Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Лазарева, М. Оказывается, Добролюбов всю свою короткую жизнь метался между духом и плотью // Вятский наблюдатель – 2017. – 2017. – 4 авг.

ОКАЗЫВАЕТСЯ, ДОБЮРОЛЮБОВ ВСЮ СВОЮ КОРОТКУЮ ЖИЗНЬ МЕТАЛСЯ МЕЖДУ ДУХОМ И ПЛОТЬЮ

Зато автор книги о нем абсолютно гармоничный и успешный человек, этим и интересен. Здесь важно, что это выпускник филфака ВятГГУ, а ныне молодой доктор философии и преподаватель литературы в Высшей Школе Экономики Алексей Вдовин. Недавно он побывал в гостях у «Зеленой лампы» в библиотеке Герцена с презентацией своей первой книги в жанре биографии, изданной в серии ЖЗЛ издательства «Молодая гвардия».

Неожиданно посреди лета, когда никто не интересуется «умственным», место встречи наполнилось под завязку. И это сразу же подняло наш интерес как к непримиримому разночинцу, одному из главных литературных критиков 19 века, так и — все-таки в первую очередь — к личности самого молодого филолога, написавшего о нем.

Уж очень силен был контраст между юным видом и речами «не мальчика, но мужа». Его манера общения с аудиторией кажется совершенной: она свободна, но не развязна, уверенна, но не самовлюбленна, увлекательна, но не склонна к интересничанью — одним словом, отработанная, правильная форма. Но, как вскоре выяснилось, тут проявляется не только внешняя сторона дела. Участники презентации, а это были в большинстве преподаватели кировского филфака, у которых учился Алексей, один за другим вставали и говорили, какой это был и есть уникальный юноша. Прекрасный, талантливый, увлеченный и навсегда помнящий добро. Одна из них, старейший преподаватель, прямо так и сказала: таких студентов как Алеша у нее за сорок лет работы в вузе было всего лишь несколько человек, хватит пальцев одной руки. Это уже в ходе вузовской учебы определилось, а вот когда ученик- отличник, к тому же еще и мальчик, сделал свой выбор в пользу филологии, его школьный педагог была не на шутку взволнована: учителем русского и литературы — в наше время, зачем? Разве не лучше ее любимцу будет получить хорошо оплачиваемую профессию юриста, журналиста, политтехнолога наконец? Однако Алексей предпочел не пополнять этот сомнительный отряд «гуманитарной интеллигенции», успешно прислуживающей мутному российскому бизнесу и понятно какой политике. А выбрал служение чистой науке и своей любимой литературе, которую (опять же по некоторым отзывам) он уже студентом знал зачастую лучше преподов.

Оказалось, и на этом узком пути можно достичь вожделенного успеха, не будучи в мейнстриме. Сегодня он прекрасно трудоустроен, признан в научном сообществе, востребован далеко за пределами своего престижного вуза, ездит с лекциями по миру, пишет книги и вообще живет интересной наполненной жизнью. И этот путь никому не заказан, только он подходит для людей призванных, талантливых и к тому же порядочных, ибо репутация в тесном научном мире дорогого стоит. На презентации в Герценке Алексею с трудом (очень деликатно) удалось остановить поток восхищенных слов, растроганных воспоминаний, однако все это было искренне и к месту — ведь люди заслуженно гордятся своим учеником.

Что касается истории написания книги о Добролюбове, то она тесно связана с деятельностью «Креативной школы письма» под руководством бывшей же кировчанки Натальи Осиповой и писательницы Майи Кучерской в Москве; сначала они пригласили Алексея вести там класс написания биографий, а потом уж и он сам, в соответствии со своим научным интересом, заявился в «Молодой гвардии» на Добролюбова. В ЖЗЛ про него уже когда-то давно писали — в русле прежних идейных установок и знаменитого стихотворения Некрасова «Суров ты был...» . Сегодня пересматриваются и обновляются многие литературные мифы, вслед за исторической наукой, которая давно уже с различных позиций трактует наше прошлое.

Не знамя революционных демократов, а живой Николай Добролюбов, подлинный властитель умов в 19 веке, проживший всего 26 лет, даже при поверхностном рассмотрении оказывается глубже, сложнее и трагичней «коммунистической» версии литературного аскета. Его отношения с женщинами, отраженные в переписке, способны слегка шокировать. Его духовный кризис, выразившийся в радикальном и неожиданном отказе от православия после смерти родителей, вызывает споры и разночтения. Даже за час с небольшим хороший лектор способен увлечь аудиторию лишь отдаленно знакомым предметом, а Алексей Вдовин хороший лектор. И все, кто еще не прочел его книгу, сразу захотели ее прочесть, узнать не только о драматичных моментах его личной жизни, но и о собственно литературном процессе эпохи. Автор старался не слишком увлекаться «личной» темой в ущерб литературоведению , хотя в издательстве всячески его об этом просили — чтобы заинтересовать как можно более широкий круг читателей.

Некоторые главы редакторы немного подсократили, для начинающего автора это нормально, не то что для литературных «тяжеловесов». В частности, для Дмитрия Быкова, чью перенасыщенную повторами, субъективизмом и излишней детализацией биографию Маяковского, якобы, критики и читатели уже дружно разгромили, однако издатели не посмели в чем-либо ограничивать любимца публики. Вообще, автор считает своего героя актуальной фигурой дня сегодняшнего, ибо генерация «желчевиков» (так называли современники Белинского, Добролюбова и Чернышевского, которые бескомпромиссно и язвительно громили устоявшиеся мнения, равно и как и порядки в государстве Российском ) восходит на сцену. Сейчас тоже многие недовольны и стремятся все опровергнуть. Все недовольны всеми, добавим мы, озлобленность переполняет интернет и частную жизнь, однако системной критики, с перспективой взять на себя ответственность духовного лидера нации, что-то не слыхать.

Мэри Лазарева

Источник

Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями