Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Лазарева, М. Что нам Лев Толстой : [Встреча с Павлом Басинским в Герценке] //Вятский наблюдатель. – 2017. – 29 сент. (№ 39(52)). – С. 4

ЧТО НАМ ЛЕВ ТОЛСТОЙ?

Москва продолжает культурное шефство над вятской провинцией, без которого здешняя жизнь представляется куда более безрадостной. Однако здесь есть свои скромные герои-культуртрегеры (Юрий Опалев, Эдуард Филиппов), а также читательский клуб «Зеленая лампа» в Герценке, которые организуют и даже финансируют приезд к нам литературных звезд первой величины. Кропотливо и любовно отбирая своих фаворитов из множества фигур с менее безупречной репутацией и ориентацией. И этот выбор всегда точен.

Так, на прошлой неделе читающая Вятка была приятно изумлена возможностью пообщаться с Павлом Басинским, влиятельным литературным критиком, журналистом и успешным писателем — лауреатом премии «Большая книга», присужденной за его исследование «Лев Толстой: бегство из рая», 2010 год (как выразились тогда злые языки, не получившие оной, «компилятор победил писателя»).

Что сказать? Только он уселся перед аудиторий, как стало ясно: вот человек — мастер творить обыкновенное чудо, сходу преодолевать умственную лень, нелюбопытство и равнодушие. Ведь, собственно, что нам сегодня герои его «жзловских» исследований — Горький и Толстой? Да, титаны, гордость русской культуры и пр. и пр., но какое к нам имеют отношение? Все это в прошлом, на уровне ненавистной школьной программы, а сегодня имеется более актуальная литература, отражающая реалии текущего времени. Так вот, говорю же, с первых слов Басинского эти гиганты мысли становятся человечески интересны, привлекательны и остро нужны; сразу хочется взяться за дневники Толстого, пытаться понять его личную драму. Или, допустим, читать пьесы Горького. Низачем, просто для удовольствия. А пока — слушать, слушать и слушать.

Тут основной секрет в голосе — ровном, негромком, безо всякой аффектации и желания привлечь внимание, но с полным ощущением (у слушателя, конечно) какой-то твердой и безусловной инстанции вкуса, интеллекта, моральной позиции. Наверно, люди с таким голосом и интонацией легко могут становиться проповедниками, духовными лидерами, однако Басинскому это чуждо. Серьезно думаю, уж не отсвет ли харизмы великих, изученных им вдоль и поперек, лежит на этом человеке — почему нет. При том что читал он два дня. В первый просто рассказывал о себе и своих книгах, как и почему их писал, о Толстом и Горьком. Все казалось ново, свежо и небанально. Как будто бы очень просто. Вот такой нам был явлен, например, Толстой, открывший случайно оставленную кем-то книгу: что это? И как дурно написано... А это он об «Анне Карениной», эталонном романе всех времен и народов. (Полный текст выступления можно найти на сайте Герценки и ВКонтакте).

Кто имеет наглость сказать, что король голый, — тот и критик

Люди из зала тоже удачно вписывались с вопросами адекватно теме, и это лишь углубляло основной дискурс, не уводя в сторонние дебри. Особенно продуктивен оказался вопрос о критике: не мешают ли личные дружбы с писателями. И вот как он ответил. Конечно, критики свободны. То есть — они свободно хвалят своих друзей, что естественно. Но как же ругать хороших людей? Говоря о себе, вспомнил, что критиковать легко в самом начале, когда не много знакомых литераторов, а сам ты молод и невероятно борз, можно писать злые рецензии. Не то что сейчас, когда все время рискуешь встретить знакомого. «И это не момент конформизма, а боязнь сделать ему больно, ведь ты знаешь его потолок». Так что критики в идеале — это такие молодые волки (без царя в голове и креста на шее — MJI). Или, еще лучше, андерсеновский мальчик, который один увидел, что король голый. А все между тем восхищаются. Но вот он усомнился — и остальные сразу согласились: ага, мы тоже так думали, но стеснялись сказать. Но в общем, плохая профессия, надо очень много читать, а благодарности тебе никакой за это не будет.

Потом, в субботу, прозвучала уже целостная лекция об историческом споре Толстого с православной церковью и его якобы отлучении, однако аудитория незаметно для себя изменилась и уже не задавала вопросов. Ни лишних, никаких. Хотя тема по нашему смутному времени сильно актуальная, чего уж там. Тоже было много тех, кто сидел и слушал затаив дыхание, однако наблюдателю не повезло. Рядом расположились студенты, которых привели сюда с благими намерениями. Девушки привычно занимались волосами, ногтями и смартфонами. Им было абсолютно все равно, что там был за конфликт, в который страстно включилась вся Россия, а приверженцев философии толстовства вообще ссылали и лишали детей, а Лев Николаевич от этого мучился и сам хотел пострадать за веру, но ему не давали, а Софья Андреевна тоже мучилась как жена и как мать, а Чертков геройски издавал запрещенную литературу Толстого за границей и она расходилась по миру, а император Александр Третий защищал Толстого перед Синодом, так как обожал этого писателя, а Иоанн Кронштадтский..., а секретарь Синода Победоносцев..., а русская интеллигенция..., а сельские священники... Вот это была жизнь, вот это интенсив!

Так что же с нами сталось, с целой страной, за этот век с небольшим, что теперь всем уже все равно, и полное равнодушие к тому, что нельзя скушать и престижно употребить. И где же наша интеллигенция непенсионного возраста. Русскому народу точно поменяли всю кровь, влив какую-то иную жидкость. Точнее, это случилось за пятнадцать последних нулевых лет. До этого население имело хоть какие-то взгляды и убеждения, а про советское время что и говорить. Утешает одно: сейчас все общество настолько сильно поляризовано (бедность-богатство, высокое-низкое, сложное-элементарное), что по этому закону всеобщее упрощение и дебилизация с необходимостью порождают очень крупные фигуры как свою противоположность. Приезд Павла Басинского в этом укрепил: все еще будет, но, боюсь, вряд ли уже рассосется миром.

Мэри Лазарева



Павел Басинский в окружении вятской интеллигенции.
Слева и справа Юрий Опалев и Галина Макарова — спонсор и организатор события.


Павел Валерьвич Басинский

Член Союза российских писателей (1993), академик Академии русской современной словесности (1997). Входит в постоянное жюри премии А. Солженицына (1997). Автор наиболее полной неподцензурной биографии Максима Горького, изданной в 2005 году.
Учился на отделении иностранных языков Саратовского университета, окончил Литературный институт имени А. М. Горького и аспирантуру при нём, защитил кандидатскую диссертацию по теме «Горький и Ницше». Работает в Литинституте (1986–1995, с 2010). С 1981 года печатается как критик в «Литературной газете», журналах «Новый мир», «Октябрь», «Знамя», «Дружба народов», «Наш современник», интернет-журнале «Русский переплёт». Редактор отдела культуры «Российской газеты». Член жюри литературной премии «Ясная Поляна».
В 2010 года книга «Лев Толстой: бегство из рая» отмечена первым местом в Национальной литературной премии «Большая книга».
В 2014 году П. В. Басинский удостоен премии Правительства Российской Федерации в области культуры за книгу «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды».
Выведен Виктором Пелевиным под именем Бисинский в романе "Generation"П«" и рассказе «Краткая история пэйнтбола в Москве». Под именем ПавлоБасиня фигурирует в повести Владимира Сорокина «День опричника». В свою очередь, Басинский изобразил Пелевина в «Русском романе» как модного писателя Виктора Сорнякова, автора книги «Деникин и Ничто»

Оригинал

Назад | На главную

џндекс.Њетрика


Поделитесь с друзьями