Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Мишель Пастуро

СИНИЙ: ИСТОРИЯ ЦВЕТА *
(М. : Новое лит. обозрение, 2015)

ЧЁРНЫЙ: ИСТОРИЯ ЦВЕТА *
(М. : Новое лит. обозрение, 2017)

ЗЕЛЁНЫЙ: ИСТОРИЯ ЦВЕТА
(М. : Новое лит. обозрение, 2018)

Синий: история цвета
Чёрный: история цвета
Зелёный: история цвета

С наслаждением читала книги французского историка Мишеля Пастуро из серии «История цвета». Начала с синего — он и автором описан был первым. Может быть, некоторым, в стремительном темпе живущим, книги могут показаться немного занудными, поскольку в них — не только исторические факты, но и глубокий анализ цветовой семантики в исторической ретроспективе. Но любителей неторопливого чтения это испугать не должно. История цвета и впрямь невероятно сложна и увлекательна.

Для начала, для затравки, могу упомянуть, что десятилетиями бытовал миф о том, что в античности люди вообще не называли синие предметы — синими. Почему? Они — что, не различали этот цвет? Мишель Пастуро подробно объясняет, на основании чего возник этот миф и опровергает его. Но судьба синего и зелёного и впрямь сложна. Ведь человечество в ещё доисторические времена прочно опознало и освоило, наделило прочными характеристиками три цвета — чёрный, белый и красный. А другие очень непросто обретали свои права на внимание. От «синих чертей» до голубого плаща Богородицы, от презренного и даже запрещаемого — до благородного лазоревого фона рыцарских гербов и горячо любимых моим поколением синих джинсов — как, почему?

О чёрном я читала и у другого автора — Джона Харви («Люди в чёрном»)
Кое в чём касательно чёрного Пастуро с ним расходится, но непримиримых противоречий нет.

Книга о красном цвете пока не попалась. Почему-то её не спешили перевести на русский. Подозреваю, что это связано с нашей еще недавней характеристикой для всего мира — «красные». Всё равно было бы интересно почитать, подожду...


А теперь — ЦИТАТЫ, преимущественно, про синий, хотя и не только.

***
Итак, на протяжении веков одеяние Богоматери многократно меняло цвет: наглядным свидетельством этого может служить деревянная скульптура из липы, созданная на рубеже первого и второго тысячелетий и до сих пор хранящаяся в Льежском музее. Это романская Дева Мария, как часто случалось в то время, была изображена в черном одеянии. Затем, в XIII столетии, согласно канонам готической иконографии и теологии, его перекрасили в небесно-синий цвет. Однако, в конце XVII века скульптуре, подобно многим другим произведениям искусства, придали «барочный» облик: ее покрыли позолотой. Этот цвет она сохраняла два столетия, до 1880 года, когда в соответствии с догматом о Непорочном Зачатии её перекрасили в белый цвет. Эти четыре слоя краски различного цвета, которыми за тысячу лет успела покрыться небольшая деревянная скульптура, превращают её в уникальный документ истории искусства и символики.

***
Ассоциативная связь между алкоголем и синим цветом возникла еще в Средние века; во многих руководствах по красильному делу говорится, что при крашении вайдой, для которой обычно применяется не очень сильная протрава, можно вместо нее использовать мочу пьяного: от этого краска будет более прочной.

***
Как мы увидим, для историка представляет большую трудность понять, а затем доискаться причин, почему в Западной Европе в период между серединой XII и серединой XIII века на смену этой троичной схеме, сложившейся ещё в доисторические времена и основанной на белом цвете и двух его антагонистах, приходят новые цветовые комбинаторики. Отныне синий, желтый и зеленый будут играть такую же важную роль, как белый, красный и черный.

***
В некоторых городах Германии и Италии красильщики разделаются не только по цветам, но еще и по красителям: каждая группа может использовать один-единственный.

***
Такая узкая специализация не слишком удивляет историка цвета. По-видимому, она связана с тем глубоким отвращением к смешиванию и смесям, которое пришло в Средние века из библейской культуры и стало неотъемлемым свойством средневекового менталитета. <...> Смешивать, сливать, сплавлять или спаивать воедино — все эти манипуляции часто воспринимаются как дьявольское наущение, ибо они нарушают порядок и природу вещей, предустановленные Творцом. А на всех тех, кому по роду занятий приходится это делать (красильщиков, кузнецов, алхимиков, аптекарей), смотрят с опаской или с подозрением, ибо они, как принято думать, мошенничают с природными веществами. Да они и сами не решаются прибегать к некоторым манипуляциям: так, в красильных мастерских никогда не смешивают две краски, чтобы получить третью; наслаивать краски, перекрывать одну другой — сколько угодно, а вот смешивать — никогда. До XV века ни в одном руководстве по приготовлению красок, как для бытового окрашивания, так и для живописи, не указывается, что для получения зеленого цвета надо смешать синюю краску с желтой. Зеленые тона получают другими способами: или из пигментов и красителей, от природы имеющих зеленую окраску (зеленой глины, малахита, медной ржавчины, ягод крушины, листьев крапивы, сока порея), или из синих или черных красителей, подвергшихся специальной многоэтапной обработке, которая не связана со смешиванием.

***
По всей Европе одежду дорогостоящих или слишком ярких цветов запрещается носить тем, чей облик должен быть важным и суровым: в первую очередь, конечно же, священникам, затем вдовам, судьям и чиновникам. А всем остальным запрещается носить многоцветную одежду, со слишком резким сочетанием красок, сшитую из ткани в полоску, в шашечку или в крапинку. Она считается недостойной доброго христианина.

Синий не значит ничего или очень мало; если о нем и упоминают как о цвете неба, то крайне редко: у многих авторов небо чаще описывается как белое, красное или золотистое, а не синее.

***
Например, история Красной Шапочки, самая ранняя версия которой появилась, по-видимому, на рубеже первого и второго тысячелетий, вертится вокруг трех цветов: маленькая девочка в красном несет горшочек белого масла бабушке (она же — волк), одетой в черное. Такое же движение от цвета к цвету присутствует и в «Белоснежке», но там цвета распределены иначе: колдунья в черном приносит белолицей девушке красное (то есть отравленное) яблоко. Ещё один вариант распределения цветов — в басне о вороне, возможно самой древней из басен: черная птица роняет белый сыр, которым завладевает рыжая лисица. Можно привести множество примеров такого использования цветовой триады в сюжетах, восходящим к незапамятным временам, а также обнаружить символическое обыгрывание этой схемы в различных областях жизни.

***
Хотя торговое название «bluejeans» появилось лишь в 1920 году, джинсы Стросса с самого своего рождения в 1870 году были исключительно синего цвета, так как деним всегда окрашивали только индиго и никакой другой краской. Ткань была слишком плотной, чтобы полностью впитать краситель. Но именно эта неровность окраски обеспечила изделиям их популярность: цвет был словно живой, владельцу брюк или блузы казалось, будто они меняются вместе с ним, разделяют его судьбу. Когда несколько лет спустя, благодаря успехам химии, стало можно окрашивать индиго любую ткань так, что окраска получалась ровной и прочной, производителям джинсов пришлось искусственно выбеливать или обесцвечивать синие брюки, чтобы они казались линялыми, как раньше.

***
Англо-американское слово «blues», которое многие языки заимствовали без всяких изменений, представляет собой сокращенное словосочетание «bluedevils» (синие демоны), означающее меланхолию, смутную тоску, хандру (во Франции для обозначения такого состояния используется чёрный цвет). Есть ещё одно, близкое по смыслу английское выражение: «tobeblue», или «intheblue», его немецкий эквивалент — «allesschwarzsehen», итальянский — «vederetuttonero», французский — «broyerdunoir», что значит: «видеть все в черном свете».

***
В Англии и в Америке есть выражение «thebluehour» (буквально «синий час») — это время, когда заканчивается рабочий день и мужчины (а порой и женщины) вместо того, чтобы сразу пойти домой, проводят часок в баре за выпивкой, стараясь забыть свои огорчения.

***
Если попытаться установить, какие цвета присваивались той или иной категории изгоев, то можно заметить (разумеется, значительно упрощая), что белый и черный, по отдельности или в сочетании, были отличительными знаками убогих и калек (особенно прокаженных), по красному знаку узнавали палачей и проституток, по желтому — фальшивомонетчиков, еретиков и евреев; зеленые либо желто-зеленые знаки носили музыканты, жонглеры, шуты и умалишенные.

***
В Риме синюю одежду не любили, она считалась эксцентричной (особенно в период Республики и при первых императорах) и символизировала траур. Кроме того, этот цвет, светлый оттенок которого казался резким и неприятным, а темный — пугающим, часто ассоциировался со смертью и загробным миром. Голубые глаза считались чуть ли не физическим недостатком. У женщины они свидетельствовали о склонности к пороку; голубоглазый мужчина считался женоподобным, похожим на варвара и попросту смешным. И, разумеется, в театре эта особенность внешности часто использовалась для создания комических персонажей.

***
Изучение гербов, которыми поэты и художники наделяют своих вымышленных персонажей (героев эпических поэм и рыцарских романов, библейских персонажей или мифологических героев, святых и полубогов, олицетворения различных пороков и добродетелей и т.п.), может дать обширную и ценную информацию тому, кто исследует символику и мировосприятие Средневековья.

***
Так во французских романах Артуровского цикла XII-XIII веков постоянно применяется цифровой код. Красный рыцарь — это, как правило, чужак, который замышляет недоброе (или же выходец из Потустороннего Мира). Черный рыцарь — один из главных персонажей, по какой-то причине скрывающий свое имя; он с одинаковой вероятностью может оказаться добрым или злым, поскольку в литературе этого типа четный цвет не всегда имеет негативное значение. Белый рыцарь чаще бывает добрым; нередко это пожилой человек, друг или покровитель героя. Наконец, Зеленый рыцарь — это, скорее всего, пылкий юноша, который своим дерзким или наглым поведением посеет смуту; он, как и черный рыцарь, может оказаться добрым или злым.

***
И вот что поразительно: вплоть до середины XIII века в этом хроматическом литературном коде напрочь отсутствует Синий рыцарь. Синий цвет здесь не значит ничего. Или по крайней мере он еще недостаточно интересен с точки зрения геральдики и символики, чтобы его можно было использовать для такого эффектного приема. Внезапное появление в повествовании Синего рыцаря не было бы стать распознаваемым сигналом читателю или слушателю. Для этого еще слишком рано: экспансия синего цвета в социальных кодах и в символике еще не достигла максимума, а хроматический код рыцарских романов в основном успел сложиться до этой экспансии.

ОБ АВТОРЕ:

Мишель ПастуроМишель Пастуро (MichelPastoureau; род. 17 июня 1947, Париж) — французский историк-медиевист. Окончил Национальную школу хартий (1972), защищал диплом по символике животных. Специалист по геральдике, сфрагистике и нумизматике. С 1983 года руководит кафедрой истории западной символики в Практической школе высших исследований в Париже.
Мировую известность получили его книги по исторической семантике цвета (синий, красный, черный и др.), переведённые на многие языки.

  • Член Международной академии геральдики
  • Вице-президент Французского общества геральдики
  • Член-корреспондент Академии надписей и литературы (2006)
  • Лауреат Национальной премии за книгу о Средних веках (2007)
  • Премия Медичи за эссеистику (2010)
  • Почётный доктор Лозаннского университета.

Переводчик его книг Нина Кулиш получила премию Мориса Ваксмахера за лучший перевод с французского в категории «Гуманитарные науки».


Татьяна Александрова, член клуба «Зелёная лампа»
22 октября 2018 г.


* Книга есть в отделе абонемента Герценки.

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями