Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Марио Варгас Льоса

ПРАЗДНИК КОЗЛА
(СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011)

Жуткая и мощная книга.
Жуткая не только из-за чудовищно жестоких картин диктатуры Рафаэля Леонидаса Трухильо в Доминиканской республике, описанных страстно и дотошно знаменитым перуанским писателем. И что за дело большинству из нас до недавней истории маленькой карибской страны? Естественно, жалеть и сочувствовать жертвам кровавого режима удобнее издали.

Ведь вся эта латиноамериканская жестокая романтика крепко сидит в нашем сознании с юности, вот у меня – начиная с рок-мюзикла Рыбникова, где пелось «В детстве в школе нас учили – Нет страны прекрасней Чили…», и кончая усталым: «Гондурас, Гондурас в сердце каждого из нас»…

Там, в этой Латинской Америке вечно кровь, произвол и кошмар, это ужасно, но далеко.
А жутко же еще и от того, насколько все понятно.
Вот эта «понятность» ужасна.
И тут уже не до смеха: этот «Гондурас» действительно находит что-то в сердце каждого из нас.

Можно было бы обойтись без банального: не произносить фразы Джона Донна: «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе». Но что вы скажете, если я могу выразить свое мнение об этой книге именно ею? И только ею? Да, все остальное было бы лукавством и угодливой слепотой. Может быть и хотела бы - ради сохранения покоя - но иначе не могу…

Самый ужасный ужас заключается в том, насколько легко целому народу постепенно утратить человеческий облик в привычке раболепствовать. Насколько бездонна низость, в которую люди ввергают себя сами, по доброй воле – страх репрессий лишь катализирует процесс «орабения», которое оборачивается озверением и от которого нет спасения, если им поражены практически все.
Диктатор, старый, хворый и явно становящийся неадекватным уже не так страшен сам по себе. Прозванный Козлом он уже как Козёл и воспринимается. Созданная им система тотального беззакония, доносительства и подавления любого проявления независимой мысли – тоже не смогла бы работать без постоянной подпитки ее рабской сущностью каждого члена общества.
Развращение рабством набирает обороты, ширится, и часто уходит вглубь, в полубессознательное.
Не безмолвствует народ – ёмкая Пушкинская фраза выразила бы внутренний протест и отказ от эмоциональной поддержки злодейского режима. Безмолвное неприятие, молчание сердца – это, оказывается, уже немало.
Но здесь народ Празднует Козла… Он упивается извращенным обожествлением кровавого вождя, творя в угоду ему немыслимые вещи.
Р.Л. Трухильо

И вот тиран гибнет в результате заговора.
Кто же тогда растерзал своих «освободителей» так, что временами даже читать об этом было, мало сказать, неприятно? Народ, вооруженный «системой» Хозяина.
Жертвы оказываются не напрасными, да и могло бы быть иначе – экономика пришла в упадок, всё разворовано семьей и приближенными Козла, диктаторская машина в конце концов ломается и рушится.
Рабы стыдливо переименовывают обратно улицы и города, убирают из школьных программ произведения супруги Козла, за которую, полуграмотную, какой-то литературный негр написал целые трактаты о нравственности, отрывают таблички висевшие на каждой двери: «В этом доме хозяин – Трухильо», мстят старым и чуть живым приспешникам мертвого.
Но потом - чуть что - сокрушаются: "Зато был порядок!"

А место Хозяина в их сердце пустует – его сможет занять любой новый Козел.

Описания обратного процесса – воспитания в себе свободного человека у редких героев романа – трудны, мучительны и в общем-то безрадостны, полагаю, Марио Варгас Льоса делает это намеренно – хватит сеять иллюзии.
«По капле выдавливать из себя из себя раба» - несладко. Но иного способа остаться человеком нет.
Вот за это мужество и отсутствие легкомыслия я давно и прочно уважаю перуанского нобелиата, не пропуская ни одной его книги.

Автор



Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/637936.html

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями