Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Белинда Бауэр

ЧЁРНЫЕ ЗЕМЛИ
(М.: Фантом-Пресс, 2011)

Начав совсем недавно – после почти полного многолетнего от них отказа – читать книги, относящиеся к детективному жанру, я все-таки по-прежнему ищу в них признаков и свойств «большой» (не исключительно развлекательной) литературы. Радуюсь, находя. Именно увидев на обложке книги фразу: «премия «Золотой кинжал» за лучший детектив 2010 года», я заинтересовалась: а чем же может быть так хорош именно детектив, чтобы стать «одним из лучших»? Соблюдением канонов жанра? Стилистической и сюжетной новизной? Художественным уровнем? Или чем-то иным?
Только это любопытство – причина того, что я не отбросила в ужасе книгу, в которой – это даже на обложке написано, идет речь о маньяке-детоубийце, фигуре, вызывающей столько гнева и отвращения, что не знаю – с чем и сравнить.
Я понадеялась на то, что, даже разрабатывая эту жуткую и гадкую тему, автор предложит своим читателям не только леденящую кровь ЖУТЬ, но и кое-что важное и полезное, даже с житейской точки зрения. Надежды мои полностью оправдались.
Поэтому я смело могу порекомендовать эту книгу не только преданным поклонникам детективного жанра, но и обычным родителям, беспокоящимся о своих детях.

Прежде всего, на мой взгляд, в этой истории очень ценна кропотливая работа над чужими ошибками, совершать которые самостоятельно слишком опасно, а также вполне реалистично описан процесс жизни, в которой нет неважных обстоятельств. Тонкие и слабенькие нити случайностей сплетаются в мощные канаты, которые тянут ситуацию в ту и другую сторону – к спасению или к гибели людей. Статистически мелкая ошибка или небрежность вряд ли может погубить человека, а легкомысленное отношение, ведущее к их накоплению – запросто…
Поэтому всегда немного грустно читать о безалаберности, бездумной небрежности и необязательности англичан, которые в этих дисциплинах далеко не чемпионы, в отличие от россиян с их вечным «авосем» и «покагромнегрянет» или «жареныйпетухнеклюнет»… Жареный петух клюет нас гораздо чаще и больнее, чем их, и подобная учебная рефлексия гораздо нужнее нам.
Но тем не менее роман «Черные земли» переведен с английского на русский, а не наоборот!

В этой истории маньяк – фигура однозначно воплощающая зло. Автору ни капельки его не жаль, она не стремится понять «как он дошел до жизни такой». Он просто есть, и он ужасен. Он приходит в жизнь обычных людей как стихийное бедствие, а не как кара за что-то. Могло случиться землетрясение, налететь торнадо, упасть метеорит, прийти эпидемия смертельной болезни, но вместо этого явился человек, чья цель – убивать. И отношение автора к этому явлению ясно и четко выражено: есть абсолютное зло, есть просто БЕДА, настолько концентрированная, что ее невозможно ни к чему прирастить, привязать, ничем обусловить, ибо она чужеродна самой жизни.

Поиск виноватых в том, что они сделали маньяка – маньяком, и что «заслужили» его нападение, не ведется, ибо в формате авторской позиции он совершенно абсурден. И я в этом с ней горячо согласна. Нечего искать. Маньяк нуждается в вечной изоляции от общества без каких-либо послаблений, а жертвы его вправе не выискивать в себе никаких «тайных знаков», помечающих их и их детей: «Повинен смерти!» Их нет. А рискуют – все.
И тем не менее…
Очень впечатлил меня пример двух персонажей книги – главного, Стивена и одного из второстепенных, Мэйсона, двух одиннадцатилетних мальчишек, оказавшихся на пути маньяка. Стивена спасло только чудо. Мэйсон мало того, что сам не пострадал, но и эффективно способствовал тому, чтобы нелюдь поймали.
При этом Мэйсон – из неблагополучной семьи, у двух его старших братьев уже начались серьезные конфликты с законом, он бродит без призора, поворовывает по мелочи. И этот «уличный мальчишка» - не по зубам никакому маньяку. Мэйсон вооружен против зла – он начеку, бдителен, осторожен и насторожен, он не верит в бескорыстность приветливого незнакомца, не отзовется на просьбу того о какой-то помощи, а кто такие полицейские знает не понаслышке и представляет, на какие слова они отреагируют, а на какие – нет, бывало, говаривал он с ними!

Другое дело Стивен. При всех невзгодах его семьи он верит взрослым, умеет сотрудничать и договариваться, надеется на силу слова и внятно изложенной разумной просьбы. Он деликатен и слишком озабочен тем, чтобы не огорчать маму и бабушку. К тому же он настроен на то, чтобы учиться самому решать свои проблемы, стараться быть мужчиной.
Он не такой дикий зверек, как Мэйсон, и в то же время достаточно одинок и закрыт, чтобы его семья могла спать спокойно в блаженном неведении тех бездн, по краю которых он ходит…
Добравшись до странной и туманной переписки сына, мама его даже вообразила, что у Стивена появилась подружка, которая не сегодня – завтра от него забеременеет и создаст этим им кучу проблем. И ужасаясь этим гипотетическим страстям-мордастям даже представить не могла, с кем ведет переписку Стивен.

Очень просто заставить ребенка помалкивать, чтобы не нарушать наш покой. Мы не узнаем многих дурацких и противных деталей их повседневности… На которые мы-то, взрослым-то нашим умом посмотрели бы иначе и, возможно, могли бы что-то предотвратить. Мы думаем, что это учит детей самостоятельности. Но самостоятельность совершенно не нужна изнасилованным и убитым.
Когда самым большим несчастьем в семье бывает «расстройство мамы» по поводу проблем ребенка – возрастает риск других бедствий, гораздо больших. Какие трепетные и нежные мамы пошли, не мамы, а прямо желе какое-то! Если бы маленькие дурачки только знали, что мамы и созданы для того, чтобы их расстраивать, тревожить и беспокоить. Надо, надо маму закалять, тренировать ее нервную систему! Если мама делать этого категорически не хочет – лучше бы ее и вовсе не было.
Тогда бы и зайчата были волчатами, и Стивен был Мэйсоном.

P.S. В книге всё кончается хорошо.

Автор:

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/606112.html


 

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями