Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Ингеборг Бахман

МАЛИНА
(М.:Аграф, 1998)

Эту книгу мне аттестовал очень авторитетный в области круга чтения человек и очень необычным образом.
Дав мне эту книгу на время, netnenado, а это она, призналась, что когда этот сиреневато-розовый томик отсутствует у нее дома – ей неуютно. Зная, как много она читает, я поняла, что речь не может не идти о чем-то совершенно необычайном. Да.

Роман этот написан достаточно давно австрийской писательницей не слишком известной у нас. Ингеборг Бахман трагически погибла в 1973 году, именно в том возрасте, в котором сейчас нахожусь я. От нее остались проза и стихи, написанные в очень необычном, неподражаемом и с трудом переводимом на другие языки стиле.

Насчет этой прозы никогда не будет единого мнения – о чем она. Это целый мир, который существует вокруг естественной, сложной, но прямодушной и очень умной героини, от лица которой идет повествование. Конечно, рассказ женщины о своей личной Вселенной немыслим без рассказа о любви, она в центре. И меня это описание чувств поражало до мурашек по коже. Не думаю, что речь идет о каком-то личном совпадении, скорее – об универсальности вИдения писательницы и при этом ее поразительной новизне. Притом событийные коллизии совершенно не важны, это высшая математика любви, которой неважно кто и когда кого поцеловал, есть ли у кого-то семья и к чему эти отношения ведут. Путь любви бесцельно самоценен, как жизнь.
Странный возлюбленный героини по имени Иван, по-видимому, словенец. Странный – это еще мягко сказано. Но все возлюбленные странные, если уж получается обозначить отношения этим словом – норму смело можно нести на помойку!

Погружаясь в странные чувства героини к Ивану, слушая ее сложные и непредсказуемые внутренние монологи обо всем на свете, все равно не упускаешь из вида господина Малину. (Ударение на первом слоге, он, похоже, тоже словенец, как и Иван).
Почему Малина и героиня живут вместе, как и когда общаются и кто они друг другу?
Почему при отсутствии внятных к тому предпосылок этот таинственный человек так важен для героини?

Когда до меня дошло, что же это на самом деле такое – я долго «подбирала челюсть».
И ведь не скажешь, что этот прием в литературе абсолютно нов, прецеденты есть. Но так, как Ингеборг Бахман, связать и взаимообусловить творца и творение, душу и ее продолжение в самой себе или вовне, втравить их в мысли друг о друге, разговоры...
Цитировать бессмысленно – ясность и тайна перетекают друг в друга, меня заворожил весь текст, без изъятия.
Теперь я понимаю, почему netnenado без этой книги неуютно. Эх, мне тоже будет ее не хватать!

P.S. И я хочу встретиться со своим господином Малиной. У меня есть к нему вопросы!

Какая красивая! Жаль, что она так рано ушла…

Её стихи
(перевод Виталия Жумагалиева)

* * *

При стуке копыт ночи, черного жеребца перед дверью,
мое сердце, как когда-то, вздрагивает и быстро подает мне седло,
красное, как узда, которую одолжил мне Диомед.
Впереди по темной улице ветер несется вскачь
и лохматит черные кудри спящих деревьев,
так что влажные от лунного света плоды
испуганно прыгают на плечи и меч,
и я замахиваюсь
кнутом на погасшую звезду.
Лишь однажды я сдерживаю коня, чтобы поцеловать твои неверные губы,
твои волосы уже запутались в поводьях,
и твой ботинок загребает пыль.

И я еще слышу твое дыхание
и слово, которым ты меня ударил.


Тени Розы Тени

Под чужим небом
тени розы
тени
на чужой земле
среди роз и теней
в чужой воде
моя тень

Вселенная
(автора перевода я не нашла*)

Мир огромен и дорогами весь иссечен.
В городах, где жила я,
Где мой след на асфальте застыл,
Толпы людей и толпы придут ещё.
А где-то вдали тихо спали под снегом залитые солнцем поля
Меж сталью рельс и асфальтом дорог, меж гор и озер.
Мир врывался в меня множеством голосов.
Мир песни слагал по ночам.
А я залпом выпивала пять бокалов вина,
И со всех континентов вера метались в моих волосах.

Но подходит к концу мой путь,
Я не стала на нем богаче.
Тем краям, где скиталась, я тепло и любовь отдала.
Солнце выжгло глаза мне в пустынях горячих.
И о сучьях в лесу я одежду свою порвала.

Путь подходит к концу,
Но цепляюсь, как прежде, за посох.
Нету силы усталую руку разжать.
Где источник с живою водою и с мертвой,
Чтоб с лица смыть усталость
И в сон беспробудный упасть.
Но я знаю, земля есть иная.

В этом тихом чудесном краю
Дуб небесную крону качает,
Облака шелестят поутру.
А из красной горячей коры
Ветер вырежет наши сердца,
И прозрачной прохладной слезою
Их омоет ночная роса.

В этом тихом краю дуб хранит
В кожуре золотой плод заветный.
Кто останется здесь,
Тот увидит, как он
В руки Господа осенью
Скатится с веток.

* Перевод Марины Мушкиной (см. ниже)

 

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/613837.html

Отзывы к новости
Цитировать Имя
Марина Мушкина, 24.03.2016 21:20:40
Цитировать Имя
Татьяна Александрова, 30.03.2016 15:16:48
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями