Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Евгений Гришковец

А…а

(М.:  Махаон, 2010)

Я делала попытки подружиться с творчеством этого известного современного писателя и раньше, но что-то не получалось. Театральные его работы мне нравились, забавные и необычные музыкальные проекты – тоже. Тем более, мы оказались на расстоянии одного рукопожатия друг от друга: я некоторое время плотно общалась с человеком, который учился вместе с Е.Г. в Кемерово. И мне было трудно не доверять впечатлению этого человека, который отзывался о Е.Г. как об очень умной, цельной и чрезвычайно здравомыслящей личности. Но многие мои попытки оценить его книги по достоинству не давали внятного результата.

Чтобы выразить это впечатление, обращусь к личному воспоминанию. Был у меня одно время бойфренд-поэт. Он часто присылал мне свои стихи, сопровождая их «справкой об их происхождении». То так – «вот, понимаешь, вылезло», то так – «вот тут приходило, я записал», то так – «у меня сочинились\написались стихи»… А иногда даже так: «сконструировал вот что». (Самое интересное в нашем молодом литературном деле было то, что «сконструированные» стихи выходили лучше тех, что «вылезли», да это и неудивительно – на тинейджерском этапе именно так и бывает).

Так вот творчество Е.Г. вызывало у меня ощущение абсолютной «сконструированности», а потому доселе меня и не трогало.

Нравилось, вызывало уважение то, как оно сделано. Но это было для меня – как в юности уроки танцев в паре с девочкой-сокурсницей: вроде и полезно, и слаженность какая-то, а волнения нет.
Кое-что прояснили интервью с Е.Г. Прохладный, спокойный, совершенно не бешеный, эмоциональность не то, чтобы под спудом, но под жестким контролем. Комильфо.
Разве бывают такие писатели? Писатель должен психовать, пить, попадать в истории/милицию/психушку/отделение интенсивной терапии. Должен эмигрировать или вступить на путь политической борьбы. Должен выводить письмена своим истерзанным сердцем. А у этого писателя – сердце на месте и оно спокойно. Он – как большинство обычных мужчин, не писателей – живет головой. Умной, трезвой и совершенно своей, не чужой. Вспомнилось двустишие Игоря Губермана:
«Давно пора, … мать,
Умом Россию понимать!»

С попытками Е.Г. умом понять Россию мне еще предстоит ознакомиться. Но вчера я дочитала очень приятную книгу Е.Г. «А…а». Свой ум писатель приложил к другой стране, А…е, Америке, то есть США. Я получила от этой книги большое удовольствие, и хотя автор воздействовал преимущественно на мой ум, затронутым оказалось и сердце. А это очень приятное чувство. Для сравнения – из того, что известно всем, как пример: именно так «работает» Льюис Кэрролл в «Алисе в Стране чудес» и «Алисе в Зазеркалье». Но мы же не пеняем на холодность Л.К., а наслаждаемся ею!

В повести-эссе «А…а» Е.Г. исследует формирование у себя лично неких представлений, картинок, устойчивых ассоциаций, связанных с Америкой. И обратный процесс – влияние этих сложившихся образов на то, что он воспринимает как в информации, связанной с США, так и в американском искусстве, а также – что само по себе удивительно – в родной, российской действительности. Однажды в одном интервью Е.Г. сказал, что намеренно избегает излишней конкретики, детализации в своих произведениях, желание у него есть такое – писать о себе как обо всех, и для всех, как для себя. Да это и свойство всех «мозговитых» писателей – математизировать действительность. Здесь же он самым удачным образом изменил своим принципам. И детально раскрыл генезис образов, возникших в его мозгу под влиянием…

Сказок про девочку Элли из Канзаса, ковбойских вестернов и образов ковбоев, джинсов, музыки, книг Фенимора Купера и Марка Твена, детских ощущений подавленности и страхов, связанных с угрозой ядерной войны, исходившей для нас именно от США, пищевых стандартов, распространяемых по миру, неземной красоты Мерилин Монро, гангстерских боевиков, фильмов-катастроф, шокирующего понимания поразительной простоты понятия «великая американская мечта», мотоциклов «Харлей» и всего, что связано с американским образом дороги и освоения больших пространств – и прочего, прочего...

Я читала это и понимала, что в книге этой нет ни строчки «не про меня», ни одной темы, над которой я не стала бы согласно кивать, а финал книги меня вообще ошеломил своей глубиной, потому что, как оказалось, это… и не об Америке вовсе! И вовсе даже он себе не изменил…

Но как это радостно – понять, что хотел сказать писатель, пробиться сквозь некую собственную косность к его доброй и человечной сути. Я рада.

Вечером дочитывала книгу рядом с мужем, смотревшим телевизор в глухих наушниках. Это я настояла. Меня и так-то потряхивает от негодования по отношению к творчеству сатирика Вздорнова, а теперь и вообще... Ну не комильфо он… И так раздражает после прочтения умного текста весь этот задорный вздор…

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/280734.html?#cutid1

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями