Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Ефим Честняков

СКАЗКИ. БАЛЛАДЫ. ФАНТАЗИИ
(М.: ОАО «Московские учебники», 2012)

«Фантазия – она реальна, когда фантазия сказку рисует – это уже действительность, и потом она войдет в обиход жизни так же, как ковш для питья. И жизнь будет именно такой, какой рисует ее наша фантазия… Гляди вперед и покажи твои грёзы, и по красоте твоих грёз ты займёшь свое место…»
Е.В.Честняков

Его картины очаровывают меня, очаровывали всегда. Удивительный человек – чудак-мечтатель, живший одновременно в нашей стране в очень непростое время и – в сказочном счастливом мире людей-детей, преданных природе, солнцу, нежным и немного наивным мечтам о счастье и гармонии всех со всеми. В волшебном и вместе с тем – совершенно родном краю.

Помню, с какой значительностью однажды мама показала мне репродукции его картин, сказав: «Он – наш, костромской»…
Мама моя – уроженка Костромской деревни Филино Палкинского (позже – Антроповского) района, деревни, которая осталась в моих детских воспоминаниях чем-то чуточку похожим на мир этих картин, что, конечно же, было иллюзией… Но иллюзией светлой, питающей душу верой в радость и доброту, рожденной собственной детской чистотой – его, маминой, моей.
Судьба этого человека удивительна и грустна. В реальном мире, непохожем на тот, который жил на его картинах, он не нашел для себя поддержки и защиты. Конечно, одиночество его не было лютым – его любили и уважали, хотя и считали чудаком. Но помочь ему не смогли.


И вот – то драгоценное малое, что осталось от него, книга сказок, стихов и маленьких пьес Ефима Васильевича Честнякова. Читаю, и сердце сжимается от нежности, жалости и какого-то призрачного сожаления – ну почему мы не таковы, как его герои, почему я не такова? А как бы было хорошо…
Обязательно почитаю эти напевные, колдовские, даже на уровне фонетики родные тексты внуку моему Арсюше, когда подрастет.
И расскажу ему о том, что в мире, из которого создана его душа и плоть, в любви и дружбе навеки пребудут Марк Шагал и Ефим Честняков. Пусть не слушает никого – этим двоим нечего делить, кроме неба – а оно просторно, как сама любовь …

Книга – красоты неописуемой – издана просто как драгоценность, ее приятно и даже немного страшно (от внутреннего трепета) брать в руки. Шрифт заголовков Agafia основан на каллиграфических прописях Агафьи Лыковой.

 

Сказки старого овина (отрывок)

***
Жарко теплина горит,
Дедко сказки говорит.

И рассказывает сказки
Про Ивановы проказки
И про красную девицю:
И про вещу кобылицю,
Сивобурого коня…
Про Бову-богатыря
И прекрасных королевен,
И про трёх сестёр-царевен…

И про простеньких девиц –
Тоже родненьких сестриц.
И о царствах под землёй –
Там есть норка, зверь седой…

И Лазурев Еруслан,
Седовласый царь Салтан,
Мост хрустальный над рекой
С семивёрстной высотой…
А Иван Белобородов
Семивёрстный Скороходов
В чистом поле в один миг
Зайца серого настиг…

Дядька Пузо-опивало,
Что два озера схлебнул
И глазами не мигнул;
Тоже Дядька-объедало,
Что быков три стада съел
И николь не потолстел.

Про горынычева змея,
Простофилю-дуралея,
Умным оказался он…

И про бабу с кочергой
Да с железною ногой,
Что на ступе разъезжала,
Кочергою загребала,
Заметала помелом…

И о витязе лихом,
Что в волшебный рог трубил,
Вражьи рати порубил…

Про Кощеевы чертоги,
И про разны три дороги…
Там от вещего столба
Провещалася судьба…

Про чудесных три венца,
Про заветные кольца,
Про царевнины следочки,
Про купеческия дочки,
Про ширинки и платки,
Про волшебныя гудки…

Про Сиза-царя морского
И двенадцать дочерей,
И про двух богатырей…

И про витязя большого,
Что под облаки вставал –
Небо шапкой подпирал.
Ещё – как Иван-царевич,
Свет червонный королевич,
В сонно царство прискакал,
И как конь его копытом,
Чистым жемчугом покрытым,
Струны звонки задевал…

Много лет уж царство спало,
Зачарованно стояло…
И вкруг царства сложена
Крепка каменна стена…
И ворота на пятах
О двенадцати замках…

Над воротами была
Там струна проведена…
Конь царевичев скакнул
И ногой струну тронýл…

И музыка заиграла,
Царство сонно пробуждала.
И, как красная весна,
От чарованного сна
Свет-царевна пробуждалась,
И, как солнце, улыбалась…

Наряжёнки дедушки Яи

Пришли наряжёнки в Брусниху… И услышали песенки поют в Руссовой избушке… отворили… вошли… и беседка сидит… и лучина горит… и все предут биленький лён… а парнёки сидят: кто лапти плетет, кто оборы вьёт, а кто стýпень заплетает.
- Здравствуйте… Здравствуйте…
- Как вас зовут?
- Дедушко Яй, баўшка Ая и девóнька Яя…
- Ну, брат, имена… просто нечего толковать…
- А отколь вы пришли?
- А из сказки…
-А… а… а где эта сказка?
- А тут в избе: вот в избе предут и лапти плетут, и разговаривают… и мы вот в избе…
- Да не здешние вы…
- И нигдешние, и здешние – вот мы у вас здись… и здешние мы…
- Мудреные вы…

Дедушко Яй:

- На что того проще!
А живем недалечко от вас… и у рички…
И там летают всякия птички…
Клесты, воробейки, синички,
И братья живут и сестрички,
И сказки поют и былички…

Девонька Яя:

- И лапотки там обувают,
И витры в трубе напевают…
И девы сидят у оконца
И тихо прядут волоконца,
И с ниткой крутят веретёнце…

Бабушка Ая:

- И лапти плетут старики.
И рубят в лесу мужики…
И баўшки сметану пахтают,
И бабы ячмень в ступе тастают,
И ещё обыденной чередой
Ходят на ключ за водой…
И часто кучкою стоят –
Между собой говорят.
И расходятся домой…

Девонька Яя:

- У нас есть дедушки и баўшки седые,
И подростки, и ребята молодые,
И девоньки, и девицы,
И мужики, и молодцы…

И еще много маленьких ребят.
Которые дорожки торят…
А маленькие пеленаются
И в люльках качаются…
Им матери титьку дают и прибаюкивают…

Дедушко Яй:

- Это вы к делу, робята…
Но вот еще: пташки, голубята…
Бедным пташкам, друг ты мой,
Знаем – холодно зимой.
Кто другое скажет тут?
Зимой цветы-то не цветут…

Бабушка Ая:

- И когда ходим с коробицей на ключик по воду, или собирать зрелую смородину и команичу под бучажком… И ежели на прутиках – гнёздышко пташки, и охота поглядить, то осторожно: ни-ни… не дотрагивайся… грех… святое… Бог с ним… И тихо уйди, чтобы не напугать пташку.
И еще хотели бы мы защитить слабых, которых обижают, да не знаем как… И чтобы все были и обуты, и одеты, и счастливы. И еще хотели бы научить тех, которые не знают… Чтобы они не сердились, если мы – не знаем, а оне – знают. Али мы – знаем, а оне – не знают… Али – не умеем, а оне – умеют… Али – умеем, а оне – не умеют.

Дедушко Яй:

- И чтобы лошадь была удобно запряжена. А в санях али тарантасе, али там в чём, хорошо и ловко было сидить. И чтобы с приятностью говорили, как друг дружке нравится… И кушали ягоды и всякие плоды… И чтобы все были здоровы.
А на Шабале? Строили бы избушечки и палаты, и садили деревья и всякую всячину и ресовали картины… И надэ, чтобы во Власьевския и Илеинския в светлых покоях али в уютной хижине ресовали картины или узоры какие… И вышивали, шили…

Бабушка Ая:

- И чтобы вырос над ними большущий гриб –Алая билянка… и затенял бы их от солнышка, и чтобы не мочило дождём. Когда пойдёт дождь, капельки будут падать на шляпку почти беззвучно, и со всех сторон побежит вода…
И брусница бы росла тут высокая, как черёмуха, и ягоды были бы по горшку… и сладкия, и хватило бы одной ягоды на весь день ещё с остатком…

Девонька Яя:

- И вот бежит вода с билянки… дождь идёт… а под билянкой – избушка… и тут сидят Татьяна и Александра… и их не мочит дождём.
И чтобы жили мы пока что в старой избе и по-старому… и толковали так кое-что… И чтобы у нас были дрова. И мы были бы не прочь пошутить
А нашим родителям – не до шуток… И знаем будто, как помочь, и не знаем… И ещё хотели бы мы, чтобы прилетала милая пташка и сказала: «Я там, где можно творить»…

Дедушко Яй:

- И вот не потрогать ли нам слегка по балалаечным струнам? Ничего в порожнее времечко и не потрынкать маленечко, и не притопнуть бы нагами?

А балалайка да гудок
Разорили весь домок.
Тинти блинти…

Милые, прощайте…
Друзья, не отощайте…
Тинти блинти…

Ах, трону струночку,
Спою про деву Груночку…
Тинти блинти…

А другую я трону –
Спою про сказкину стану…
Тинти блинти…

Звучит струна и третия,
И к ним подстану сам и я…
Тинти блинти…

Играй и пой, шути, гуляй
А я – я сам, и сам я – Яй.
Тинти блинти…

Барабаны Ая дробь,
Яя дудочки не робь…
Тинти блинти…

Бабушка Ая:

- Мы поем, играем с вами,
А вы нас угощайте крупчатыми пирогами…
Мы любим, когда тепло и сухо у ноги,
И еще пшеничные пироги,
И еще бы ягодок полное блюдо…

Бруснихинские:

- Вы любите, видно, не худо…
Еще что-нибуть не хотите ль?

Бабушка Ая:

- Благодарим… какие уж есть… извините…

Они играли, и подпевали, и приплясывали…
- Ну, брат, занятно. Ай да, дедушки Яи! – говорили мужики и бабы, а девушки вóпили…

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/715902.html

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями