Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Павел Крусанов

АМЕРИКАНСКАЯ ДЫРКА
(СПб. : Амфора, 2005)

БЕССМЕРТНИК
(СПб. : Амфора, 2001)

УКУС АНГЕЛА
(СПб. : Амфора, 2004)

РУНОПЕВЕЦ
(СПб. : Терра, 1997)

 

Тот, кто уже прочёл всего Пелевина, и ищет: что бы ещё – может попробовать Павла Крусанова.
В одном Направлении копают, одним Мифотворчеством укрываются. Те же поиски истинных пружин реальности, свободы, бессмертия и красоты. то же балансирование над Пустотой и цирк НЕдрессированных Парадоксов ;)
Только у первого опора – Кастанеда и буддизм, а у второго – ближе к православию, город-миф Петербург, пополам с древней алхимией плюс языческим тотемизмом.
Хотя и Востока хватает (особенно Египта) и цитат из иже с Кастанедой.

Но и различий – полно. И не в пользу Крусанова: ежели Пелевина может понять любой нормальный старшеклассник, то Крусанова – не любой студент осилит. Тяжело... Но если осилит – оно того стоит. Ибо те же гладиаторские бои Фальши и Сути..;) Если точнее – он где-то между Пелевиным, Павичем, Г.Л. Олди и Ван Зайчиком)


Если вы не чураетесь глобальной многослойной информации к Размышлению и хорошего МифоПоэтического Языка – попробуйте. И начинать лучше с рассказов «Сотворение праха» («Октябрь», № 4 за 1999 г. ) и «Бессмертник».

А ещё лучше – с романа «Американская дырка», где Сергей Курёхин (тот самый!) «меняет харизмами Россию и Америку».

После его же конгениального «Рунопевца» (авторизованный пересказ эпоса «Калевала») нашёл сперва в 4-томной антологии «Проза современной России» (Т. 2) его три потрясающе тонких и уникальных рассказа. И особенно «Сотворение праха». Сколько раз уж перечитывал – и всегда впадаю в состояние некоего метафизического офигения и размывания реальности. Ещё Станислав Лем говорил, что только Достоевский может его всегда по-настоящему «заморочить». Очень точное слово! (См.: Станислав Бересь «Беседы с Лемом»). Только из-за этого вот рассказа (и чтоб иметь под рукой и другие) купил сборник «Бессмертник». И не пожалел.

Крусанова (как и Пелевина) так и хочется цитировать:

«Иван Коротыжин по прозвищу Слива, хозяин книжной лавки на 9-й линии, сидел у окна–витрины, умудренного пыльным чучелом совы, и изучал рисунки скорпиона и баллисты в “Истории” Аммиана Марцеллина. Гравюры были исполнены с необычайной дотошностью — исполать евклидовой геометрии и ньютоновой механике. “Должно быть, немец резал”,— решил Коротыжин, копнув пальцем в мясистом носу, действительно похожем на зреющую сливу. За окном прогремел трамвай и сбил Коротыжина с мысли. Он отложил книгу, посмотрел на улицу и понял, что хочет дождя.

Утро было сделано из чего–то скучного. Большинство посетителей без интереса оглядывали прилавок и книжные стеллажи, коротая время до прихода трамвая. Трое купили свежезавезенный двухтомник Гамсуна в несуразном голубом переплете. Мужчина, похожий на истоптанную кальсонную штрипку, после нервного раздумья отложил “Философию общего дела”, предпочтя ей том писем Константина Леонтьева. Сухая дама в очках, залитых стрекозиным перламутром, долго копалась в книжном развале на стеллажах, пока не прижала к отсутствующей груди сборник лирики Катулла — “Academia”, MCMXXIX» («Сотворение праха»)

А вот из других его рассказов из сборника «Бессмертник»:

«Деревья тоже могут сказать своё "ку-ку". Листья - языки их.
Осень рвёт с ветвистых глоток языки, лишает деревья речи - чтобы они не разболтали, куда она уходит. Потом осень скрывается в тайничке - под мычание...»
(«О природе соответствий»)

«...Зима ставит человека ближе к батарее, как брагу...»

«Фантазм Гвоздюкова ехал в троллейбусе домой, где его не слишком ждали жена и картофельная запеканка...»

«...У природы есть что-то вроде скобок, и город вынесли за них. Был бы снег, сходили б в разведку...»
(«Другой ветер»)

«Когда мы впервые встретились с Ъ...»
(«Тот, что кольцует ангелов»)

Местами (как и у Пелевина) идут аллюзии на БГ:

«Меня зовут Евграф. А фамилия моя – Мальчик».
Это начало романа «Американская дырка» - пожалуй, лучшего у автора (Первая публикация - «Октябрь» 2005,  №8, 9).

А вот самый раскрученный его роман «Укус ангела», после которого он и стал знаменит («Октябрь», № 12 за 1999 г.) - мне нравится как-то меньше:

В чехарде событий странных:
войны, маги и князья -
укуси меня, Крусанов, -
дюже мало понял я...

Хотя в целом «Укус ангела» - любопытная книга: http://magazines.russ.ru/october/1999/12/krusa.html
Мистико-философская мелодрама на фоне альтернативной политики. Ну или сакральная сказка для шибко грамотных :)

Да как всегда хорош Язык и много занятных Мыслей... Плюс название романа он явно подбирал себе под имя-фамилию :)
В целом же – «гипертрофированная фига в кармане» ;)
Но зато какая Изысканная! «Анти-Имперская».

Хотя начинать его читать всё же лучше с «Рунопевца» или «Американской дырки».

Кстати, многие его романы и рассказы можно найти в журнале «Октябрь», где он с 1998 года публикуется почти каждый год.
И в бесплатной электронной версии «Октября» в Журнальном Зале.

Андрей Жигалин, поэтЪ

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями