Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Евгений Клюев

АНДЕРМАНИР ШТУК:
Социофренический роман
(М.: Время, 2010)

Евгений Клюев Андерманир штукЧтение этой книги явилось для меня неким экспериментом над собой. Причем условия эксперимента по мере чтения 600-страничного романа несколько раз менялись, о чем я не всегда догадывалась сразу. Хорошее расширение – «социофренический роман»! Кто-нибудь смог бы объяснить заранее, до чтения – что это такое? Это как? Это как кто и как что?

Аналогов у меня набралось три, при моей невеликой начитанности.
Ромен Роллан. Лилюли. Драматическая сатира;
Морис Меттерлинк. Синяя птица. Сказка;
Виктор Пелевин. Generation «П». Роман;

Далее, как выражались в альбомах XIXвека: «Кто любит более меня, Пусть пишет далее меня!» Прочитаете – поймете. Всё как в жизни. Скрытые и полускрытые смыслы вылезают друг из-под друга, как монстрища, монстры, монстрики и монстришки на социофренических картинах Иеронима Босха или социофренической графике Ф.Гойи «Капричиос».
Крыша у меня не то, чтобы съехала, но пришла в движение. Я принадлежу к той части населения, кто этого не сильно боится, подобно главным героям романа… Я свой рассудок не боготворю, я всего лишь им работаю. Поэтому отпустить его, натруженного-надсаженного, попастись на свободе – готова, и не ропщу, если он, не спросясь, ускачет куда-то достаточно далеко.

Начало, как и у помянутого Пелевина, заманивало ярким и ироничным реализмом. Что-то подсказывало, что это – ненадолго, но уж больно приятным и интересным показался материал.

Цирк.
Цирковой мир всегда вызывал у меня сильные и сложные чувства. Лошадиный запах тяжких – на износ – усилий: тренировок, репетиций – роднил его с миром спорта (известным мне). Яркая сказочность – с миром театра (любимому мной).
Главные герои романа – дед и внук. Дед – фокусник Антон Петрович Фертов (Антонио Феери). Сын его дочери и ассистентки Леночки (которую он регулярно распиливал на манеже) – странный мальчик по имени Лев Орлов. История о странном болезненном ребенке (проскользнуло небеспочвенное сравнение с Мцыри), которого воспитывает дедушка, потому что молодая и непутевая Леночка часто меняет мужей, мальчика, который живет в мире чудесных иллюзий и боится грубых реалий обыденной жизни – рисуется автором вполне привычными читательскому восприятию яркими красками – наподобие раннего Фазиля Искандера.

Но история фокусника не может обойтись без странных и причудливых размышлений о природе Иллюзии. За этим, поверхностно воспринимаемым как суть работы фокусника – целая цепочка смыслов. Жизнь – Человек – Иллюзия – Искусство – Душа/Психика человека – Высшие силы, то, что превыше иллюзий, и Истина, что превыше Обыденности. Понимая всю глубину и тонкость своего древнего ремесла, старый фокусник не хочет учить внука искусству Манипуляций восприятием людей. Он лишь хочет научить Льва верить самому себе и ничего не бояться.

Место действия – Москва.
Время действия – семидесятые, восьмидесятые и, наконец, девяностые годы ХХ века.
У Льва есть три странных и удивительных свойства. Он спит с открытыми глазами. Он может угадывать будущее, разговаривать с умершими или далекими людьми.
Он не хочет ничего иллюзорного – поэтому просто ничего не хочет: у него нет фальшивых интересов, желаний и целей, поэтому у него нет никаких желаний и целей. (Я всегда питала большое уважение к людям, не склонным к обману и самообману, я подозреваю, что они – Герои Любого Времени, даже смутного).

Одновременно происходит смещение авторского фокуса по нескольким направлениям, реалистичный, трехмерный мир начинает «плыть», открывая несколько иных, дополнительных планов реальности; старый фокусник уходит из цирка, потом у него обнаруживают рак, мальчик заканчивает школу, отвергает свою полудетскую привязанность в качестве «любви» - жестоко, но честно; обнаруживают себя еще несколько сюжетных линий, завязанных на общей теме. Тема эта – существование скрытой от постороннего глаза «засекреченной» Москвы№2.

Многие авторы рецензий на эту книгу обращают внимание именно на этот смысловой пласт романа. Подозреваю, что он имеет некое особое значение для москвичей. Но для меня, космополита, что Москва, что Дублин, что Токио, что Париж – это абстракция, не более. Вот «историко-культурная Москва» для меня значит больше, чем Дублин, но лишь потому, что я русская, а не ирландка. Но сама по себе фантасмагорическая ситуация с «параллельной Москвой» мне понятна. Параллельная реальность может существовать в любой деревне, где не нанесенные на карту проулки и дома живут своей насыщенной и почти не призрачной жизнью. Игра в «засекреченность» и отсутствие чего-то на карте – мне тоже понятна.
Хелома на карте вы не найдете, как и Кирово-Чепецка, поэтому – какая разница, как я называю свой город! Иногда я и сама не знаю – есть ли он!

Как и автор, я очень люблю карты городов и отношусь к ним с благоговением. Карта – мистический, сакральный предмет, карты рисуются «странствуя в духе». Даже я могу нарисовать на карте своего города объекты, которые незаметны. Но становятся видны, если посмотреть на них – как на картинки из серии «Волшебный глаз» - не вглядываясь. Когда я гуляю без цели – именно туда, как ни странно, несут меня ноги. Поэтому описание тайн и недоумений по поводу Москвы№2 не вызвали у меня ни удивления, ни раздражения: это так, так – и все тут. Это такая привычная нам, реальная фантасмагория.

Еще один тематический пласт романа, прописанный с гневным гротеском, с отвращением и болью – мир мерзких «фокусов», антиподов добрых цирковых чудес Антонио Феери.
Это «засекреченные НИИ», изучающие носителей паранормальных способностей. И совершенно не диво, что работали эти НИИ под крылом совершенно определенных «органов».
Для многих не секрет, что «экстрасенсы», а позже – лихие манипуляторы человеческой психикой разного толка, например гипнотизеры, НЛПёры – часто бывали прикормлены, эксплуатируемы, совращены и погублены «людьми в штатском». Недавно об этом – как о личной семейной трагедии – вновь рассказала одна моя френдесса, которой я очень доверяю, а до этого я слышала о таком и раньше. Впрочем, для тех, кому это чуждо, стоит воспринять это как метафору «сверхнормального» таланта людей искусства, науки… Часто ли их не трогали? Не пытались поставить себе на службу, и шло ли им это «на пользу»?
Примеры «увязших коготков» и «пропавших птичек» общеизвестны.

Яркий и тревожащее знакомый образ «телечудотворца» Бориса Ратнера вызывает ассоциации с памятным моему поколению Кашпировским. Авторский взгляд на это явление небанален и беспощаден.

Кроме того, вполне реальным и очень знакомым мне показался один из героев книги – «печальный клоун Петя Миронов», заблудившийся в параллельной Москве, и неожиданно оказавшийся в Германии. Вспомнился мне совершенно определенный человек – грустный «солнечный клоун» Олег Попов. Читая о нем, вспоминала и грустила…

Финал социофренического романа – предсказуемо мистический. Спасение Льва от людей из «института мозга», которые уже разлучили его с любимой, уже погубили выбранного им в учителя пожилого экстрасенса – «дальновидца» Устинова, становится возможно только с помощью его «альтер эго» - достаточно давно умершего деда Антонио. Дед Антонио может помочь любимому внуку, только уведя его с собой в другие Москвы, которых не 2, а гораздо больше…

Из запертой изнутри квартиры Лев, с дедушкой и возлюбленной – художницей Лизой, устремляется куда-то, где будет так же свободен и счастлив, как…
Как, к примеру, Булгаковские Мастер и Маргарита, заслужившие покой.

Итог. Роман мне понравился. Красивый, яркий и точный, без избыточной цветистости, русский язык. Запоминающиеся герои. Значимая тема. Отсутствие «игры в правдоподобие» там, где пока не были призваны царить символы. (Критики сравнили роман с нашумевшим «Домом, который» Мириам Петросян, но, на мой взгляд, Евгений Клюев написал куда более удачную вещь).
Пусть не поразив до дрожи, он привел в движение некоторые из давно не вращавшихся и ржавеющих колес в моей голове. Он, на мой взгляд, заслуживает достаточно высокой оценки критиков и хорошей прессы.

Накрепко пришитых к реализму как к единственно приемлемому литературному методу, я бы предостерегла от чтения его. Прочим же – рекомендую.

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/303164.html?mode=reply

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями