Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Сергей Лебедев

ЛЮДИ АВГУСТА
(М. : Интеллектуальная Литература, 2017)

Шорт-лист литературной премии «НОС-2016», шорт-лист премии «Русский Букер-2016».

Автор умело соединяет одно время с другим, сравнивает, анализирует. То, что случилось с близкими главного героя в 17-ом повторяется в 95-ом. Иногда один в один. Мистика какая-то! Некоторые времена – ужасающая пародия.

«У нас есть опыт убийств, предательств, отречений от родных, но он как бы никому не принадлежит; опыт есть – а прозрения не случилось, никто не сказал – кровь на руках моих, Боже, это я, это моя вина пред Тобой и людьми».

Главный герой открывает для себя бабушкины рукописи,  читает её скупое описание жизни, через что пришлось ей пройти.

«Я вдруг понял, почему бабушка Таня не написала ни слова осуждения о тридцатых годах: она, вероятно, осознавала, что такое будущее они породили себе сами еще в Гражданскую, желая, чтобы вернулся порядок, обещая в мольбах заплатить за него любую цену».

И заплатили. Мало того, проценты платили уже потомки.

В поисках семейной тайны, он начал копаться в архивных документах, чтобы ответить на самые сокровенные вопросы. Сложность заключалась в том, что в то время не каждому разрешали работать в архивах.

Разыскивая ответы на свои вопросы, он попутно находил информацию и о других людях. Это стало со временем его промыслом. Поиском пропавших людей в 90-е занимались некоторые службы спустя рукава и комитет солдатских матерей. Больше не к кому было обратиться. А у него получалось находить человека, для себя он выработал некий алгоритм поиска. «Словно маг, он извлекал из небытия судьбы, соединял разорванные нити, возвращал лица»…

Это занятие глубоко изменило его. А чего стоило ему чтение миллионов страниц фальшивых свидетельств, самооговоров, лживых показаний, признаний, выбитых под пытками…

И главный герой понял, что каждый – доносчик и предатель, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. И это так горько было осознавать. Каждый в своё время убивает словом ли, делом ли, чаще оговором под принуждением… просто каждый не думал, что зерно это когда-то прорастёт.

«Все мы – потомки Каина… Все – с каиновой печатью». Гены наши гниловаты. Только из такого прошлого выросло такое настоящее. А что же мы хотели?

Парадокс главного героя в том, что его самого предали близкие, тайно сдали в органы, но это уже были 90-е. Всё повторяется и ничего не изменяется.

«Но я так долго ходил по краю мира арестованных и допрашивавших, думая, что это ко мне не относится; а тот мир смотрел, как я самонадеянно вхожу в архивы, листаю старые дела, ищу сгнившие бараки. И вот теперь он пришел за мной».

При смене правительства даже мало что менялось, как при смене памятников. Статую сняли, но Железный Феликс никуда не уходил с Лубянки, он стоял там незримо. Как похожи были революционные времена 90-х и 17 года, это осознавали только аналитики. Это все уже было, было, причем до всякого Союза.
Концовка вызывает много вопросов. Книга понравилась.

Людмила Гагаринова,
главный библиотекарь патентного сектора библиотеки им. А.И. Герцена
27 июля 2018 г.

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями