Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Робертсон Дэвис

ДЕПТФОРДСКАЯ ТРИЛОГИЯ: *
Пятый персонаж (СПб. : Азбука-классика, 2001)
Мантикора (СПб. : Азбука-классика, 2001)
Мир чудес (СПб. : Азбука-классика, 2003)

КОРНИШСКАЯ ТРИЛОГИЯ: *
Мятежные ангелы (СПб. : Азбука, 2012)
Что в костях заложено (СПб. : Азбука, 2012)
Лира Орфея (СПб. : Азбука, 2013)

Дептфордская трилогияСпасибо «Книжному базару» и его ведущим — Галине Юзефович и Анастасии Завозовой! Не в первый и — горячо надеюсь! — не в последний раз они обратили внимание слушателей на нечто выдающееся, но не попавшее в мейнстрим мирового премиального процесса, на который мы часто ориентируемся, выбирая, что читать. В данном случае это творчество канадского писателя Робертсона Дэвиса. Мир, открывшийся мне в его романах, поразил, с одной стороны, узнаваемостью даже в самых причудливых коллизиях, а с другой — свежестью взгляда. Прежде всего, спешу сообщить всем тем, кто так же невежественен, как я: Робертсон Дэвис (1913 — 1995) —классик канадской литературы, которая сама по себе представляет собой новое чудо, народившееся на свет в конце ХХ века.


Робертсон ДэвисДэвис (1913–1995) — один из «несостоявшихся» нобелиатов (что, на мой взгляд, является ясным сигналом и поводом познакомиться с его творчеством даже большим, чем если бы он получил премию) писал свои романы триадами. Романная трилогия — довольно распространенное явление, но часто совсем по другим причинам. Чаще всего автор, придумавший интересную историю, превышающую романный формат по длительности, просто «рубит» ее на части, превращает в сериал, чтобы облегчить жизнь книгоиздателю. Но трилогии Дэвиса — нечто совсем иное. Каждый из романов его триад обладает вполне законченным сюжетом и способен восприниматься отдельно, так как они не продолжают, а перекрывают друг друга. Но фабула каждой истории складывается целиком только из трех слагаемых. Три романа — три разных взгляда на происходящее, три отдельных сюжета, обладающие отдельным смыслом, порождающие различные выводы.


Мятежные ангелыЧто в костях заложеноЛира ОрфеяДептфордская трилогия (создавалась в 1970-х) — истории жизни нескольких уроженцев маленького канадского городка Дептфорд, связанных в причудливый узел, в котором есть место широкой социальной панораме, теме чуда и даже святости, искусства («когда б вы знали, из какого сора...»), долга, вины и прощения. Имеется общий для всех трех романов детективный сюжет — кто и почему убил Боя Стонтона? В каждом из романов ответ, как ни странно, разный... А еще — подумайте, как бы вел себя в современной обыденной жизни святой? А святая? Что представляли бы собой их «страсти» и последующие чудеса? Версия Робертсона Дэвиса не только правдоподобна и грустна, но и увлекательна.

Корнишская трилогия (время создания — 1980-е) — история о создании и последующем разделе богатейшей художественной коллекции Френсиса Конриша — бизнесмена, шпиона, мистификатора и одаренного художника. Романы нашпигованы аллюзиями гораздо щедрее, чем в предыдущей трилогии, очень часто придется вспоминать историю мирового искусства. Происходит всестороннее изучение темы творца и творчества — со стороны автора, аудитории, специалистов (искусствоведов), морали, экономики, политики, религий (разных), власти и даже — ангелов-регистраторов и ангелов биографий (по мнению Дэвиса — за судьбу и за творчество отвечают различные высшие силы, чьи интересы и «методы работы» не всегда совпадают). Одна из главных сюжетных линий напоминает историю с громким скандалом 1945–1947 годов вокруг голландского живописца-авантюриста Хана ван Мегерена, то ли гения живописи, то ли преступника, заморочившего миллионы на миллионы...

Самой известной книгой Дэвиса (о ней и шла речь в подкасте «Книжный базар», посвященный средневековым мотивам) по праву считают первый роман из «Дептфордской трилогии» — «Пятый персонаж». На ней я советую проверить писателя на созвучие каждому себе-любимому читателю. Если понравится — можно смело двигаться вперед.

Несмотря на взаимоувязанность романов, все они заметно разнятся стилистически. Лично мне больше всего полюбился вышеназванный первый из Дептфордского цикла и — как ни странно — второй из Корнишского — «Что в костях заложено». Их объединяет протяженность действия, логичная многоплановость и сюжетообразующаяформа семейных саг.

Цитаты из всех шести романов:

***
Люди боятся любить и любят бояться, любят испытывать перед чем-нибудь благоговейный трепет.
***
...я никогда не верил, чтобы черты характера, сильно проявлявшиеся в детстве, могли куда-то пропасть — они либо уходят вглубь, либо трансформируются во что-то другое, но никак не исчезают; сплошь и рядом бывает, что, когда жизнь клонится к закату, они появляются вновь, во всём своём прежнем великолепии, и именно сюда, а не к старческому слабоумию наилучшим образом применимо расхожее выражение «впасть в детство».
***
Мальчик — это мужчина в миниатюре; он может блистать замечательными добродетелями, проявлять черты, кажущиеся очаровательными из-за их детскости, оставаясь в то же время интриганом, эгоистом, предателем, иудой, мошенником и негодяем — одним словом, мужчиной.
Я и сам был мальчиком, а потому знаю, что он такое, либо дурак, либо мужчина, задыхающийся в детской оболочке и рвущийся наружу.
***
Бедняга не мог похвастаться ни особым умом, ни красноречием, а потому нередко выказывал свои чувства в словах значительно яснее, чем ему хотелось бы.
***
Метафорическая жизненная битва похожа на настоящую войну — в ней больше искалеченных, чем убитых.
***
Приятели Боя часто интересовались моим мнением, чем и когда кончится депрессия. Я с умным видом говорил, что она близится к завершению, однако это совсем не значит, что завтра наступит улучшение, вполне возможно, что самое худшее еще впереди, — иначе говоря, выдавал ту смесь надежды и мрачных опасений, которая кажется финансистам наиболее бодрящей. Я считал их жуткими олухами, ничуть не отрицая за ними некие невидимые мне достоинства, иначе как бы они сумели стать богатыми? При всей моей любви к деньгам я не согласился бы иметь такие, как у них, мозги ни за такие, как у них, деньги, ни за много большие. («Пятый персонаж»)
***
Быть циником и избегать иллюзий — не одно и то же, потому что цинизм — это одна из иллюзий.
***
Женщины, которых мы любим по-настоящему, — они довершают нас, обладая теми качествами, которые мы можем позаимствовать у них, чтобы стать более цельными. Безусловно, точно таким же образом и мы довершаем их — процесс не односторонний.
***
У каждого человека, который хоть что-нибудь собой представляет, несколько отцов, и тот, кто породил его в похоти, или в пьяном угаре, или даже в сладостном самозабвении большой любви, может и не быть самым важным из его отцов. Важны отцы, которых ты сам себе выбираешь.
***
Между тридцатью пятью и сорока пятью каждый должен или совершить в своей жизни решительный поворот, или разбить себе голову о каменную стену.
***
Тривиальна мысль о том, что власть и даже порок интереснее, чем добродетель, но те, кто это говорит, просто не дали себе труда рассмотреть добродетель и увидеть, насколько она в самом деле удивительна, а подчас даже бесчеловечна и невыносима.
***
Знаете, что такое фанатизм? Это избыточная компенсация сомнения. («Мантикора»)
***
Скука, глупость и патриотизм, в особенности если их соединить, — это три величайших зла, известных нашему миру.
***
Чудо необыкновенно, но оно к тому же и жестоко, жестоко, жестоко. Оно недемократично, элитарно и безжалостно.
В каждом художнике есть что-то чёрное, какой-то мошеннический душок; возможно, он даже сам этого не понимает и, уж конечно, скрывает от публики.
***
У волшебника Мерлина был странный смех — он смеялся, когда другим было совсем не смешно. Он смеялся над нищим, который оплакивал свою судьбу, лёжа на мусорной куче. Он смеялся над ветреным молодым человеком, который выбирал себе пару сапог так, словно важнее этого в жизни ничего нет. Он смеялся, потому что знал: под мусорной кучей лежит золотая чаша, которая сделала бы нищего богачом. Он смеялся, потому что знал: разборчивый молодой человек получит удар кинжалом, даже не успев испачкать подошвы своих новых сапог. Он смеялся, потому что он знал, что будет дальше.
***
Послушать, о чем говорят люди, или посмотреть, что они читают и на что ходят в театры и кино, так можно подумать, что настоящий мужчина непременно любвеобилен и чем больше у него женщин, тем он мужественнее. Идеальный мужчина для них — Дон Жуан. Недостижимый идеал для большинства мужчин, поскольку если вы хотите посвятить свою жизнь распутству, то должны располагать досугом и деньгами, я уж не говорю о том, что такая жизнь требует неистощимой энергии, неутолимой похоти, а сексуальный орган по стойкости при этом должен не уступать клюву дятла. Идеал недостижимый, но тем не менее тысячи мужчин пробуют себя на этом поприще, а в старости перебирают свои жалкие победы, словно бусинки четок. А вот однолюб — очень редкое явление. Ему нужны духовные ресурсы и психологический артистизм — не чета заурядности, а еще ему нужно везение, потому что однолюб должен найти женщину выдающихся качеств.
***
Вы когда-нибудь исследовали детское зло? ...Это первичное зло, чистое злое начало. Детям и в самом деле доставляет удовольствие причинять боль. Люди сентиментальные называют это невинностью. («Мир чудес»)
***
Душа человеческая — неисправимая воровка.
***
Истинное общение — это не обязательно шевеление языком; иногда это — насыщенное глубоким смыслом общее молчание.
***
Чересчур активная совесть и никакого чувства юмора — опасное сочетание.
***
Имущество человека — гораздо более верный ключ к его характеру, чем все слова и поступки.
***
Парадокс денег в том, что, когда их много, можно жить очень дешево. Ничто так не экономит деньги, как богатство.
***
Хорошая современная теология признает за каждым человеком право добираться в ад своим собственным путем.
***
Вы видели руины Акрополя? Пирамид? Стоунхенджа? Колизея в Риме? Кто довел их до такого состояния? Глупцы говорят — армии захватчиков, рука времени. Чушь! Это были уборщицы.
***
Человек обладает остроумием, но юмор — это нечто, обладающее человеком.
***
Возможно, я была странным ребенком, но я и щепки не дам за ребенка, который не странен. Любой ребенок окажется странным в глазах взрослых, стоит лишь узнать его поближе. Если в ребенке нет странности, что с него проку? Он вырастет в очередную двуногую брюкву.
***
— Ерко, принеси карты, — сказала мамуся.
— Может, прикрыть БебиИсуса?
— БебиИсус тебе что, попугай, чтобы накрывать его тряпкой? Все, что я могу увидеть в будущем, он и так давно уже знает. («Мятежные ангелы»)
***
Чтобы обрести нужную прочность, сердце должно разбиться и срастись — хотя бы однажды.
***
Можно многое узнать о любом обществе, изучая поведение детей и распространенные среди них идеи, ибо дети, а порой и взрослые тоже — тени своих родителей; их поступки и мысли часто не что иное, как скрытые убеждения их родителей, и родители вели бы себя в соответствии с этими убеждениями, если бы общество им позволяло.
***
Вы никогда не замечали, читая Евангелие, как решительно Он держится в стороне от любого человека, в котором можно заподозрить хоть каплю ума?
***
Я иногда думаю, что у женщины нет родины — только семья.
***
Хорошая, долгая болезнь может оказаться благословением.
***
Неумеренное сострадание губит человека еще быстрей, чем бренди.
***
Каждый час полон моментов, которые для кого-то судьбоносны. («Что в костях заложено»)
***
Странно то, что чем глубже я уходил в науку, тем больше она становилась похожа на религию. В смысле, на настоящую религию. Полная самоотдача самому важному, но не всегда очевидному.
***
Брак — это не только домашняя жизнь, продолжение рода, узаконенный секс или форма собственности. И это, совершенно точно, не счастье в том смысле, как это слово обычно понимают. Думаю, это — способ найти свою душу.
***
Мещанин — это человек, который совершенно спокойно живет в совершенно неизведанном мире.
***
— Оперные персонажи ничем не отличаются от обычных людей, только мы видим их души.
— Если бы меня о чем-нибудь предупредили волшебница или волшебник, у меня, наверно, хватило бы ума послушаться, — не уступал Холлиер.
— Думаю, да. Именно поэтому о профессорах не пишут опер, — ответила доктор.
***
Трудная зима творит великий народ и великую музыку. («Лира Орфея»)

Татьяна Александрова, член клуба «Зелёная лампа»
27 апреля 2019 г.

* — книга есть в отделе абонемента Герценки.

Отзывы к новости
Назад | На главную

џндекс.Њетрика


Поделитесь с друзьями