Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Мо Янь

БОЛЬШАЯ ГРУДЬ, ШТРОКИЙ ЗАД
(СПб: Амфора, 2013)

Вместилище души народной – большая грудь, широкий зад

Трудно было придумать время более соответствующее чтению этой книги, чем нынешнее. За очень многое я благодарна автору, нобелевскому лауреату 2012 года.

Это уже вторая книга Мо Яня, которую я прочитала. Конечно, она много мощнее «Страны вина», и вызвала больше мыслей и ассоциаций.

Всегда, когда прочтешь два произведения автора, начинает вырисовываться что-то общее, в чем уже виден индивидуальный взгляд, почерк. Надо удержать себя от окончательных выводов как минимум до третьей книги, я думаю, что мне будет трудно остановиться, и я с удовольствием прочитаю все, что найду – из того, что вышло из-под пера Мо Яня.

Предварительные итоги того, что я вижу общего в «Стране вина» и «Большой груди…». Боюсь выразиться неточно, но постараюсь, будьте снисходительны, если мои выражения вас покоробят.
Есть род цинизма, цинизма повествовательного, порожденного внутренней чистотой и цельностью личности рассказчика. Часто (успешно) это применяется великими кинематографистами. А писатели все-таки более застенчивый народ. Но не этот...

В некоторых ситуациях и обстоятельствах (а именно их автор выбирает в качестве сюжетов, испытаний для своих героев), некоторый цинизм может защитить и от уныния, и от пафоса, дать возможность героям и автору устоять.
Почему Мо Янь показался мне циничным, немножко «черным»? Просто ощущение современного Средневековья иначе, чем со средневековым горьким скоморошеством не преодолеть. Именно этот странный цинизм является причиной того, что я ему верю. Нельзя плакать, невозможно смеяться, но что-то вырывается из уст, напоминающее и рыдания и смех.

Я почитала рецензии… Автору вменяется сходство с Рабле, Шолоховым и Маркесом. Ничего себе букетик, правда?

Многие отметили эпичность образа Великой Матери, Шангуань Лу. Я не могу воспринимать эту фигуру вне контекста сюжета, поэтому не вижу в ней чего-то универсального, кроме того горестного факта, что по выражению Наума Коржавина, перефразировавшего Некрасова: «Но кони все скачут и скачут, а избы горят и горят». Конечно, Великая Мать – это центральная и достаточно величественная фигура. Великая Мать рожала детей по воле мужа-импотента от кого только ни попадя. Главного героя по имени Шаньгуань Цзиньтун, долгожданного сына, от лица которого ведется повествование – она родила от пастора-миссионера Мюррея. Дочки ее (числом восемь) воплощают разные, но равно драматичные жизненные пути, которые иллюстрируют историю Китая второй половины ХХ века. Направо пойдешь, налево пойдешь, прямо пойдешь – все одно, рано или поздно пропадешь. И нахлебаешься дальше некуда – и смех, и грех, и кровь, и боль. Говорят, это «галлюциногенный реализм». Не думаю… Это жизнь у нас такая - и не в одном Китае.

Такая Мать – мать всех, и красных, и белых, и умных, и дураков – есть в каждом из родов, которые живы вопреки всему. Это прекрасно и ужасно одновременно.
Роман очень чувственный – не в смысле эротики, хотя куда же без нее, а в мощной апелляции текста к органам чувств. Он слышимый, пахнущий, осязаемый, иногда вкусный. И, конечно, очень-очень зримый.

Есть название-дразнилка, название-пародия на особый жанр, очень распространенный в свое время в советской литературе – «роман-опупея». Поверьте, «Большая грудь, широкий зад» - настоящая «опупея», в смысле эпопея и опупеть!

О слове «Опупеть»: возглас выражения эмоций, чаще всего позитивных. Ср.: Очуметь, ошалеть. Синонимы: обалдеть, одуреть, ополоуметь, офонареть, охренеть, ох#еть.
Наблюдая за собой – таки да… Право же, есть от чего...


Раньше я уже писала о "Стране вина":
http://l-eriksson.livejournal.com/594467.html
http://l-eriksson.livejournal.com/594880.html

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/761059.html

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями