Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Павлова Вера

 РУЧНАЯ КЛАДЬ: СТИХИ 2004-2005 гг.
(М.: Захаров, 2006.- 317 с.)

«Вера Павлова – одна из тех, кто определяет лицо современной российской поэзии. «Ручная кладь» - её девятый поэтический сборник, и, пожалуй, - один из самых удачных. Что отличает Павлову от её собратьев по перу, так это способность «говорить о том, о чём другие молчат». Её стихи очень женские и порой откровенные до такой степени, что кажется, их могут понять и оценить, прежде всего, современницы. Однако, по словам Павловой, всё же её самые верные поклонники – это мужчины.

Все стихи в этом сборнике – это маленькие поэтические миниатюры. Они похожи на афоризмы: такие же точные, выверенные, наполненные деталями. И даже человек далёкий от поэзии наверняка найдёт здесь несколько строк для себя и про себя…»

 

 

 

 

***
Бог миловал – дал мне плохую память:
совсем не помню, как мучилась, как убивалась.
Ещё бы забыть, как мучила, убивала,
ещё бы убитые мною меня забыли, -
и моя память могла бы считаться прекрасной.

 
***
В сумерках сиротливо
ворона каркает
с ветром играет крапива
краплёными картами
в первом подъезде попойка
дождь накрапывает
старик несёт на помойку
пальто осеннее женское добротное драповое

 
***
Ждать награды, считать удары,
сжимать в кармане в часы тревог
ключ от рая – такой старый,
что страшно: вдруг поменяли замок?

 
***
Не доверяю календарю –
там какая-то путаница.
На Медузу-Горгону смотрю
через зеркальце в пудренице.
Знаю: трудная встреча близка.
Вижу: слегка подрагивает
минутная стрелка в руке стрелка,
что тетиву натягивает.

 
***
Мама моё пальто
несёт на руках из роддома.
Выбор:  аборт? Барто?
сделан.

 
***
Иду по канату.
Для равновесия –
двое детей на руках.

 
***
Я? Да так, ничего, починяю примус.
Так что, Экклезиаст, ты с камнями сам уж…
Кто в пятьдесят семь исправляет прикус,
тот в шестьдесят восемь выходит замуж,
в семьдесят девять кормит пирожными белок
в парке… Старое доброе детское средство –
самое вкусное оставлять напоследок,
Чтобы сделать старость похожей на детство.

 
***
Плачу, потому что не можешь со мной жить.
Не можешь со мной жить, потому что плачу.
Плачу, потому что никак не могу решить
эту лукавую, дьявольскую задачу.
Не можешь, не потому, что больше других
невольников чести вкусил покоя и воли,
но потому, что боливар не вынесет двоих
с поля боя.

 
***
Потерянное? – Растерянное,
рассеянное по свету
моё поколение, расстрелянное
из стартового пистолета.
Сердечную мышцу вымуштрую.
Я знаю – он очень занят,
тот, кто ленточку финишную
на горле петлей затянет.

 
***
Жуть. Она же суть. Она же путь.
Но года склонили-таки к прозе:
Русь, ты вся – желание лизнуть
ржавые качели на морозе.
Было кисло-сладко. А потом
больно. И дитя в слезах бежало
по сугробам с полным крови ртом.
Вырвала язык. Вложила жало.

 
***
Весна приходит в новых туфлях
и сразу натирает ногу.
Плясать на раскалённых углях
я привыкаю понемногу –
русалочкина предоплата
за право женщиной казаться
и от блуждающего взгляда
гусиной кожей покрываться…

 
***
Храм. Тропинка под откос.
Тихий омут, где
водомерка, как Христос,
ходит по воде,
где, невидимый в кустах,
Павел, Пётр, Андрей,
от апостольства устав,
ловит пескарей.

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями