после трёх лет обучения перевёлся в Литературный институт им. А. М. Горького, который окончил в 1954 году.

Работал журналистом в Курске и Брянске. В 1956 году стал редактором абхазского отделения Госиздата.

Начинал как поэт, первая книга стихов «Горные тропы» вышла в Сухуми в 1957 году. С 1960-х годов печатался в журнале «Юность». Прозу писал с 1962 года. Известность к писателю пришла в 1966 году после публикации в «Новом мире» повести «Созвездие Козлотура». В 1979 году участвовал в создании неподцензурного альманаха «Метрополь», после чего испытывал проблемы с публикацией своих произведений в СССР.

Главные книги: роман-эпопея «Сандро из Чегема», эпос «Детство Чика», повесть-притча «Кролики и удавы». Также популярны повести «Человек и его окрестности», «Школьный вальс, или Энергия стыда», «Поэт», «Стоянка человека», «Софичка», рассказы: «Тринадцатый подвиг Геракла», «Начало», «Петух», «Рассказ о море», «Дедушка» и другие произведения.

Роман-эпопея «Сандро из Чегема», полный текст которого состоит из 32 глав и почти 1100 страниц, был урезан советской цензурой на две трети. В журнале «Новый мир» (1973, № 8–11) были фрагментарно опубликованы выдержки из романа, полный текст вышел в США в издательстве «Ann Arbor», в 1979 и 1981 годыыы. В СССР издан полностью в трёхтомнике в 1989 году. Роман включает в себя цикл новелл о старом дяде Сандро из горной кавказской деревни, образ которого близок персонажам абхазского фольклора.

Жанр произведений Искандера определяется литературоведами как «магический реализм». Его книги переведены на десятки языков мира.
Сам писатель восхищался поэзией Александра Пушкина и Иосифа Бродского, прозой Фёдора Достоевского и Ивана Тургенева.
Фазиль Искандер — лауреат Государственной премии СССР («Сандро из Чегема», 1989), Бунинской премии (2013) и др. С 1962 года жил в Москве.

Скончался от острой сердечной недостаточности 31 июля 2016 года у себя на даче, в подмосковном Переделкино на 88-м году жизни.

Источник


***

Жизнь — неудачное лето.
Что же нам делать теперь?
Лучше не думать про это.
Скоро захлопнется дверь.

Всё же когда-то и где-то
Были любимы и мы.
И неудачное лето
Стоит удачной зимы.

Лето

Першит от влажной соли в глотке.
А ну, ещё один рывок!
Я пришвартовываю лодку,
Я выхожу на старый док.

Вокруг хохочущее лето.
Мальчишек славная орда.
От наслаждения, от света
Лениво щурится вода.

Над поплавками, свесив ноги,
Усевшись поудобней в ряд,
Пенсионеры, как йоги,
Сомнамбулически молчат.

А это что? На солнце нежась,
Лежит девчонка над водой.
Её обветренная свежесть
Прохладой дышит молодой.

Девчонка, золотая жилка,
Отчаянная несудьба,
Твоя монгольская ухмылка
Ещё по-девичьи груба.

Другому нянчиться с тобою,
На перекрёстках сторожа.
А я бросаюсь в голубое,
Где стынет медленно душа.

Ныряю. Скал подводных глыбы,
Знакомый с детства тайный лаз.
У глаз мелькнул какой-то рыбы
Не очень удивлённый глаз.

Над сваей ржавой и зелёной
Я гроздья мидий отыскал.
Сдирая до крови ладони,
Срываю мидии со скал.

Но вот, как бы огретый плёткой,
Выныриваю по прямой,
Швыряю раковины в лодку
И отдыхаю за кормой.

Огромный, добрый и солёный,
Из голубых, из тёплых вод
Промытым взором освежённый
Мир незахватанный встаёт.

Глазами жадно обнимите
Добычу мокрую ловца!
Напоминает груда мидий
Окаменевшие сердца.

Но, створки жёсткие раздвинув
Прямым охотничьим ножом,
Я, к небу голову закинув,
Глотаю мидии живьём.

Ещё останется на ужин,
На летний ужин у крыльца,
В конце концов, не без жемчужин
Окаменевшие сердца.

Рождение человека

Дикарь в лесу бананы ел,
Рукой прокорм прикрыв сурово.
И жадно на него глядел
Младенец племени чужого.

Младенец чмокал, как во сне,
Дикарь и сам как бы спросонок,
Но равнодушно не вполне
Подумал: голоден ребёнок.

Держаться крепче надо впредь
Законов племени и веры.
Ребёнка хочется жалеть,
Хоть он не из моей пещеры.

Тогда невидимый огонь
Влетел в него, сорвавшись с неба.
И он ребёнку ткнул в ладонь
Прообраз будущего хлеба.

Ребенок ел. Он дал ещё.
Чему-то смутно удивился.
И вдруг подумал: хорошо...
И человек на свет явился.

Художники

На морду льва похожая айва,
Какая хмурая и царственная морда!
Впервые в жизни я подумал гордо:
Чего-то стоит наша голова!

Мы обнажаем жизни аромат.
Всё связано — и ничего отдельно,
И творческая радость не бесцельна,
Когда за нами люди говорят:

"Мы связаны. Природа такова.
На свете любопытного до чёрта!
На морду льва похожая айва,
Какая мудрая и царственная морда!

Дикие гуси
Гусь выбился из птичьих сил,
и с горя гусь заголосил.
Он начал падать вниз комком,
а гуси в небе шли гуськом...
Густ вновь бы крылья распростер,
да у него один мотор,
он отказал, он вдруг заглох,
и вместо юга —
ягель-мох
и лед ручья
острей ножа...
Не вышел гусь из виража.
Над ним собратья дали круг.
Но с ним остался верный друг,
или отец,
а может, сын,
или одна из тех гусынь,
что заменяет юг любой
одной собой...
Одной собой.

***

Эта страна, как огромный завод, где можно ишачить и красть.
Что производит этот завод? Он производит власть.
Власть производит, как ни крути — хочешь, воруй и пей!
Ибо растление душ и есть — прибыль, сверхприбыль властей.
И вещество растленных душ (нация, где твой цвет?)
Власти качают для власти, как из кита спермацет.
Как время крестьянам погоду ловить — самая благодать! —
Как время женщину удержать и время с женщиной рвать,
Так, думаю я, для каждой страны есть исторический миг...
Встань за свободу и стой стоймя! Не устоял — не мужик.
Мы прозевали время свое, прошляпили, протрепав.
В этой стране всё зыбко плывет, даже тюремный устав.
Мы припозднились, гоняя дымы, вина, шары, чаи,
Глянул в окно, а там давно гниют, фашизея, свои.

Толпа

Толпа ревела: — Хлеба! Зрелищ!
И сотрясала Колизей,
И сладко слушала, ощерясь,
Хруст человеческих костей.

Уснули каменные цирки,
Но та же мутная волна,
Меняя марки или бирки,
Плескалась в наши времена.

Народ с толпою путать лестно
Для самолюбия раба,
Народ, толпящийся над бездной,
История, а не толпа.

И в громе всякого модерна,
Что воздает кумиру дань,
Я слышу гогот римской черни,
В лохмотьях пышных та же рвань.

Все было: страсти ширпотреба
И та нероновская прыть,
Попытка недостаток хлеба
Избытком зрелищ заменить.

Но даже если хлеба вдосталь,
Арены новой жаждет век.
А в мире всё не слишком просто,
И не измерен человек.

Но из былых каменоломен
Грядущий озирая край,
Художник, помни: вероломен
Коленопреклоненный рай.

Совесть

Дарвина великие старанья,
Эволюции всемирная волна.
Если жизнь — борьба за выживанье,
Совесть абсолютно не нужна.

Верю я — в картине мирозданья
Человек — особая статья.
Если жизнь — борьба за выживанье,
Выживать отказываюсь я.

Есть бессовестность, конечно, но не это —
Тянут люди трепетную нить —
Неизвестному кому-то, где-то
До смерти стараясь угодить.

Кто создал чудесный этот лучик,
И кого он не пускает вспять?
Погибали лучшие из лучших,
Чтобы этот лучик не предать.

Говорить, конечно, можно много,
Многое понятно между строк.
Совесть есть, друзья, реальность Бога,
И реальность совести есть Бог.

***

Я не знал лубянских кровососов;
Синеглазых, дёрганых слегка.
Ни слепящих лампами допросов,
Ни дневного скудного пайка.

Почему ж пути мои опутав,
Вдохновенья сдерживая взмах,
Гроздья мелкозубых лилипутов
То и дело виснут на ногах?

Нет, не знал я одиночных камер
И колымских оголтелых зим.
Маленькими, злыми дураками
Я всю жизнь неряшливо казним.

Господи, все пауки да жабы,
На кого я жизнь свою крошу,
Дай врага достойного хотя бы,
О друзьях я даже не прошу.

Причина Бога

Когда сквозь звёздный мир, натужась,
Мы прорываемся подчас,
Пространственный и честный ужас,
Как в детстве, настигает нас.

Куда втекает эта млечность?
Что за созвездием Стрельца?
Где бесконечности конечность?
Что за конечностью конца?

Но беспредельные просторы
Рождают беспредельный страх.
И, как слепец рукой опоры,
Опоры ищем в небесах.

Тогда душевное здоровье
Всевышний возвращает нам.
Вселенная — его гнездовье,
В огнях далеких мощный храм!

И бездна не грозит, ощерясь,
И нам не страшно ничего.
Он так велик, что даже ересь
Живёт под куполом его.

Дом Бога высится над нами,
Мы в краткой радости земной
Защищены его стенами
От бесконечности дурной.

Ежевика

С урочищем зелёным споря,
Сквозь заросли, сквозь бурелом,
Река выбрасывалась в море,
Рыча, летела напролом.

А над рекою камень дикий,
Но даже камень не был пуст.
В него вцепился ежевики
Расплющенный зелёный куст.

Почти окованный камнями,
Он молча не признал оков,
Своими тонкими корнями
Прожилья камня пропоров.

...Не без опаски, осторожно
Я ветку тонкую загнул
И гроздья ягоды дорожной
Тихонько на ладонь стряхнул.

На солнце ягоды горели,
Голубоватые с боков,
Они лоснились и чернели,
Как лак на панцире жуков.

...Ты человек. Но поживи-ка!
И выживи. И много дней
Живи, как эта ежевика,
Жизнь выжимая из камней!



Поделитесь с друзьями



Герценка: Вятские записки | Книжные памятники | Героическому советскому народу | Детская книга военного времени | Центр экологической информации и культуры | Книжная палата | Научно-исследовательский центр регионоведения | Краеведение на Вятке | Центр научной информации по культуре и искусству | Вятские книголюбы | Краеведческий четверг | Зелёная лампа | Библиотеки Кировской области | Кировское отделение ООО «Союз писателей России» | Библиотека предлагает
Яндекс.Метрика
E-mail: cpi@herzenlib.ru; Web-мастер: it@herzenlib.ru
Телефоны для справок: (8332)76-17-41, (8332) 76-17-33; Факс: (8332)76-17-21
Адрес: 610000, г. Киров, ул. Герцена, д. 50

© Кировская областная научная библиотека им. А. И. Герцена
При использовании материалов, размещённых на этом web-сайте, ссылка на источник обязательна.