Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Елена Чижова

ВРЕМЯ ЖЕНЩИН
(М.: АСТ, Астрель, 2010. - 352 с.)

КРОШКА ЦАХЕС
(М.: АСТ, Астрель, 2010. - 224 с.)

ПОЛУКРОВКА
(М.: АСТ, Астрель, 2010. - 416 с.)

Давненько чтение не давалось мне такой болью. Иногда читаешь «про ужасы» - и видишь: авторы упиваются ими. Иногда – пользуются ими, чтобы нарисовать на кромешно чёрном фоне свою светлую идею. Чем чернее фон – тем ярче её сияние.
Иногда ужас описываемых историй даёт читателю некое намеренное «загрубление восприятия», и это – эскейпистский ужас, бегство в ужас от тоски, что гораздо ужаснее, а главное – сложнее.

Самое ужасное в подлинном ужасе – это его способность к проникновению. И в каком бы контексте автор ни ставил на бинарную оппозицию «МЫ» и «ОНИ», «СВОЙ» и «ЧУЖОЙ» - она уже не дает повода для глубокой рефлексии, за неё всегда можно спрятаться, и быть д’Артаньяном, когда все вокруг… – отнюдь не мушкетёры... Это многие примитивные «ужасеписцы» ужасно любят!
К примеру, в мирную деревню врываются враги. Начинают всех мучить и убивать. Читаешь – ууу, страшно. Прочитаешь, закроешь книгу – ааа, благодать! Никто не мучает, не убивает, и вообще мы – хорошие, и за нами правда. И как славно, что мы – это хорошие мы, а не поганые они! Это, собственно говоря, не ужас, а повод для «самопозлащения».

А самый ужас – это когда понимаешь, что как раз между «мы» и «они» затесалось моё бедное и беззащитное «я», в равной степени жертва и палач, партизан и фашист.  И сам себя пытаешь и вешаешь, и требуешь ответа. Ищешь его и не так-то легко находишь. Но если не это – то тогда зачем мне весь этот книжный ужас? Мука мученическая и горе горькое вся эта большая и настоящая литература. Нет в ней уголка, чтоб спрятаться и сберечь свою позлащенную самодовольством чешую от правды жизни и грешной своей человеческой природы.

А на все эти размышления, да и не только на эти, навели меня три романа современной петербургской писательницы Елены Чижовой:Время женщин», «Крошки Цахес», «Полукровка».

Первый из перечисленных романов Елены Чижовой«Время женщин» - лауреат премии «Русский Букер», второй – «Крошки Цахес» - премии «Северная Пальмира», а все три, включая и «Полукровку» - в шорт-листе «Букера».
Все три книги, прочитанные подряд, ужасно измотали меня, сделали больной, но за все три – я низко кланяюсь автору. После них я во многом уже не могу быть прежней.

Тем, кто ещё не читал Елены Чижовой, начать советую с «Времени женщин», и проверить им себя на «совместимость» с прозой этого автора. Аннотация, данная на обложке (кстати, уже не в первый раз я это замечаю) имеет мало общего с самой книгой. Зачем, к чему здесь упомянута «как бы аналогия» с фильмом «Москва слезам не верит»? (Никто слезам не верит!) Разве что сюжетным сходством факта рождения приезжей в большой город ребёнка от местного «представителя высшего общества»? Но ведь это – лишь экспозиция или диспозиция, не знаю, как верней, повод для главного.

Беспомощная, беззащитная, запуганная, страшно, просто гротескно невежественная, во всех отношениях жалкая Антонина, приехавшая (в пятидесятых годах прошлого века) в Ленинград из деревни, рожает дочь Сюзанну. Как матери-одиночке ей дают комнату в коммунальной квартире, где живут три старухи.

Видя, что ребёнок без конца болеет, а в придачу ещё и не говорит, бабки предлагают Антонине помощь в заботе о девочке. И девочка, которую бабки окрестили Софьей, да и мать её – как чистый лист. Старухи растят, воспитывают, защищают, учат – обеих. Передают свои простые и страшные уроки трёх трагических судеб, по которым всеми колёсами прошла эпоха. Всё подкупает узнаваемым ужасом и красотой – и описания повседневной возни, и откровения старушачьей мудрости, и умилительный и жуткий быт…

Стариковский максимализм… Впервые я задумалась о нём, прочитав балладу Р.Л. Стивенсона «Вересковый мед». Всем нам известную, прекрасную и страшную историю о гордости и цене святыни. Максимализмом автор наделил не юношу, но старца. Хотя хитрец обманул шотландского короля обещанием страшного предательства. Тот поверил. Мне всегда было интересно, почему? Почему непримиримого максимализма ждут, в основном, от юных, а от старых – конформизма? На мой взгляд, для этой черты – старый – что малый. Один не знает, ЧТО ему терять, другому терять нечего.

Конформизм перед «шотландским королем» может притаиться где-то в середине пути. Когда уже достаточно напугали, но отобрали еще далеко не все, что могли. Хотя и здесь он необязателен, просто в расцвете, на вершине жизни он более оправдан. От него три вещие бабушки прячут и оберегают свою драгоценную девочку. Но только им и могут ее защитить.

У истории душераздирающий, хотя и совершенно предсказуемый финал…
После этого я несколько дней – во сне и наяву – жила мыслями и воспоминаниями о БАБУШКАХ. Всех, что учили меня через голову поколения родителей тому, что им – этим поколением – было утрачено. Чего бы мы все стоили без таких бабушек с их мудростью и живучим максимализмом хранителей своего священного верескового мёда?

Елена Чижова Крошки Цахес«Крошки Цахес». Этот роман на более «частную» тему. Но меня он вновь ударил в самое сердце.
В нём речь идет о перевернувшей жизнь и мировоззрение героини – её очарованной любви-преданности, любви-ученичестве. Предмет этих чувств – удивительная женщина, Ф., учитель английского языка, создавшая в своей школе Шекспировский театр.

В поле колоссального напряжения между ВЫСОКИМ и НИЗМЕННЫМ, между Шекспиром, твёрдой, чистой, сияющей, безжалостной и беспощадной Ф. и действительностью, состоящей из больших и маленьких пошлостей и подлостей, героине, да и её одноклассникам, живется очень нелегко.

А я вспомнила свою любимую учительницу Л.К., художку… Больно было всё это читать. Всё-всё правда. Слишком правда, чтобы от этого можно было куда-то спрятаться.

И, наконец, «Полукровка» (в журнальном варианте «Преступница»).Рассказывать об этом романе у меня просто нет сил. Я, как и героиня этой истории – полукровка. И между «я – русская» и «я – еврейка» так часто корчилась душа моя, особенно в юности… Чем дело кончилось, чем сердце успокоилось? По крайней мере, для меня – уходом в «я – женщина» и «я – человек».

Творчество Елены Чижовой – очередной шаг в сторону последнего – нужный и закономерный. Хотя и с болью в сердце, как всё настоящее. Как вересковый мёд.

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/305952.html
http://l-eriksson.livejournal.com/306239.html?#cutid1

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями