Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Ричард Карл Лаймон

СТРАНСТВУЮЩИЙ ЦИРК ВАМПИРОВ
ДОМ ЗВЕРЯ
ЗАПРУДА ДИНКЕРА

http://darkermagazine.ru/uploads/files_elfinder/2014/07/Tma_v_knigah/laymon.jpgРешение познакомиться с литературой жанра ужасов не является для меня праздной причудой. Есть причина, вполне альтруистического свойства. Тем более, с детства я любила шепотом рассказывать и слушать на деревенском сеновале или в пионерском лагере после отбоя «страшные истории». Памятуя о том, что «страшно — это дневник Анны Франк», а вот это все — такая игра, своеобразная, безопасная, частенько даже легкомысленная. Литературоведы считают, например, ужастики Эдгара По — мостиком не только к близкой по времени классике готического романа XIX века, но и экспрессионизму, символизму, вплоть до лучезарного нашего Александра Грина.
Но эволюция жанра нелинейна, и на этом черном древе растут самые разные плоды, разной степени спелости. Вот и изучаю...

Американский фантаст-ужасеписец Ричард Карл Лаймон рано умер (1947-2001), радость признания испытал лишь в финале жизни, был игнорируем, руган, и активно ругался в ответ — написал большую и гневную статью, посвященную дискриминации триллера, с которой боролся.
Нет лучше способа бороться с дискриминацией жанра лучше, чем созданием произведений, которые прорвут глухую оборону...

Мой интерес к Лаймону начался с коротенького рассказа «Запруда Динкера», услышанного в аудиоварианте. Меня очаровали болтуны-старатели, вполне огенриевские или марктвеновские и, конечно, очень тарантиновские.
По-моему, это очень мило и более смешно, чем страшно. Не пожалейте 34 минут, послушайте:

https://j.livelib.ru/boocover/1001123772/o/b909/Richard_Lajmon__Dom_Zverya.jpeg Полезла я дальше, и изучила мрачную тетралогию Лаймона «Дом зверя» и роман «Странствующий цирк вампиров». Это, конечно, замешано гуще, чем в байках старателя из «Запруды Динкера». Кровищи больше и саспенс настоящий.

Мне больше по душе пришелся «Странствующий цирк вампиров». Но обе вещи объединяет одна общая черта, вряд ли случайная. Если судить по Лаймону, то самое страшное место на свете — это тихие и сонные маленькие городки или поселки. Именно там, обычно, заводится какая-нибудь невероятная нечисть, которая принимается всех жрать.

Но почему? — подумала я. И, кажется, поняла.


http://www.rulit.me/data/programs/images/stranstvuyushchij-cirk-vampirov_288070.jpgВо-первых, жителей мегаполисов, может быть, окружает ужас куда более всамделишний. Психи, террористы, бандиты, шпана, уличное движение, инфекции, силы правопорядка, толпа сама по себе. На этом фоне, конечно, шансов наткнуться на что-то ужасное, гораздо больше, но меньше возможностей как следует этот ужас рассмотреть и прочувствовать: кто мимо тебя поутру бежит в мыле на работу — люди или монстры — пойди разбери, да и некогда особенно. Чтобы погрузить жителя большого города в состояние саспенса, его надо отправить к бабушке в деревню.

Поэтому для ужасов нужны особенные заповедники. Какие? Вот вторая причина — такие, в которых есть глубокая почва, проницаемая для живой грибницы фольклора. Настоящие грибы ужаса должны расти в хорошем субстрате из кровно родных мифов, связанных с повседневностью, ставших неотъемлемой частью многих местных биографий. Самые вкусные ужасы растут на особенно питательных и плодородных почвах, Касл-Рок Кинговский, Диканька Гоголевская, да и каждого из нас в родной деревне, наверняка, что-то водится.
У Лаймона эта провинциальность ужаса — шикарная, живописная, облупленная-пыльная, унизанная деталями, которые на бегу не запомнишь.

Чем Лаймон отличается от того же Кинга? Имморальностью (не путать с аморальностью). Людям с адамантово-твердым неприятием «сексулек» — однозначно его не порекомендую. Добро не побеждает тут, но мало этого, иногда зло вызывает странную жалость.
Как тот же прожорливый Динкер, чья оторванная печальная башка плавала в запруде.

Татьяна Александрова, член клуба «Зелёная лампа»

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями