Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Владимирова Н. Настоящее кино: [О встрече с режиссёром Алексеем Погребным в литературном клубе «Зелёная лампа»] //Кировская правда. – 2009. - 11 дек. (№ 148).

Кировский документалист Алексей Погребной (на снимке) пополняет список наград за свои кинопроизведения.  В ноябре 2009 г. его документальные ленты вновь вошли в число победителей на престижных кинофорумах. Так, «Вятская «Кукарача» получила специальный диплом жюри «За объёмный портрет неожиданного героя» на Всероссийском фестивале телевизионных программ и фильмов «ТелеПроФи» в Саратове. Здесь же вятский режиссёр удостоен почётного диплома «За верность жанру документального телекино». В Москве на 14-м Международном кинофестивале «Радонеж» спецпризом жюри отмечен фильм Алексея Ивановича «Деревенский фотограф».   И это уже 19-я награда фильму! А всего вятский режиссёр создал более 80 кинолент, получив более 100 различных наград, в том числе две Государственные премии -  за телесериал «Лёшкин луг»  в 2000 году и «Извините,  что живу» в 2004-м.

В начале декабря Алексей Погребной встретился с поклонниками своего творчества на заседании клуба «Зелёная лампа» в библиотеке им. А.И. Герцена. Встреча затянулась почти на три часа, но собравшиеся никак не хотели отпускать гостя, продолжая задавать вопросы.

- Алексей Иванович, как вы находите своих героев?

- Это происходит по-разному. Кто-то расскажет об интересном человеке, где-то я о нём прочитаю, иногда встречу на улице. Так произошла встреча с героем фильма «Спартанец», который шёл по улице зимой в овощной «сетке», надетой на голое тело. Оказалось, что в прошлом это известный тренер Борис Мошонкин. Когда я обратился к нему с предложением участвовать в фильме, Борис Степанович довольно резко ответил: «Раньше надо было предлагать, когда я был молодой, мускулистый! А сейчас не до вас, готовлюсь к 70-летию». Однако я не отступал от своей затеи и пытался его уговорить. Вероятно, подействовали мои слова о том, что фильм останется на память внуку Бориса Степановича. Мошонкин мечтал создать музей развития футбола и хоккея в Кировской области. При этом боялся, что его ограбят, хотя в квартире, кроме подшивок старых газет, фотографий и книг, практически ничего не было. Я приходил к нему и не заставал, оставлял записки. Однажды, когда я  забраковал для съёмок какую-то тусклую, недопроявленную фотографию, где практически отсутствовало изображение, а на ней, как оказалось потом,  был запечатлён один из любимых воспитанников Мошонкина, наш герой  вспылил и  тут же выставил нас за дверь. Тем не менее недельки через две Борис Степанович нас всё-таки простил. В конце концов  фильм ему  понравился, и он разослал копии всем своим родственникам.

Непросто шла работа над «Деревенским фотографом». Герой фильма Николай Зыков - очень талантливый человек. Если бы  в своё время нашёлся кто-то, кто смог бы его продвинуть, его фотографии могли бы найти широкое признание. Но, будучи человеком скромным, он работал как-то для себя. Немало снимков попросту погибло. Они хранились в шкафах без альбомов, их изгрызли мыши. Но даже то, что осталось, убедительно свидетельствовало: это был мастер талантливый и пронзительный. В самых простых кадрах - удивительная глубина и философия. В нашу первую встречу Николай Викторович спросил: «Чего вы приехали? Вы же здесь инопланетяне». Пришлось деликатно налаживать отношения, делая упор на значимость того, что создано им за долгие годы. Большинство фотографий могло просто  пропасть, если о них вовремя не рассказать, не показать. Зыков согласился, но во время съёмок вёл себя достаточно  жёстко, и тут  нас выручала автор сценария  Ольга Валентиновна Самсонова, человек лёгкий, доброжелательный. С ней Николай Викторович беседовал более охотно, чем со мной,  и даже делился  сокровенными чувствами и мыслями. В игровом  кино режиссёр волен менять сюжетную линию, создавать определённые предлагаемые обстоятельства, руководить поступками героя, в документальном - всё иначе. Здесь режиссёр полностью зависит от героя.  С Зыковым вообще нельзя было работать по какому-либо заранее написанному сценарию. И мы во всём шли за героем, которому фильм и обязан своим успехом. 

О герое фильма «Счастливчик» - поэте Романе Щипане - нам рассказал его друг. Честно говоря, я даже не знал тогда, как подступиться к этой истории. Рассказывать о поэзии в кино непросто. Здесь нужны события, развитие действия. Но когда я увидел, с каким достоинством и мужеством Роман переносит выпавшие на его долю испытания,  я понял, что именно это и должно стать содержанием будущего фильма. Съёмки выпали на конец зимы.  На улицах грязь, сутолока,  и над этой обыденностью, «неприбранностью»  звучат стихи нашего героя: «Место - которого нет. Время - которое мнимо. Вечность проносится мимо Места, которого нет».  Роман считает себя  счастливчиком. В момент своего рождения он мог умереть, но по удачному стечению обстоятельств выжил.  Переболев впоследствии  церебральным параличом, Роман научился радоваться самому  простому и обыденному в жизни.  После показа этого фильма я получил несколько писем от зрителей  из разных городов, которых потрясла его судьба.   Причём от  людей молодых, успешных. В одном из них были строки: «Всю ночь проплакал, все мои собственные проблемы показались ничтожными, надуманными». А когда судьбы героев трогают зрителей - это, наверное, главная награда режиссёру. Роман мечтает выпустить сборник своих стихов, но на это нет средств. Хочется надеяться, что у нас в Вятке найдутся меценаты, которые помогут в осуществлении  его мечты.

- Отслеживаете ли вы судьбы своих героев, когда работа над фильмом завершена?

- Безусловно. Порой на протяжении двух десятилетий. Так случилось с героями «Лёшкиного луга». Сделав первый фильм,  я и предположить не мог, что это выльется в кинороман.  Но и с героями других фильмов добрые отношения продолжаются долгие годы.

- Как вы считаете, будет ли развиваться документальное кино в Кирове, не станете ли вы «последним из могикан»?

- К сожалению, на местном телевидении по воле столичного руководства тематическое телевещание сведено к минимуму, основную часть эфира занимают информационные программы,  и  документальные фильмы на канале ГТРК показывают теперь  редко и не всегда в удобное время. В 2004 г. на церемонии вручения Государственной премии я попытался обратить внимание президента В.В. Путина  и  министра культуры на то,  что подобная реструктуризация регионального  ТВ не приведёт ни к чему хорошему и губительно скажется на культурных традициях российской провинции. Но механизм государственной машины был уже запущен. Поэтому  сейчас вся многообразная культурная и общественно-политическая жизнь вятского края предстаёт  перед нами только в коротких  новостных сюжетах.  Местное телевидение лишилось  очень важных на сегодня просветительских функций.  А если говорить о вятском документальном кино, то оно представляло и нашу область, и наших земляков не только на российских, но и зарубежных каналах.  Меня, конечно, радует, что появляется новое поколение молодых документалистов, которые возвращаются к лучшим отечественным традициям.  И об этом я сужу по своим впечатлениям от последних российских фестивалей. Жаль, что у тех, кто создавал наше вятское телекино, уже нет  возможности передавать свои знания и опыт тем, кто сейчас постигает азы в профессиях режиссёров, сценаристов, операторов, звукорежиссёров.  

Кстати.
Разумеется, встреча с Алексеем Погребным  не ограничилась этим кругом вопросов. Он рассказал о том, как рождаются идеи фильмов, их  визуальные символы, чем он руководствуется, отбирая из множества отснятых сюжетов самые яркие, точные и значимые.  Были также  вопросы о его семье, детстве, учёбе, литературных пристрастиях, творческих планах. Разговор получился очень ёмким, интересным, памятным. Земляки знают и любят ленты Алексея Погребного, а со временем, считают, фильмы вятского кинодокументалиста обретут ещё большую ценность как «энциклопедия жизни» Вятки последних десятилетий ХХ - начала ХХI века.

Наталья Владимирова

Назад | На главную

џндекс.Њетрика


Поделитесь с друзьями