Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Бернхард Шлинк

ВОЗВРАЩЕНИЕ:
роман
(М.: Азбука-классика, 2010)

Бернхард Шлинк Возвращение Die HeimkehrПосле «Чтеца», поразившего меня, я буду хватать любую книгу этого автора. Схватила и эту. Стиль узнаваемый. Четкий, точный, не «живописный» - «графичный». А как еще должен писать юрист, немецкий доктор права?

Конечно, после яркого, волнующего, в чем-то кричаще эпатажного «Чтеца» - эта книга куда более сдержанная и спокойная. Но не менее важная, и не на менее волнующую тему.

Еще читая «Чтеца» я поразилась уровню беспощадной смелости и этической бескомпромиссности автора. Этим он меня и покорил. Я восхищаюсь Бернхардом Шлинком – это поистине интеллигентный и мужественный человек, который любит свою родину настолько, что готов принять ее историю, страдая за нее, но не боясь ее ужасов и не отделяя ее от себя.
О «Чтеце» писала тут я 
l-eriksson.livejournal.com/98881.html
… и Настя, alex_leyf
alex-leyf.livejournal.com/6722.html.

История, рассказанная в «Возвращении» кружится вокруг возвращения Одиссея в Итаку. Автор смотрит на Хитроумного отнюдь не очарованным взглядом. Его Одиссей не то не может, не то не хочет, не то – не готов вернуться. Он не то любит Пенелопу, не то устал от Каллипсо и прочих… О Телемахе, сыне своем, он вряд ли думает до встречи с ним.

Герой, как очень многие представители послевоенного поколения, вырос без отца. Его воспитывали замотанная и эмоционально холодноватая мать, немка, и дедушка и бабушка со стороны отца, живущие в Швейцарии. Интеллигентные швейцарские пенсионеры на досуге редактируют что-то вроде «Роман-газеты», и у них дома множество книг из этой серии.
Герой поразившего юного Петера Дебауэра романа о побеге домой из России немецкого военнопленного буквально повторяет все события мифа об Одиссее. Который, вернувшись, видит, что жена его – отнюдь не верная Пенелопа…

Идя по следам героя взволновавшей книги, прочитанной в детстве, книги «без начала и конца», пытаясь разыскать упомянутых в ней людей, Петер встречает Барбару – одну из дочерей «не Пенелопы» и переживает с нею зеркальное отражение этой грустной истории, оказываясь «не Одиссеем». Но не успокаивается на этом.

Автор, некогда написавший этот странный роман, чем дальше, тем больше притягивает и поражает его своей таинственной переменчивостью.
Первый шок Петер переживает, прочитав опубликованные в годы войны статьи этого человека. Одну из них мне было особенно противно читать: она призывает не стесняться жестокости по отношению к противнику (старикам, женщинам и детям) в битве за Ленинград. Логика бойко пишущего нациста крайне неприятна даже его соотечественнику. (Утверждение, что время «золотого правила» кончилось, а сейчас пришло время «правила железного», к сожалению, можно прочесть не только в цитатах из гитлеровских газет, увы…)

Второй шок был – обнаружить, как после войны этот таинственный человек удивительным образом перекрасился, и редактировал одну из местных коммунистических газет в ГДР. (Это тоже явление интернациональное, и даже массовое – для множества людей, для которых «держать нос по ветру» – вовсе не стыдно, даже если речь не идет о выживании, а всего лишь о «достойном уровне жизни»…)

Одновременно Петеру Дебауэру приходится узнать, что его отец, Иоганн Дебауэр, во-первых, вовсе не был женат на его матери, а во-вторых, вовсе не погиб под обстрелом, как он всегда считал. Он в очередной раз преобразился и исчез. Мать всю жизнь скрывала это от него – тому поспособствовала потеря паспорта под бомбежками – сохранился лишь швейцарский паспорт Иоганна, который она и предъявила…
Правда открывается, когда после объединения Германии становятся доступны архивные документы, хранившиеся в ГДР, в момент, когда Петер и Барбара, наконец, решаются пожениться.

Совершенно чудовищным, трудно переносимым для спокойного и рассудительного Петера, явится открытие, что его отец – и есть автор романа о немецком Одиссее, и именно он бросил не только женщину, родившую ему сына, но и стариков-родителей, для которых был единственной отрадой.

Он уехал в Америку и сделал там успешную карьеру как юрист, психолог и философ. Петер едет в США, чтобы посмотреть на преуспевающего и известного господина Джона Де Баура, развивающего и пропагандирующего теорию деконструктивизма, вполне согласующегося с его «железным правилом»… «Интеллектуальный фашизм» - вот что это такое. Петер под вымышленным именем сначала слушает курс лекций Де Баура, знакомится с его американской семьей, а потом принимает участие в психологическом тренинге, доказывающем безграничность зла и естественность жестокости, присущих каждому, самой природе человеческой. А если зло – естественно, то какой смысл в этике и даже в законе? Ведь право всегда за сильным!

Поразившись всему этому, Петер возвращается домой, даже не открывшись отцу. Ему это больше не нужно. Собственно, зачем все это нужно мне?

Многие из нас вынуждены идти путем Телемаха, пытаясь разобраться в том, кем были, чем жили и были ли правы наши родители. Но преданность гомеровского сына Одиссея, или сомнения и терзания шлинковского героя – не меняют главного.
У каждого – своя Одиссея, и – как бы мы были или не были хитроумны, стремясь выжить, золотое правило неотменимо.
Петер Дебауэр так и не написал свою докторскую диссертацию «О пользе справедливости». Собственно, зачем ее писать?
Это тема не для диссертации, а для жизни. Для каждой, для любой жизни.

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/304436.html

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями