Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Михаил Коко. Рубинштейн – с нами! // Вятская особая газета. – 2013.- 20 июня (№ 24). – С. 5.

Тик-так, тик-так, тили-бом, бом, бом. Старинные часы – свидетели и судьи...

13 июня. Живой классик Лев Рубинштейн зарулил на Вятку. По наводке худрука Театра на Спасской Бориса Павловича. Читал на «Зелёной лампе» в Герценке прозаические тексты из своих книг. Например, «Бобровая струя» (про Геннадия Снегирёва, автора книг для детей о животных): «…А кaкие истории рaсскaзывaл он сaм! Вот сидит, допустим, компaния зa общим столом, и Снегирёв вдруг спрa­шивaет: «А вы знaете, при кaких обстоятельствaх погиб aкaде­мик Лебедев?» – «А кто это?» – «Ну, тaкой aкaдемик был. По китaм [смех в зале]. Тaк вот этот сaмый Лебедев отпрaвился кaк-то нa китобойном судне со своими исследовaтельскими целями. Кaк-то рaз моряки зa­гaр­пу­нили огромного китищу и подняли его нa пaлубу. А aкaдемик тут кaк тут, ходит с кaким-то прутиком в руке и всё осмaтривaет китa. То хвост потрогaет, то в глaз зaглянет. Потом взял дa и пощекотaл зaчем-то зверя в облaсти генитaлий. И тут детородный оргaн китa тaк возбудился, что выпустил струю семени под дaвлением в тристa двaдцaть aтмосфер, и этой вот сaмой струёй aкaдемику снесло голову» [смех в зале]. Это лишь то, что вспомнилось с хо­ду. Было много и других рaс­скaзов, соревнующихся друг с другом в исключительной достоверности. Про то, нaпример, что Брежнев, окaзывaется, был цыгaном и до шестнaдцaти лет жил в тaборе». И опять смех.

В текстах – ирония, помогающая сопротивляться безумию мира. Сопротивление – основной инстинкт Льва Семёновича. Это хорошо чувствуется хотя бы по его злободневным текстам на сайте «Грани» (gra­ni.ru). А если гора (читателей) не идёт к Рубинштейну, Рубинштейн идёт к горе. Для Вятки это почти чудо. И сразу – ажиотаж!

14 июня. Рубинштейн явился и в Галерею Прогресса, где по его текстам арт-бригада Павловича выдала на-гора весёлый музлитмонтаж «Мама мыла ра­му». При драмчитке текста «И мой… со мною» забавно подыграл на электроклавишах композитор Станислав Хусаинов, сопровождая словесные формулы в исполнении актрисы Натальи Сидоровой («удивительная, нечеловеческая музыка», «так судьба стучится в дверь», «и мой сурок со мною») узнаваемыми фрагментами музыки Бетховена («Апассионата», Пятая симфония, песня на стихи Гёте). А что там крылось за французским словом marmotte – зверёк сурок (как на картине Ватто «Савояр с сурком») или дорожная сумка, рюкзак, чемодан, саквояж – не так уж и важно: «Наш сурок – с на­ми, и мы его не предадим». Тем более, День сурка – праздник, который всегда с тобой. Вспомним риторический вопрос Рубинштейна: «А кто же у нaс будет путиным нa следующий срок? Неужели опять Президент?»

Сам же Лев Семёнович устроил свой фирменный перформанс с чтением стихотворных текстов по перелистываемой картотеке: «Вопросы литературы» (1992), «Лестница существ» (2006), «Это я» (1995). Речевые клише массового сознания («Господи! Ты сам-то понял, что сказал?») уступили в конце концов место уникальным сновидениям поэта: «А это я в трусах и майке под одеялом с головой бегу по солнечной лужайке, и мой сурок со мной. (Уходит)»

И кит, и Фрейд со мной.

Рождение поэзии и личности поэта из сора и сюра…

После вечера в Галерее Лев Рубинштейн подарил культурологу Наталье Осиповой ручку, использованную в афтограф-сессии. 14.06.2013. Фото М.К.

Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями