Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Сорокин Владимир

САХАРНЫЙ КРЕМЛЬ: РОМАН
(М.: Астрель: АСТ, 2008, 329 с.)

 

Можно сказать, что «Сахарный  Кремль» - это продолжение предыдущего романа-антиутопии Владимира Сорокина «День опричника». Для тех, кто не принимает творчества Сорокина, - это ещё один пасквиль на нашу Родину. Для тех, кто действительно видит опасные тенденции в сегодняшней России, - это предупреждение, высказанное умным человеком, талантливым писателем и болеющим за судьбу своей страны гражданином.

Благодаря фантазии писателя, мы оказываемся в России 2028 года. Она представляет собой странное зрелище. Побеждена Смута Красная, Смута Белая, Смута Серая. От врагов внешних возводится Стена Великая, а внутренних, которых становится всё больше, государевы опричники «на куски рвут». Стену к Пасхе закончат, завершится программа «Великая Русская Стена», и наступит в России счастливая жизнь.

Кремль, символ России, поменял свой цвет: ещё отец нынешнего государя Василия Николаевича его побелить приказал. Газ кончился. У всех в Москве печи. В русской печи обед готовят, ею отапливаются даже живущие в 16-этажных зданиях. Ведь государь объявил  «великую экономию газа драгоценного». При этом квартиры москвичей набиты китайской электроникой: зубные щётки, расчёски, домашние роботы, «дальнеговорухи» (мобильные телефоны) – всё это китайского производства.

 В школе изучают китайский язык. Живут по Домострою: секут жён и детей розгами, детей за двойки ставят на горох, все молятся, соблюдают православные обряды. Запрещено  употреблять иностранные слова. Говорят на русском языке XV- XVI веков и каком-то новоязе. Санкт-Петербург переименован в Свято-Петроград, Интернет в интерда, мобильный телефон – в дальнеговоруху. Министерства называются управами, обед – харчеванием и т.д. Лифты по праздникам не работают – не велено управой городской. В лавках сигареты только отечественные – «Родина», «Россия». Выходит газета «Русь».

Всё большую роль в стране играет Тайный Приказ. Процветает доносительство, даже дети втянуты в это. Ведь государь изрёк: «Великое дело порождает и великое сопротивление. Если внешним врагам уготовано в бессильной злобе грызть гранит Великой Русской стены, то внутренние враги России изливают яд свой тайно». Людей арестовывают ни за что, на допросах в переполненной Лубянке применяются образованными следователями самые новейшие средства выбивания признаний: уколы с лекарством, превращающим человека в стеклянного, и он готов признаться в чём угодно. После этих высокотехнологических пыток его клеймят раскалённой кочергой, как в Средневековье.

Перед нами симбиоз самых одиозных и страшных черт нашей прошлой истории с новейшими техническими достижениями. Государь действует по принципу «разделяй и властвуй». Опричники, стрельцы и бойцы Тайного Приказа – прообраз будущего ФСБ. Ведь по мере укрепления и расцвета государства преступников не становиться меньше, и нужен новый «обруч, чтобы стянуть страну». Этот обруч и есть Тайный Приказ.

Если «День опричника» посвящён, в основном, показу жизни опричнины в новом государстве, то в новой книге Сорокин показывает разные слои общества: и зеков - строителей Стены, которых за невыполнение плана наказывают розгами; и убогую жизнь сельчан, которые задушены государственным тяглом (налогами), и, по существу, вернулись к натуральному хозяйству. Дома, в избе взбивают сметану и сдают её на продажу, спят вместе с телятами, но при этом у всех «дальноговорухи». Автор показывает жизнь актёров, писателей, андеграунда, «посадских людей» (городских жителей) при этом новом устройстве  государства. Все они только внешне принимают этот порядок: внутри у них зреет недовольство, гнев, желание мести за погубленных родственников и друзей. Скоро, скоро  будет бунт, «бунт бессмысленный и беспощадный».

«Сахарный Кремль» - это книга-предупреждение. Сорокин высветил некоторые тенденции современности, показал их выпукло, остро, подчас очень жёстко и обидно для российских властей, но к этому неравнодушному мнению они обязаны прислушаться во благо нашего многострадального народа, если они действительно озабочены его благополучием так, как говорят и провозглашают.

Юлия Резник,
сотрудник библиотеки им. А.И. Герцена

 

Из романа Владимира Сорокина «Сахарный Кремль»:

«Вышла Марфуша во двор, сердце колотится. А по двору из всех шести подъездов уж дети нарядные идут. Тут и Зина Большова, и Стасик Иванов, и Саша Гуляева, и Машка Моркович, и Коляха Козлов. С ними вышла Марфуша на Большую Бронную. А по ней уж другие дети идут — десятки, сотни детей! На Пушкинской площади на Тверскую свернула Марфуша — вся Тверская детьми заполнена. Шагают дети по Тверской в сторону Кремля толпою огромной.  Взрослых в толпе совсем нет, не положено им.  Они свои подарки уже получили.

По краям толпы детской — конные стражники порядка движутся. Идёт Марфуша в толпе. Бьётся сердце её, замирает от восторга. Всё медленнее движется река детская, всё больше в неё детей вливается с улиц да переулков. Вот и Манежная площадь. Перешла её Марфуша с толпою вместе. Ещё шаг, ещё, ещё — и на брусчатку площади Крас­ной ступил сапожок Марфушин. Двигается толпа медленным шагом, ползёт, как гусеница огромадная. Красная площадь под ногами Mapфуши. Дух всегда захватывает от этой площади. Здесь награждают героев России, здесь же казнят врагов её. Миг — и зазвенели куранты на башне Спасской: шесть часов! Остановилась река детская, замерла. Смолк гомон. Погасли огни вокруг. И наверху, на облаках зимних лик Государя огромный высветился.

- ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДЕТИ РОССИИ! - загремело над площадью.
Закричали дети ответно, запрыгали, замахали руками. Запрыгала и Марфуша, Государем любуясь.Улыбается он с облаков, смотрят глаза голубые тепло. Как прекрасен Государь Всея Руси! Как красив и добр! Как мудр и ласков! Как могуч и несокрушим!
- С     РОЖДЕСТВОМ     ХРИСТОВЫМ,  ДЕТИ РОССИИ!
И вдруг, как по щучьему веленью, сквозь облака, сквозь лицо государя тысячи шариков красных вниз опускаются. И к каждому шарику  коробочка блестящая привязана. Ловят дети коробочки,  подпрыгивают,  тянут  шарики  к себе. Хватает Марфуша шарик, опустившийся с неба, притягивает к себе коробочку. Хватают коробочки дети, рядом с ней стоящие.
- БУДЬТЕ  СЧАСТЛИВЫ,  ДЕТИ   РОССИИ! — гремит с неба.
Улыбается Государь. И исчезает.

Слезы восторга брызжут из глаз Марфуши. Всхлипывая, прижав коробочку к шубке своей цигейковой, движется она с толпой к Васильевскому спуску мимо храма Василия Блаженного.  И как только посвободнее в толпе становится, нетерпеливо раскрывает коробочку блестящую. А в коробочке той — сахарный Кремль! Точное подобие Кремля белокаменного! С башнями, с соборами, с колокольней Ивана Великого.  Прижимает Марфуша Кремль сахарный к губам, целует, лижет языком на ходу...

Поздно вечером лежит Марфуша в своей кроватке, зажав в кулачке липком сахарную Спасскую башню. Уютно и Марфуше под одеялом стёганым, и башне сахарной в кулачке деви­чьем. Токмо вострие башни с орлом двуглавым из кулачка выглядывает. Светит луна в окно заиндевелое, блестит на сахарном орле двуглавом. Смотрит Марфуша на орла, сахаром поблёскивающего, и наливаются усталостью веки её. Большой был день. Хороший. Радостный.

Празднично было вечером в семье Заварзиных: поставили сахарный Кремль на стол, зажгли свечи, разглядывали, разговоры вели. А потом достал папаша молоточек да и расколол Кремль на части — каждую башню отдельно. А Марфушенька башни кремлевские родным раздавала: Боровицкую — отцу, Никольскую — маме, Кутафью — деду, Троицкую — бабке.  Оружейную башню на семейном совете ре­шили не съедать, а оставить до рождения бра­тика Марфушиного. Пусть он её съест да сил богатырских наберётся. Зато стены кремлев­ские, соборы и колокольню Ивана Великого сами съели, чаем китайским запивая...

Веки смыкая, забирает Марфуша орла двуглавого в рот, кладёт на язык, посасывает.
Засыпает счастливым сном.
И снится ей сахарный Государь на белом коне…».

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями