Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Роман Сенчин

МОСКОВСКИЕ ТЕНИ
(М.: Эксмо, 2009. – 416 с.)

Роман Сенчин Московские тени Книги Романа Сенчина приходят ко мне в правильной последовательности. Не в хронологической, а в соответствии с моей собственной логикой.

Сначала «Ёлтышевы». Пламенный, сильный, страшный роман. После него я поняла, что Сенчин – это мой автор, мне нравится его стиль, прозрачный и лёгкий, напрочь лишённый декоративности, демонстрирующий абсолютно русскую духовную природу автора.

Потом «Ничего страшного». Три истории о жизни людей на грани беды. Поразительное чувство времени, точность диагностики общественно значимых явлений.
Мы все нуждаемся в разного рода литературе. Энергетически питающей. Для этого читают стихи, классику и Евангелие. Ну, и каждый – то, что любит.
Забавляющей и развлекающей. Нечего стесняться. Мы все в какой-то мере дети и нуждаемся в сказках, читаемых на ночь.
И в третьем, наиважнейшем роде литературы: побуждающей, дающей нам возможность оценить время, в котором нам выпало жить и в нём – себя самих. Так вот, на мой взгляд, Сенчин – создаёт литературу именно такую.

И теперь новая встреча с книгой полюбившегося мне автора – «Московские тени». Как ни странно, эта книга, представляющая собой повествование в рассказах, в большей степени, чем предыдущие, меня потрясла и покорила.

Помните ли вы свои школьные терзания в попытках понять, почему же Онегин и Печорин – «лишние люди»? Я лично, при всём интересе к предмету, долго мучилась, пытаясь разобраться, что это такое. Что делает человека «лишним» в обществе, в поколении, в жизни? Непонимание окружающих? Так у нас любой подросток – «лишний человек». Отношение общества? Вы не чувствуете себя постоянно лишними людьми для государства? Я вот чувствую, и уже привыкла. Растерянность? Незнание дороги, которую следует выбрать? Невозможность приложить свои силы к чему-либо полезному, святому и значимому? Много чего может входить в это понятие.
Думаю, первично собственное мироощущение человека, ощущение оставленности приходит к нему иногда без всяких на то поводов. А причины этого состояния – глубоко…

Рассказы, составляющие книгу «Московские тени» помещаются хронологически примерно в десятилетие – с середины девяностых до середины «нулевых». Их герои разных профессий и уровня достатка живут в Москве. Многие из них имеют отношение к миру искусства – писатель, художники, актрисы.

Кстати, я совершенно не согласна с аннотацией, данной книге. Автор аннотации определил статус героев – «тени» в соответствии с их имущественным уровнем. Да, это ощущается. Нехватка денег – общая проблема большинства героев книги. Но, во-первых, далеко не всех. А во-вторых – это утверждение дезориентирует потенциального читателя, которому предлагается книга «про бедных». Да не про бедных она!

Она – про людей, которые стали «тенями». Как когда-то взяли и стали «лишними» герои Пушкинской эпохи. Потому что глубокое внутреннее недовольство своей судьбой, своим временем, самими собой может быть спровоцировано безденежьем, но совсем не обязательно с ним связано. Несколько героев «Московских теней», возможно, по меркам россиянина, живущего за границей МКАД, вполне даже прилично устроены. Но это – безусловно «тени»…

Из жизни этих людей напрочь ушла радость. Они, подобно одному сказочному мальчику, потеряли свой смех. И что бы ни происходило в их жизни из того, что по определению может и должно вызвать в человеке яркие, сильные чувства, они остаются «теплохладными», изнывая лишь от мелких и тяжких, почти беспросветно унылых эмоций. В них как будто «прохудилось сердце», откуда взяло и вытекло всё стоящее чувств. Событийно, по сюжету, то и дело появляются поводы для внутреннего озарения. Перед нами – достаточно молодые люди, переживающие период становления, пытающиеся как-то реализоваться в работе, воспитывающие маленьких детей, активно общающиеся, живущие в городе, способном подарить много ярких раздражителей. Но ничто не заставляет их внутренне зажечься.

Погасшие люди. Тени.
Приходит и уходит любовь. Малыши задают вопросы, узнают мир. Происходят встречи друзей. Люди делятся проблемами и планами. Жалуются и хвастаются. Совершают недалекие путешествия. Застольничают. Ходят в театры. Гуляют. Делают покупки. Занимаются творчеством.
Но если бы я могла дерзнуть дать книге другое, свое собственное название, оно было бы таким – «Праздник не удался».

Как герои «Ничего страшного» балансируют на краю беды, так «московские тени» - пытаются порадоваться жизни. Но, вот беда-то какая – ничего у них не получается! Попытки предпринимаются самые разные: тайный загул – «афинские ночи», домашнее застолье, встреча со старыми друзьями, любовное свидание, «сорокет» (сорокалетний юбилей)… Любовь не греет, дружба не радует, красота мира не утешает, вино не веселит. Алкоголя в жизни героев книги ровно столько же, сколько в жизни среднего россиянина – то есть на грани бытового пьянства и алкоголизма. Но он только обостряет тоску и неудовлетворённость, заглушая рассудок и выпуская на волю большие и малые обиды, сожаления о растрачиваемых впустую лучших годах, разочарование в самых близких и родных людях.

Поднимается волна гнева. Наверняка – это именно та реакция, на которую и рассчитывал автор. Уже не раз произведения Романа Сенчина отсылали мою память к известной серии песен В.С.Высоцкого об угрюмом Доме, из которого срывается Герой, нахлестывая Привередливых Коней…

Извините за длинную цитату из любимого поэта…

«…В дом заходишь как
Всё равно в кабак,
А народишко –
Каждый третий - враг.
Своротят скулу,
Гость непрошеный!
Образа в углу –
И те перекошены.

И затеялся смутный, чудной разговор,
Кто-то песню стонал и гитару терзал,
И припадочный малый - придурок и вор –
Мне тайком из-под скатерти нож показал.

"Кто ответит мне –
Что за дом такой,
Почему во тьме,
Как барак чумной?
Свет лампад погас,
Воздух вылился...
Али жить у вас
Разучилися?

Двери настежь у вас, а душа взаперти.
Кто хозяином здесь?- напоил бы вином".
А в ответ мне: "Видать, был ты долго в пути –
И людей позабыл,- мы всегда так живем!


Траву кушаем,
Век - на щавеле,
Скисли душами,
Опрыщавели,
Да ещё вином
Много тешились,-
Разоряли дом,
Дрались, вешались".

Да и сам голос автора, его позиция, несмотря на категорическое отсутствие какой-либо пафосности, чем дальше, тем крепче увязывается для меня с тем, с детства знакомым и единственно приемлемым для меня в большом искусстве отношением к правде жизни, которое было характерно и для Высоцкого.

На мой взгляд, Роман Сенчин – просто «суперский» диагност! Смотрю вокруг и вижу, что в тени превращается всё больше и больше людей вокруг меня. Почему – это уже вопрос не к писателю, а к нам самим.

«И из смрада, где косо висят образа,
Я, башку очертя гнал, забросивши кнут,
Куда кони несли да глядели глаза,
И где люди живут, и - как люди живут».

Впору нам всем учиться твердить по складам: «Мы – не тени! Тени – не мы!»

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/183565.html#cutid1

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями