Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Густав Майринк

ГОЛЕМ
(СПб. : Азбука, 2000)

Это роман некогда был всеевропейским бестселлером и побивал своими тиражами современные ему книги. Остросюжетный триллер в стилистике «пражской школы» — удивительного, эмоционального и культурного межэтнического сплава, давшего множество шедевров. Нам, конечно, более чем Густав Майринк, знаком Франц Кафка, но читать Майринка — не в пример легче и приятнее. «Голем» — самый известный, но не единственный роман Майринка. Многие читали его книги — «Ангел западного окна», «Белый доминиканец», «Вальпургиева ночь».

Приём, реализованный автором, достаточно известный и распространённый — в основе «готического» романа часто лежит фольклор — сюжет или персонаж, персонифицирующий разрушительные, грозные, непостижимые человеком и лишь относительно подвластные ему силы.

Здесь это старинная еврейская легенда о Големе, страшном «искусственном человеке», который является орудием того, кто его создал...

Голем — это вам не какая-то пошлая кукла вуду. Это сила, поднятая из мрака небытия именно Культурой, Верой и Учёностью, а значит — при всей своей жути — амбивалентная, абсолютно злой её не назовёшь, хотя заставить душу уйти в пятки здоровенный глиняный дядька сможет...

Мне нравится эта легенда и все её интерпретации. Даже известная песенка Ольги Арефьевой «Голем».


Густав Майринк


Цитаты из романа:

***
По сентиментальности узнают сволочь.

***
Тысячи бедняков могут умирать с голоду, и это никого не проймёт, но если какой-нибудь размалёванный паяц, одетый в лохмотья, закатит глаза на сцене, — они начинают выть, как собака на цепи…

***
Дикое отвращение к жизни сжимает мне горло.

***
Когда люди подымаются с ложа сна, они воображают, что они развеяли сон, и не знают, что становятся жертвой своих чувств, что делаются добычей нового сна, более глубокого, чем тот, из которого они только что вышли.

***
Люди не идут никаким путём, ни путём жизни, ни путём смерти. Вихрь носит их, как солому.

***
Существует предание, что однажды три человека спустились в царство тьмы, один сошел с ума, другой ослеп, и только третий, Рабби-бен-Акиба, вернулся невредимым и рассказал, что он встретил самого себя.

***
Именно так, — ласково сказал Гиллель, — лечить всех людей из одной ложки — это привилегия врачей. Вопрошающий получает тот ответ, который ему нужен, иначе люди не шли бы по путям своих стремлений. Вы думаете, что наши еврейские книги просто по прихоти написаны только согласными буквами? Каждый должен для самого себя подыскать к ним тайные гласные, которые открывают только ему одному понятный смысл — иначе живое слово обратилось бы в мертвую догму.

***
Мы, люди, не чисты, и часто требуется долгий пост, пока не станет внятен тихий шёпот нашей души.

***
Все на земле не что иное, как вечный символ в одеянии из праха.

***
Что если стремление помочь было наружно чистым? Не скрывается ли в нем тайная ложь: себялюбивое, бессознательное желание наслаждаться ролью спасителя?

***
Стоит только высказать мысль, как она приобретает уже отвратительный привкус земного.

***
Жизнь наша есть не что иное, как обретшие внешнюю форму вопросы, вынашивающие во чреве своём зародыши ответов, и ответы, чреватые новыми вопросами. Тот, кто видит в жизни что-то другое, — глупец.

***
Люди не идут никаким путем, ни путём жизни, ни путём смерти. Вихрь носит их, как солому. В Талмуде сказано: "прежде, чем Бог сотворил мир, он поставил перед своими созданиями зеркало, чтобы они увидали в нем страдания бытия и следующие за ними блаженства. Одни взяли на себя страдания, другие – отказались, и вычеркнул их Бог из книги бытия". А вот ты идешь своим путём, свободно избранным тобой, пусть даже неведомо для тебя: ты несёшь в себе собственное призвание. Не печалься: по мере того, как приходит знание, приходит и воспоминание. Знание и воспоминание – одно и то же.

***
«Каждый звук порождает много откликов, как каждая вещь бросает одну большую тень и много маленьких».

***
«На Земле часто поступок хороший и честный ведёт к таким же последствиям, как и самый дурной, потому что мы, люди, не умеем отличать ядовитого семени от здорового».


Так выглядел главный герой фильма «Голем» (1920 год), основанного на Пражской легенде


Татьяна Александрова, член клуба «Зелёная лампа»

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями