Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Каваками Хироми

МАНАДЗУРУ
(СПб: Гиперион, 2012)

 

Дорога длинна, и скрашивает ее современный японский роман. Длинный и основательный. Героиня постоянно переодевается и ест, разговаривает и думает. Ест героиня удивительные вещи. Не только ставриду ломтиками с гарниром из пластов имбиря и мисо-суп с жареным тофу, но и какого-то невероятно вкусного соленого кальмара.
Героиню тревожат воспоминания и проблемы. Куда-то ушел муж 15 лет тому назад, оставив запись в дневнике с названием странного маленького города и временем – 21:00. Ушел – и пропал…
Выросла дочь, которая временами тоже куда-то пропадает. Состарилась мамаша, которая раз в несколько лет покупает себе корзинки для покупок – всегда одинаковые, чем очень раздражает продавцов окрестных магазинов, настойчиво старающихся впарить старушке хоть что-то отличное от одинакового продырявившегося стандарта. Но японская бабка стоит стеной и ничего иного себе не хочет.
Героиня периодически ездит в этот упомянутый в дневнике маленький город и останавливается там в крошечных гостиницах, гуляет у моря, пьет подогретый зеленый чай и погружается в воспоминания, слушая шум ветра, волн и поездов…

А еще она кропотливо анализирует свою интимную жизнь – как только японцы умеют это делать – бесстрашно (бесстыдно) и совершенно отстраненно. Увидеть в самых откровенных описаниях что-то неприличное, сможет только тот самый соленый кальмар, хотя они (описания, а не кальмары) многословны и вдумчивы…



Мисо-суп с тофу

Вот, к примеру, взбрело героине, которая «ягодка опять» и последние пятнадцать лет – ни жена, ни вдова – предаться плотским утехам. Она же так прямо об этом и говорит: «Ни с того – ни с сего мне вдруг очень захотелось». И едва ли не этими же самыми словами она говорит об этом какому-то мимоидущему дядьке. Дядька уважителен и вежлив, происходящему спокойно рад, и в благодарность за случайный праздник разражается обильной философией. Это только в японском романе можно, если приспичит, «снять» философа и наслушаться от него красивых и тонких мудростей…

А еще у героини есть старый друг, который вообще-то любовник, но это в меньшей степени, чем понимающий человек и родная душа. Мучают его, конечно, жестоко – за его беззаветную любовь – как во всех женских романах, не только японских. Но лишь в японском он, в конце концов, натерпевшись, говорит: никогда я, мол, тебя не брошу, но теперь только говорить будем… Говорить, а не это самое…
Героиня: КАААК? ПААААЧЕМУ? (Удивлена. Вот такие они, эти японки).
Хоть и японская она героиня, но вполне предсказуемая девушка… Даже смешно…

А рядом плещет море, в маленьких гостиницах смотрят телевизоры и ожидают тайфуна, мигает освещение и призраки бродят табунами. И мисо-суп довольно вкусен, и кондиционер надо сделать потеплее, и героиня смотрит в зеркало на себя, раздевшись, и не видит в отражении ничего хорошего… Хорош грустить, звони другу! Но это было бы слишком просто…

Дорога длинна, и мне отчаянно хочется мисо-супа и пристроить куда-нибудь странную героиню – за философа или друга, и дать ремня пропадающей дочке и купить мамаше ярко-красную пластиковую сумку с подсолнухами…
И разогнать, в конце концов, всех призраков, или хоть сетку от них на окно поставить, как от москитов…

Но роман все длится, хоть дорога уже подошла к концу. Дома дочитаю, на ночь глядя…

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/717564.html

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями