Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Лазарева, Мэри. Плясать до смерти! Надо учиться искусству жить : (о встрече с В.Г. Поповым в литературном клубе «Зелёная лампа») // Наблюдатель-online. – 2019. – 24 мая № 21 (138). – С. 4.

ПЛЯСАТЬ ДО СМЕРТИ! НАДО УЧИТЬСЯ ИСКУССТВУ ЖИТЬ

Крупные литературные звёзды иногда, бывает, промелькнут на вятском небосклоне, сверкнув отблеском своего таланта и славы: приедут на день-два, доброжелательно побеседуют с взыскующими их света людьми, оставят в душах смятение и восторг узнавания.

Обитатели библиотек потом кинутся читать книги автора, но скоро и это кончается, всё проходит, и опять надолго смыкается над головами трясина унылой повседневности. Так вот и в эти выходные, когда с одной стороны, широкие народные массы двинулись на халяву потреблять музейные ценности в ночи, а с другой — заранее оповещенные посетители Герценки встречались на её площадях с Валерием Поповым, которого «Зелёная лампа» готовилась принять очень, очень давно, и вот свершилось.

Слава достойного представителя знаменитой питерской плеяды пошла с тех самых благословенных шестидесятых, когда литература, и не что иное, на краткое время стала (по словам Попова) наиболее значительным и престижным занятием молодежи. Как же они блистали, как были тогда счастливы эти молодые непризнанные гении, большинство которых ещё не печатали да и близко не подпускали тогдашние литгенералы! Между тем, волею судьбы они и жили почти что рядом, на смежных улицах — ведь угол Пестеля и Литейного расположен совсем недалеко от Сапёрного переулка. Так что Бродский и Попов, а вместе с ними Рейн, Битов, Довлатов, Кушнер и многие другие, все они были люди одной команды, приблизительно одновременно вошли и в большую литературу. «Таланты водятся стайками». С тех лет с ними навеки осталась молодость, веселая сила и ощущение неуемной свободы, и теперь, встретившись с Валерием Поповым, мы тому свидетели. Впрочем, всё это есть в его книгах, так что в общем-то ничего особо нового.

«ВАЛЕГА! ТЫ ИЗМЕНИЛСЯ ТОЛЬКО В ДИАМЕТГЕ», — СКАЗАЛ ЕМУ БРОДСКИЙ ПОСЛЕ ...ЛЕТ РАЗЛУКИ

Восьмидесятилетний Попов — вечный юноша с соответствующей этому возрасту непринуждённой лексикой и барственным голосом, с несходящим средиземноморским загаром на медально выточенном лице, с внешностью и повадкой аристократа, бонвивана и модника (обожающего, впрочем, одеваться в секондах), баловень судьбы — «жизнь удалась» — из профессорско-академической семьи, без тени снобизма лукаво и обаятельно маскирующийся под простака. (А ведь он глава питерского отделения СП и много ещё чего — человек чиновный и при важных должностях.) Всё это черты выстроенного художественного поведения, которые отчасти повторяет его лирический герой, но может быть и ровно наоборот. Слава Валерия Попова вовсе не так оглушительна, как, скажем, у Довлатова, с которым его почему-то сравнивают за юмор и приколы, хотя Попов, на наш вкус, много глубже и тоньше, философичней и элитарней. Но если кто полюбит книги Попова, то это уж сразу «вусмерть».

Таков, скажем прямо, и наблюдатель, уклонившийся от возможности личного общения с писателем, так как привычно забоялся опозориться перед великим, — глупость какая. А вот организаторы встречи библиотекари Галина Макарова и Ольга Кошелева не побоялись, взяли на себя ответственность все три дня возить по городу и области, развлекать, питать и разнообразно ублажать гостя. Счастливые общением, они сразу после его отлёта в Петербург слегли от усталости и полного бесчувствия. А возили его в Уржум. Любитель писать в серию ЖЗЛ (мягко говоря, неоднозначно принятые родственниками великих исследования о Довлатове, Лихачеве и Зощенко), Валерий Попов в данный момент получил от «Молодой гвардии» заказ на очередную книгу — о Кирове. «Вляпался в историю». Отчасти поэтому и приехал сюда, приняв предложение радушных вятчан о встрече с ними. Сейчас работает с архивами, в частности, в музее Кирова на Каменноостровском. Много чего страшного про вождя там уже накопал и боится, что, если всё это опубликует, — «расстреляют».

Убить не убьют, но скандал по-любому гарантирован. Взять хоть мероприятие в Герценке. Почему-то вместо читающей публики, как это обычно бывает, левый фланг слушательских рядов заполнили седовласые, абсолютно внелитературные, коммунисты, настороженно прислушивающиеся, что это там сочиняют про нашего Мироныча — не клевещут ли? А Попов и правда хотел знать, что местные люди думают о Кирове, какой он для них, хороший или плохой, и как следует зваться городу. Между тем здесь давно уже отсутствует внятное общественное мнение по этому вопросу, равно как и по любым другим. Есть группа фанатичных охранителей любимца партии, остальным всё равно. Первые уверенно восклицали: его уважали! Он был лучший! Киров с нами! — какое же, милые, у нас тысячелетье на дворе?

Впрочем, и это радует, Валерию Попову «на кировщине» понравилось. Тронуло простодушное гостеприимство и рассказы уржумских музейщиц о детстве вождя, сделавших высокому питерскому гостю хлеб-соль и пироги с калиной, восхитило роскошное по тому давнему времени здание реального училища. В Кирове он оценил чистый воздух провинциального спокойствия, сохранившуюся привычку ходить в гости и читать книги — одним словом, человеческое. А вот к краеведческим историям и местной архитектуре, похоже, остался равнодушен. Он живет в красивейшем городе мира и видел весь остальной. (Кстати, Валерий Попов уже был в Кирове с каким-то писательским десантом лет десять тому назад, но ничего не помнит — так хорошо угощали. Запомнится ли ему нынешний визит — интересно.)


Валерий Георгиевич Попов. Встреча в литературном клубе «Зелёная лампа». 19.05.2019
Фото: Владимир Подлевских

ГРАЖДАНЕ, НЕ ПАНИКУЙТЕ. ВСЁ ПОКА ХОРОШО

Нехитрую философию Валерия Попова, носителем которой без малейшего зазора является лирический герой его книг, живописующих похождения автора по жизни (в основном, весёлые и поучительные, но есть и жуткие семейные драмы — для контраста и читательского доверия к его литературе), следует прописывать всем отчаявшимся и грустным людям. «Век такой, какой напишешь», как себе скажешь, так и будет, — говорит он нам. А надо просто быть незлобивым, независтливым, ничему и никому не сопротивляться, плыть по волне обстоятельств, используя её живительную энергию — и успех гарантирован! Одним словом, исповедовать невыносимую легкость бытия, как сказал ещё один классик 20 века. В книгах Попова, которые мы, его поклонники, любим всё же не столько за философию, сколько за их художественную ценность, всё это растворено в той изысканной пропорции, что входит в ум и сердце весело и неназойливо, оставляя один лишь восторг и удивление. Мы, русские люди, тяжело мыслим, сгущаем краски и всё драматизируем — а надо бы совсем наоборот, хоть попробовать! «Плясать до смерти!» — как называется самая страшная повесть Валерия Попова, которая открывает (тесными вратами) дорогу к свету.

И в заключение. Лично мы перед встречей сильно волновались, кто придет, да как пойдёт. Никогда ведь не спрогнозируешь аудиторию, значительно более широкую, чем интеллектуально ориентированная и реально начитанная «Зелёная лампа». А получилось, честно говоря, не очень. Сильно не в адекват личности гостя. Не порадовало знание текстов и случайные вопросы «впроброс». И, как всегда, полное отсутствие членов местного совписа и иных авторов. Неужели им это ненужно, неинтересно и чукча не читатель? Приходил, как всегда, Владимир Арсентьевич Ситников, выказать респект как бывший глава кировских писателей — нынешнему питерскому главе, вот и всё.

Мэри Лазарева

Назад | На главную

џндекс.Њетрика


Поделитесь с друзьями