Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Агота Кристоф

 Толстая тетрадь
(М.: Амфора, 2005. – 448 стр.)

Агота Кристоф Толстая тетрадь Le Grand CahierЗдесь не воюют. Здесь живут войной. Война – фон существования, неотвязный, как гул бомбардировщиков в небе. Она – причина и следствие такого людского существования, которое описано в книге. Не было бы войны – не было бы и всей этой жестокости. Возможно. Но война – только катализатор, она лишь ярче высвечивает все стороны бытия личности. Бытия и личности. Марта не пошутила бы так зло над голодными пленными. Но над кем бы и как жёстоко она пошутила тогда? Без прикрас и иллюзий показано всё. И русские солдаты, которые в двенадцатиром (или пятнадцатиром – но тут уже без разницы) насилуют девушку и её мать, и немецкий офицер, который кричит: «Я не хотел этой войны!».

Лукас и Клаус – волчата. Они выживают как могут. И в первую очередь они стремятся сохранить целым свой рассудок. Что ж, пожалуй, это правильно. Когда всё кругом рушится – не так уж и важно, кто умрёт раньше. Но длить жизнь надёжнее в своём уме. Иначе – судьба Заячьей Губы. Именно поэтому мальчики становятся такими, какими они становятся.

А когда война заканчивается, заканчивается весь этот ужас, и рассказ возвращается в прошлое – в момент её начала, ещё раз, с последней наготой Агота Кристоф показывает, что в мире, в мирном времени все мы ведём себя ещё хуже, ещё страшнее. Мы убиваем самых близких людей, как будто походя, убивая этим себя и тех, кого мы вовсе не хотели ранить. Мать близнецов стреляет в своего мужа за то, что тот решил уйти к другой женщине, убивает его и шальной пулей ранит Лукаса. Практически парализованного мальчика отправляют в реабилитационный центр, сама же мать повреждается в рассудке. С этого момента, с этой бытовой – житейской, никак не зависящей от мировых катаклизмов – трагедии и начинается отсчёт судеб всех героев романа.

Оказывается, что война больше огрубила, испортила того, кто пережил её более благополучно. Конечно, у каждого есть свои причины и объяснения. Мать всю жизнь ждала только Лукаса, не замечая того счастья, что хотя бы один сын рядом с ней. За это можно озлобиться и на брата, и на мать, и на саму жизнь. И все же Агота Кристоф показывает: все эти объяснения – не оправдания.

Кстати, в Кирове впервые в России была сделана попытка перенести «экстремальный» текст Аготы Кристоф на сцену. 1 июля 2009 года состоялась премьера спектакля в  «Театре на Спасской». Но перед тем как идти в театр, всё же лучше сначала прочитать саму книгу, чтобы по-настоящему оценить смелость и мастерство молодого режиссёра Бориса Павловича.

Ольга Шебеко, студентка ВятГГУ

С большим интересом прочитала книгу Аготы Кристоф «Толстая тетрадь». При прочтении первой её части, перед глазами всё время был спектакль «Театра на Спасской». Он сделан очень близко к тексту книги. Удачей Павловича считаю отбрасывание им жестокости, вымогательства и пр. нехороших черт, которые входили в упражнения близнецов.
Очень удивила и возмутила меня аннотация к пьесе, которая вывешена, в фойе театра. Там написано, что самой писательнице в военные годы пришлось вынести голод, холод и тяжёлое время советской оккупации.  Но ведь в этой книге автор пишет (с. 51), что именно немцы виноваты во всех несчастьях, их страна, они принесли войну.
Конец книги печален, но правдоподобен. Так и вспоминаются  слова из песни Окуджавы «Мальчики»: «Ах, война, что же ты наделала?..»

Тамара Хамер

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями