Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Мария Ботева

2 октября 2008 года в гостях у литературного клуба «Зелёная лампа» была молодой вятский автор Мария Ботева.

И.Н. Крохова, руководитель клуба: «Как мы вышли на эту тему? Некоторое время назад Анатолий Семёнович Василевский, старейшина нашего клуба, порекомендовал мне обратить внимание на повесть «Что касается счастья (Ехать умирать)», опубликованную в журнале «Новый мир», 2006, № 6. «Очень интересный автор, наша землячка и пишет о Вятке». Узнав, что Мария проживает в Кирове, мы сразу загорелись идеей пригласить её к нам в клуб. И сегодня мы рады видеть её у нас в гостях.

Немного об авторе, кто такая Мария Ботева? К сожалению, Маша больше известна в Москве, чем у себя на родине, в Вятке.

Мария Ботева (1980) родилась в Кирове. Окончила факультет журналистики Уральского университета, факультет литературного творчества Екатеринбургского театрального института (драматургия, семинар Николая Коляды). Работала журналистом в различных изданиях. Публиковалась в журналах «Новый мир», «Урал», «Октябрь», «Воздух», «ZAART», «TextOnly», на сайте «Молодая русская литература», в «дебютовских» сборниках. В 2005 году в издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга сказок «Световая азбука. Две сестры, два ветра».

Мария – лауреат молодёжной премии «Триумф» (2005), финалист национальной детской литературной премии «Заветная мечта» (2005-2006),  трижды её произведения  входили в лонг-лист премии «Дебют» (2002, 2004, 2005), причём в 2005 году она вышла в финал и, по словам писателя Евгения Попова, не победила лишь потому, что накануне стала лауреатом молодёжного «Триумфа».
В настоящее время Мария живёт в Кирове, работает журналистом в газетах «Педагогические ведомости», «Я расту».
В начале нашего вечера я хочу предоставить слово тем, кто дружит с Марией, знает её по совместным творческим проектам.

В.В. Злобин, гл. режиссёр Кировского театра кукол: «Моё знакомство с Машей произошло в 2004 году. Ко мне пришла молоденькая девушка, этакий «медвежонок», и заявила – «Мы хотим делать в Кирове  театральный фестиваль». Поговорив с нею, я выяснил, что цели их благородны, ясны, прозрачны и совпадают с нашими.  Мы, действительно, хотели этот фестиваль сделать, но, к сожалению, жизнь внесла свои коррективы. Наше знакомство с Машей продолжалось, она показала мне свои работы, наброски, вместе мы даже начали сочинять пьесу для детей  «Сбежавшие человечки» - о правилах дорожного движения. И до сих пор мы продолжаем дружить, к тому же Мария как журналист очень помогла мне в непростой личной ситуации.
Я не всё читал у Марии, но то, что успел, показалось мне очень интересным. Тема, которую она поднимает в своих произведениях, человек в поисках счастья, - это, на мой взгляд, замечательно. Я очень рад, что у меня есть такой друг, и я рад вам её представить».

В.А. Старостин, краевед: «Вчера к нам в Вятку приезжали диверсанты – «литературный экспресс» с писателями на борту. Был я на этой встрече писателей с читателями. Это ужас… А вот сегодня я шёл на встречу как на Встречу, навстречу с настоящим. Слава богу, что рождаются такие люди как Мария, которые пишут, и пишут хорошо. Когда мне дали её тексты, я замер… настолько это было всё родное, узнаваемое. Это чувство у меня уже было, когда я читал Платонова, Сашу Соколова. Мария в поэме «Что касается счастья» описывает Вятку, но это не совсем та Вятка, которую мы знаем, это какой-то другой, мифический город. Хочу сказать спасибо автору, и преподнести от себя  подарочек. Это родовая грамота, в ней  - все Ботевы, когда-либо проживавшие на вятской земле и их родовые обереги. Желаю Марии и дальше продолжать в том же духе!»

Т.К. Николаева, поэт: «Я вчера не была на встрече с писателями «литературного экспресса», но все кого встречаю – отзываются об этом мероприятии нелестно. Я помню во времена нашей молодости подобные писательские акции, но тогда в них было хоть какое-то содержательное наполнение. Что касается Марии Ботевой: самое главное в литературе – это сама литература, «мясо», тексты. У Марии  я слышу авторское дыхание. Читая некоторые её миниатюры, ловишь себя на мысли: «Да ведь я сам так думал, а почему-то не написал!» Есть у Маши и вещи далёкие мне, но даже в них, повторяю, присутствует авторское дыхание.  Мне приятен собеседник, он думает о жизни, и неважно, что наши мысли могут не всегда совпадать. Это и есть суть литературы. Если со мной разговаривает человек, и он жаждет со мной поделиться своими мыслями, я ему благодарна. Два вечера подряд я сидела на диване, мне было приятно общаться с автором. Но к концу второго вечера, скажу честно, всё же захотелось уже чего-то другого».

И.А. Василевская, лингвист, преподаватель, ВятГГУ: «В произведениях Марии очень естественная речь, на мой взгляд, это чувство естественности достигается  только кропотливой работой над текстом. Глаз ни за что не цепляется, нет лишних слов, слов не к месту. Чистый русский язык – это такая редкость и радость. В связи с этим у меня возник вопрос к автору. Как Вы, Мария, работаете над текстом? Много ли мараете? Ваш способ работы, как долго подбираете слово, часто ли заменяете слова, фразы?

М. Ботева: «Всегда по-разному, но если фраза сразу звучит в голове, то, как правило, я уже ничего не меняю».

Т.К. Николаева: «Ещё такой вопрос. Пишите Вы на бумаге от руки или на компьютере?»

Ю.Ионушайте, подруга героини: «Можно я отвечу за Машу.  Маша – моя подруга, мы вместе учились, и я была невольным свидетелем, как происходит этот процесс творчества. Она пишет на всём, что попадается  под руку: это может быть альбом, лист, вырванный из тетради, компьютер, - не важно. Причём Маша очень спокойно относится к своим записям. У меня до сих пор сохранились листочки, которые я «выловила» из мусорного ведра в студенческом общежитии».

М. Ботева: «Обычно я пишу отдельными кусками, печатаю, раскладываю тексты и определяю порядок: что за чем следует,  что-то вычёркиваю, что-то добавляю. Иногда проверяю на слух, как звучит текст».

А.И. Смоленцев, литератор: «А хочу заметить, что у автора работа идёт не только на бумаге, важнее внутренняя работа, внутренняя редактура».

И.А. Василевская: «Ваш любимый автор, который внутренне Вам созвучен? На кого вы ориентированы?»

М. Ботева: «Петрушевская. Последние несколько лет, как правило, осенью я перечитываю «Слово о полку Игореве» и литературу о нём. Начала как-то читать Платонова «Чевенгур», но не смогла – очень жёсткий пресс языка. То же самое с Сашей Соколовым; «Палисандрию», «Школу для дураков»  не дочитала до конца. Петрушевская – сама близкая мне писательница».

А.И. Смоленцев: «В наше время объективно важное и значимое событие событием не является. Кто-то из наших вятских мелькнёт на центральном ТВ и это многократно отыгрывается на местном уровне. А публикацию Марии в «Новом мире» (событие!) никто в Вятке и не заметил. Такова печальная реальность наших дней. Смотрю я на автора и мне интересно и тревожно. Государство должно поддерживать не только эксперименты, но и таких авторов как Мария. Важно, чтобы она знала -  читатель у неё есть».

Г.К. Макарова, сотрудник библиотеки им. А.И. Герцена: «Сегодня уже говорили об интонации, авторском дыхании, и даже Мария упомянула, что она часто проверяет на слух написанное. У меня просьба: прочтите что-нибудь. Хочется услышать авторскую интонацию».

М. Ботева: «Я прочту то, что уже читала.»

Т.К. Николаева: «Здорово…»

И.Н. Крохова: «А сейчас мне хотелось бы предоставить слово нашим гостям из Кирово-Чепецка. Одно то, что они каждый раз приезжают к нам на заседание из другого города – стоит уважения!»

А. Александрова, студентка филфака ВятГГУ: «Я как начинающий филолог сегодня стараюсь читать лишь то, что мне действительно интересно, и отбрасываю всё, на мой взгляд, не стоящее времени и внимания.  Сейчас у меня в ежедневнике записано  – М. Ботева «Моя биография…», «Мороженое в вафельных стаканчиках», «Так само». Её тексты – это очень простое, детское, ясное чтение. Вчера я тоже была на встрече с писателем В. Головачёвым, который приехал к нам с «литературным экспрессом». Два часа он говорил только он,  диалога с читателями не получилось. Писатели умчались в «неведомые дали», не оставив следа. Всё познаётся в сравнении, мне гораздо интереснее и важнее, что происходит здесь и сейчас, в моём городе, в моей семье. Это как раз то, о чём пишет Мария. Мне было очень приятно познакомиться с этим автором».

Т.С. Александрова, инженер-химик: «Я была ошарашена, как Вы, Мария, сегодня прочли свой текст! Мне захотелось умыкнуть его прямо сейчас! У меня горло перехватило, когда Вы читали. Я совершенно отчётливо ощутила сожаление о том, что у меня нет такого брата».

И.Н. Крохова: «Мы уже захвалили Машу. Критика тоже нужна автору».

А. Кожихова: «Давайте я скажу про Марию плохое. Мы вчера с мужем впервые за 7 лет семейной жизни  подрались. И причиной нашей драки стали тексты Марии Ботевой. Каждый хотел прочитать их первым. Спасибо вам, Маша, за это».

В.А. Старостин: «Мария –  умный человек, я очень ценю её тексты. Но ей 28 лет, скоро закончится этот период её жизни и начнётся что-то другое. Сегодня в её текстах только то, что у неё внутри. Но  ведь есть ещё и земной шар, и мир, который рядом. Я хочу услышать от Марии, надо ли впускать в свой мир, то, что рядом? Для тебя это возможно? Тебя интересует то, что рядом? Хотела бы ты об этом писать? Что меня ещё поразило сегодня: я ведь думал, что будет аншлаг, здесь места не будет. А собралось лишь четыре десятка человек. Если и на это не идут...»

Т.К. Николаева: «Согласна, все тексты Марии – это очень личное. Но я оцениваю это как абсолютно положительный факт. Так давно не было не просто о себе, а о своих переживаниях, «болячках». Разве в её тексте о брате нет жизни, которая рядом? Там есть всё: и брат, и семья, и город, и страна. Живой, трепещущий  кусок жизни, давно такого не читала. В таком казалось бы, скупом тексте я вижу живого человека, со всеми его проблемами; совершенно отчётливый человек встаёт передо мной».

И.Н. Крохова: «Я думаю, когда-нибудь войдёт и это «рядом». Действительно, когда я читала, мне приходили мысли, которые озвучил Василий Андреевич. Где же люди и мир, который окружает тебя?»

А.И. Смоленцев: «Я хотел бы спросить у Аристова Андрея. Вы оба молодые, начинающие авторы, вместе работали в газете. Что ты думаешь о текстах Марии, ведь вы очень разные с ней?»

А. Аристов, журналист, поэт: «Мария – замечательный журналист. На её публикации всегда был живой отклик читателей. Это не были рядовые заметки. А что касается прозы… Её язык тяжёл для меня. Я вязну в нём как муха. Казалось бы, такие же мысли есть и у меня, и строй их таков же; но когда я пишу, я стараюсь подстраивать их, делать более «удобными»  для читателя. С таким непростым языком будет ли у Маши широкой читатель? Всё-таки это не классический язык».

А. Павлов, юрист: «Я хотел бы поделиться своим впечатлением от прозы Марии. Безусловно, её тексты  написаны своеобразно и самобытно. Но поскольку я текст воспринимаю визуально, то, что я вижу. Текст состоит из коротких фраз и предложений, и в момент чтения невольно возникают паузы. В это время у читателя появляется большой простор для фантазии, для того, чтобы додумать, у каждого возникают свои образы, порой очень разные.  Что я ещё заметил: автор противопоставляет себя миру. Я воспринимаю это положительно. Что мне не понятно. Я не могу так думать, как пишет автор, всё-таки я любитель классического текста. Непонятно, зачем делать текст таким скупым, таким трудным для восприятия?
Очень понравилось о брате, здесь содержание органично вплетено в форму текста. Что мне ещё напомнили тексты Марии? Предложения из 1-2 слов, использование словечек их разговорной речи – так общаются в «аське». Но там простые предложения – необходимость. А чем вызвано это упрощение текста у Марии. Возникает вопрос, автор делает это намеренно или ему так удобно? Я знаю два вида чтения: первый, когда человек мыслит образами, и, второй -  аналитический способ, когда читатель оценивает и форму, и содержание текста. Я сторонник второго, поэтому не всегда воспринимал текст Марии. Зачем так писать?»

В.А. Старостин: «Да, чувствуется юридическая подготовка…».

Кто-то из присутствующих: «Странно получается, проза Марии Ботевой ближе и понятнее старшему поколению, чем  её ровесникам».

М. Ботева: «Я хочу объяснить, почему я пишу так. Этот вопрос мне задавали не раз. Я думаю, что надо стремиться к единству формы и содержания. Когда автор берёт сложную тему, например, сознание современного человека или те вопросы, которые рождены XX веком, (войны, концлагеря и т.п.), то порой невозможно передать этот обжигающий, нечеловеческий опыт с помощью обычного языка. Это не работает, нужна другая форма и другой язык. И автор пытается найти способ адекватно отобразить то, что его волнует. Мне кажется, что когда пишешь короткими предложениями, повторяешь фразы несколько раз, читатель невольно останавливается, у него появляется возможность задуматься над смыслом написанного: «может быть не всё так просто, как мне кажется». Язык нас удерживает, помогает передать непростые, а порой и страшные вещи адекватно. Например, сказки для детей я пишу совсем по-другому, другим языком».

А.Павлов: «Ответ понятен. Чтение, да и вся наша жизнь – это разговор, диалог с автором, собеседником. От него ты получаешь весь объем нужной информации о мире и о себе. Когда читаешь Ваши тексты, то этого обмена информацией не получаешься, хотя ты и готов к её восприятию».

И.Н. Крохова: «Но чтение – это не только получение информации; эмоции, может быть, даже важнее».

Г.К. Макарова: «Существует вербальный язык и невербальный. Учёные утверждают, что всё же большую часть информации мы получаем не с помощью языка, а из тембра голоса, интонации, выражения глаз, темпа речи, внешнего облика. Так и текст: интонация, дыхание  - всё это есть в текстах Марии. Мы получаем информацию, но как это происходит - трудно описать словами».

А.И. Смоленцев: «С радостью слушал, как Мария отвечала, это были очень точные профессиональные вещи. В будущем мы можем увидеть очень хорошую прозу. Мария сегодня ищет, пытается наиболее адекватно отображать то, что внутри неё. Этот путь поиска, может быть, выведет нас к истокам, традиционному слову. Недаром сегодня Мария упоминала древнерусскую литературу. Поток сознания – это хорошо, интересно. Запад до сих пор носится с Джойсом, но его «Улисс» и рядом не стоял с «Хаджи-Муратом» Л. Толстого. Что важно: через все тексты Марии проступает лицо, физиономия автора».

Ю.Ионушайте: «Есть у меня знакомая пожилая женщина, она прочла Машу и сказала «страшно и непонятно». Настаивала, чтобы я почитала Акунина».

В.А. Старостин: «У меня вопрос: Мария, а зачем ты публикуешься в журналах, для тебя это важно, быть опубликованной?»

М. Ботева: «Они сами предлагают. Николай Коляда, гл. редактор журнала «Урал», был руководителем моего курса в институте. Чтобы он видел, что я что-то делаю, я давала ему посмотреть свои вещи, а он их опубликовал. «Новый мир» предложил сам публикацию. Из «Октября» пришло письмо с просьбой написать о своём творческом пути. Смешно, конечно, звучит, но я написала. Как-то один знакомый спросил, «что нового?» – я показала, а потом это оказалось опубликованным в журнале».

А.И. Смоленцев: «Мария, а когда видишь свою вещь  напечатанной, публикация меняет точку зрения, восприятие собственного произведения?»

М. Ботева: «Пожалуй, нет».

Т.К. Николаева: «Уже много лет назад мы говорили о том, что созревает потребность создания текстов,  мифологических текстов о Вятке. Когда я прочитала в «Новом мире» «Что касается счастья», то подумала – «Вот это начало осуществляться!». Смотрю я на Машу, и всё в ней мне нравится: и её скромность, и непубличность, и как она выглядит, и как говорит. И если её не выбьет время, обстоятельства, и, не дай бог, любовь, то у нас есть надежда на появление очень хорошего автора».

А.И. Смоленцев: «Может быть, наш сегодняшний разговор, поможет как-то продвижению Марии хотя бы на вятской земле. Герценка, например,  может оказать помощь в издании её произведений».

Е. Крохина, библиотекарь: «Я когда читала Машу, нигде ни разу не споткнулась. По-моему написано замечательным языком, будто я сама рассказываю эту историю. Мне очень понравился рассказ «Мороженое в вафельных стаканчиках».

Очень стала интересна личность автора. Возникло много вопросов, например, насколько автобиографична эта вещь. Как замечательно там выписаны образы, характеры. Зримо представляешь себе папу, уходящего в «неведомые дали».

М. Ботева: «Какие-то моменты в этом произведении списаны с жизни. Например, когда мой брат лежал в больнице, то познакомился там с мальчиком из детского дома, его звали, как и в рассказе, Витя, он  приходил к нам в гости долгое время».

Кто-то из присутствующих: «Маша, почитайте свои стихи».

М. Ботева: «Может быть вот это…»

В.А. Старостин: «Мария, ну не так же надо читать это стихотворение! Внутри тебя оно ведь по-другому звучит!».

Ю.Н. Резник, библиотекарь: «Очень внимательно и с большим интересом прочитала «Мороженое в вафельных стаканчиках». На мой взгляд, этот рассказ можно поставить в один ряд с классическими произведениями, посвящёнными детству. Что бы я ещё отметила: автор очень хорошо владеет русским языком, знает предмет, чувствуется хорошее университетское образование. Какие эпитеты - «хрупкий аристократизм». А метафора об отце, который уходил в «неведомые дали», по-моему, просто замечательна. Очень точные образы созданы автором, живо  представляешь себе мать, добрую женщину со сложной судьбой, у которой многочисленные дети свои и чужие, да ещё муж, пропадающий время от времени. Но она прощает всё, всех любит и жалеет. Читая Марию, чувствуешь, что описана наша Вятка, узнаёшь район Северной больницы, да и другие приметы рассыпаны по всему тексту. Мне хотелось бы спросить у Маши: в какой школе она училась? Кто был её учителем литературы?  И если можно, расскажи о Николае Коляде. Это очень известная сегодня личность в театральном мире. Кстати, именно у нас, в Кирове, много лет назад состоялась первая постановка его пьесы».

М. Ботева: «Главная черта Николая Коляды – это щедрость, она проявляется во всём. Щедрость на общение, на выдумки, на талант. Практически из любой вещи, самой обыденной он способен сделать искусство. Когда мы учились, то часто ходили к нему в театр на репетиции и всё это могли наблюдать. Его спектакли – это не то, к чему, например, привык наш город. Сначала трудно воспринимать это действо, но со временем становится трудно воспринимать что-то другое. В его постановках много театральности, но театральности живой. Вода, запахи, звуки, всё задействовано в его постановках. Иногда ты выходишь после его спектакля выжатый как лимон, но всегда одухотворённый, тебе хочется тоже  что-то делать. Я уже не говорю о том, сколько Коляда делает для своих учеников. Он болеет и переживает за каждого и если считает твой текст хорошим, то сделает всё, чтобы он был опубликован, поставлен. Сам рассылает пьесы своих учеников по театрам, редакциям. А что касается школы, я закончила школу № 45».

О. Шебеко: «Мы знакомы с Машей по работе. В году примерно 2005 мы общались по журналистским делам, и если бы кто-то сказал мне тогда, что Маша будет публиковаться в московских журналах – я бы очень удивилась, поскольку ничего не знала об этой стороне её жизни. Я с большим удовольствием прочитала «В дороге», «Что касается счастья», многое мне легло на душу. В текстах Маши я узнавала себя, свой город. У меня такой вопрос к Маше: «Почему ты перешла от сказок для детей к взрослой литературе? И чего больше света или тьмы в твоей жизни и в твоих произведениях?»

М. Ботева: «Вокруг столько интересного, похожего на сказку, где-то явную, а где-то нет. Я пробую себя и там, и там. Пишу и сказки, и прозу, и пьесы, и стихи. А что касается второго вопроса, то всё-таки светлого, хорошего больше и в жизни, и в литературе».

Н.Д. Богатырёва, преподаватель ВятГГУ: «Мария, из всего написанного, что главным Вы считаете для себя, что дороже? От чего испытываете большее удовлетворение?»

М. Ботева: «Трудно сказать. Вот, например, недавно в журнале «Воздух» был опубликован рассказ «Дело в том кому веришь». Это что-то новое для меня: другая форма, новая тема».

В.А. Старостин: «А вот этот приём, когда ты в тексте словами пишешь «выделено курсивом». Это что, такой специальный авторский приём, чтобы заметили?»

М. Ботева: «Да».

Т.К. Николаева: «Если просто выделить курсивом – никто не обратит внимание!».

Н.Д. Богатырёва: «Мария, в поэме «Что касается счастья» Вы пишете о своей родине - картина достаточно безнадёжная и даже трагическая. В связи с эти вопрос: Вы философией не увлекаетесь?»

М. Ботева: «Нет».

А.И. Смоленцев: «В российской литературе писатель по определению является философом. Так и Мария – сама себе философ, со своей собственной философией».

Е. Вострокнутова, библиотекарь: «Я счастлива, что прочитала Ваши произведения. Сказки, эссе – это всё моё, очень близкое и понятное. Плакала почти над каждой фразой. Спасибо».

С.Л. Дербенёва: «Я хочу выступить от имени друзей и благодарных читателей Маши. Это очень чистый, честный, порядочный человек, который воспринимает и описывает мир таким, каким он его видит. Мой племянник, которому 4 года, знает книжку сказок Марии наизусть и всё время просит почитать что-нибудь из неё. А детей не обманешь, они чувствуют настоящее. Мария в силу своей бескомпромиссности пишет так, как только она может написать. И за это ей огромное спасибо».

И.Н. Крохова: «Когда мы впервые познакомились с Машей, то боялись, сумеем ли мы её разговорить, раскроется ли она перед нами, своими читателями. И я рада, что сегодня это произошло. Я увидела совсем другую Машу, и думаю, не я одна сегодня просто влюбилась в неё. Она совсем по-новому открылась сегодня через свои слова, через улыбку, через то, как она рассказывала о своём учителе Н. Коляде. Думаю, эта встреча была интересной и полезной не только для нас, читателей, но и для автора. Мария – молодой автор, она ещё только нащупывает свой путь в литературе. Пожелаем ей творческих открытий, удач и надеемся, что у нас в клубе она не в последний раз».

М. Ботева: «Вот ты живёшь, ходишь в детский сад, потом в школу, где учишься, и где с тобой случаются разные неприятные ситуации, потом работаешь, и на работе тебя тоже часто посылают не туда, куда тебе бы хотелось. И вдруг, с тобой начинают происходит странные вещи: какой-то режиссёр тебе говорит – «я хочу поставить Вашу пьесу», или как сегодня - вдруг к тебе обращено такое огромное внимание стольких людей, и они говорят тебе добрые слова… Это очень трогает. Большое спасибо вам за это, за ваше внимание ко мне».

 

 

 

 

 

Библиография:

  1. Ботева М. Много солнца // Октябрь. – 2007.- № 5.
  2. Ботева М. Мороженое в вафельных стаканчиках: Рассказ // Урал. - 2007. - № 6.
  3. Ботева М. Так само: Рассказы // Урал. – 2006. - № 9.
  4. Ботева М. Световая азбука. Две сестры, два ветра. – М.: Новое лит.  обозрение, 2005. – 112 с.
  5. Ботева М. Что касается счастья (Ехать умирать):  Поэма // Новый мир. – 2006. –      № 6.
  6. Тексты Марии Ботевой в Интернет:


***

  1. Казаков В. Приближение к чёрному квадрату: (О поэме М. Ботевой «Что касается счастья») // Лит. Россия. – 2007. – 27 апр.
  2. Лебёдушкина О. «Нарисуется, выскажется моя родина» (О прозе М. Ботевой) // Дружба народов. – 2008. - № 9. – С. 201-203.
  3. Урицкий А. Вятская симфония: (О поэме М. Ботевой «Что касается  счастья») // Новое лит. обозрение. – 2006. - № 4 (80).
Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями