Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Халед Хоссейни

БЕГУЩИЙ ЗА ВЕТРОМ
(М.: Фантом Пресс, 2008, 448 с.)

Халед Хоссейни Бегущий за ветром The Kite RunnerЯ – верная поклонница «жёсткой» литературы. Лёгонького-мягонького мне не хочется, поэтому я читаю, в основном, вещи суровые и «непушистые». Спешу поделиться впечатлениями об одной недавно прочитанной книге: Халед Хоссейни «Бегущий за ветром».

Книгу афганского автора предваряли отзывы о ней в различных мировых СМИ. Прочитав их, я подумала, что не удивлюсь, если книга меня разочарует. Обошлось! Впрочем, посмотрев отзывы и критические материалы в российском интернете, я нашла-таки такой, с которым согласилась.  Название и ссылка на него – ниже.
Елена Хаецкая. Дом за высоким забором.
http://www.krupaspb.ru/piterbook/recenzii/?nn=626

А теперь расскажу о своих впечатлениях. Свой отзыв я назову так – «Совесть бессовестного».

Сложное впечатление от книги, неоднозначное. И о полном принятии её я не могу сказать, и о том, что она мне совсем не понравилась – тоже. Лично у меня от этого романа появились стойкие ассоциации с «Чучелом» В. Железникова. Чем же для меня «Бегущий за ветром» родственен «Чучелу», чем уступает ему, и в чём его превосходит?

Прежде всего, помимо пряной афганской экзотики и стилистического своеобразия, история, рассказанная Х. Хоссейни продемонстрировала мне вновь те же коллизии о жертвенности и предательстве. Один из юных героев романа исполнен беззаветной преданности и любви, а второй принимает её не без сомнений в своем праве быть её объектом. И эта неравноценность чувств в дружбе приводит главного героя – Амира, к краю глубокого личностного кризиса. (Амир – мальчик из богатой и знатной семьи дружит со своим маленьким слугой Хасаном, принадлежащем к презираемому и гонимому племени). Хасан жертвует всем ради друга. Амир предает его однажды, и дважды, и трижды, и, в конце концов, захлебнувшись своей непосильной виной перед Хасаном, подстраивает последнее, окончательное злодейство – обвинив своего преданного (преданого) друга в краже, чтобы его, наконец, убрали – с глаз долой.
Оба друга знают цену происходящему. Как и в «Чучеле».

Конечно, «Бегущий за ветром»– история во много раз более жестокая. Там не о школьной травле речь идет, а о жестоком изнасиловании, об унижении на грани выбора жить-не жить, о краже, и об изгнании лишенного доброго имени и чести не виновного ни в чём, кроме преданности, Хасана.

И в то же время у Амира, героя «Бегущего за ветром», в отличие от такого же малодушного Димы – героя «Чучела», появляется шанс «встать на путь добродетели», исправить зло – и, прежде всего, рану, нанесённую себе самому, своей собственной совести. В этом отношении эта книга – добрее и милосерднее «Чучела», в котором Дима, предавший Лену, брошен на растерзание приговора автора, читателей и собственной совести, без всякой надежды, лишь ёе тень пишет робкой (не Диминой) рукой на доске: «Прости нас, Чучело!»

Халед Хоссейни был  добрее к своему Амиру. Он позволил ему повернуть реку событий вспять. Помогает в этом герою страшная в своей бессмысленной жестокости война, превратившая некогда цветущий край (хотя и не райский сад, чего уж там – одна дискриминация хазорейцев, к которым принадлежит несчастный Хасан чего стоит) в ужасающее, до предела напоённое кровью и болью место.  В этот ад возвращается из американской эмиграции повзрослевший Амир, чтобы усыновить и спасти Сохраба, сына Хасана.

И это восстановление справедливости и чести идет в жуткой до содрогания борьбе героя с собственным страхом, нерешительностью и чувством вины, как ни странно, парализующим волю «падшего» труса творить добро и бороться.

Некоторая «кинематографичность» совпадений, нарочитость аналогий, возможно, непривычная европейскому читателю «жёсткой» литературы, к которой, безусловно, можно отнести этот роман известного афганского автора, конечно, бросается в глаза – особенно в финальной части книги. Возможно, это является традиционной особенностью литературы, в основу которой легли истории – притчи о верности, дружбе и подвигах легендарных древних героев.  А, может быть, это – личный почерк автора. С тем и другим мне захотелось  ближе познакомиться, чтобы выяснить для себя этот вопрос более достоверно.  И могла ли быть иной жестокая сказка о попранной чести одного из друзей и поруганной совести другого.

Ещё один момент, несомненно, не может оставить равнодушным читателя этой книги в России. Тема неприятия афганцами «шурави», русских. Честно скажу, неприятно читать об этом, но позиция автора однозначна: именно с вмешательства извне внутриполитические распри в Афганистане приобрели катастрофические масштабы, после чего началась эпоха жестокого до жути движения «Талибан», с которым до сих пор не знает что делать всё мировое сообщество.

Так что не один Амир в этой истории явно не был абсолютно прав.
Одно я знаю наверняка – эту книгу я прочитала не зря.

  Татьяна Александрова, инженер-химик

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями