Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Александр Марков

ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА.
I. ОБЕЗЬЯНЫ, КОСТИ И ГЕНЫ. II. ОБЕЗЬЯНЫ, НЕЙРОНЫ И ДУША
(М. Астрель: CORPUS, 2012)

Я уже писала об этой книге, не называя ее – слой за слоем снимаю восторг.
Чему восторгаюсь? Красоте, величию и премудрости жизни, на которую можно взирать то с умилением, то со страхом, но всегда – завороженно.
Научно-популярная литература для меня – область чистой радости, свободной от давящих и саднящих сиюминутностей, суеты и мельтешения, грязи, гнева и обид. Мельтеша, очень трудно познавать самого себя, править свою ладью верным курсом. Но ничто так не успокаивает и не поднимает меня в собственных глазах, как ощущение себя частицей непредставимо огромной процессии, величественного шествия поколений, в которых преобразовывалась жизнь, принимая разные формы, бесконечно совершенствовалась, воплотилась во мне, как и в миллиардах других существ, и будет воплощаться еще долго…

Эволюция человека. Что может быть интереснее? Заглянуть в свою родословную так далеко, как только можно.
Странное чувство родства с ископаемыми существами, бывшими промежуточными ступенями к современному человеку. Гордость их достижениями – это отмечают и другие читатели замечательной книги – двухтомника «Эволюция человека» Александра Маркова, лауреата премии «Просветитель» за 2011 год.

Книга написана легким, ярким, веселым языком, автор умело властвует вниманием читателя, чередуя сухие сведения и строгие факты с живыми, часто забавными примерами. Юмор для обучения – первый помощник! В книге множество иллюстраций – фотографий, рисунков, схем, диаграмм.

Разумеется, научное мировоззрение автора может прийти в противоречие с ортодоксальными взглядами некоторых читателей. Но таким непримиримым хочется сказать: уж если вы верите в Бога, то и верьте Богу, а уж Он-то наверняка нашел бы способ соединить и связать различные описания и системы мировосприятия – на то пошло, мозг ученого это тоже часть мира (Божьего?), который таков, каков он есть ,– пока вы упорно не хотите видеть его явления во всей полноте, протестуете против очевидных достижений науки и теорий, их интерпретирующих.
Грубых антирелигиозных бестактностей в книге нет, и придираться – только позориться.

От текста веет теплым, спокойным, гуманным отношением к человечеству и при этом скромность, к которой призывает нас автор, отказ от избыточного чувства собственной важности – безусловно, полезны.

Для меня очень интересна была та часть книги, которая посвящена эволюционной психологии.
Эксперименты эволюционных психологов позволяют заглянуть вглубь нашей психики (или души), понять, какие наши древние эмоции и поведенческие реакции лежат в основе других, более поздних, «молодых»…
Я всегда, например, догадывалась, (знала – не зная) что родительская любовь – это, собственно, и есть любовь – в своей первооснове, а та, искрящая восторгом и трагедиями любовь мужчин и женщин друг к другу – это ее приспособленная к другим нашим нуждам более поздняя, «младшая» версия.

С удовольствием зачитывала отрывки из книги сыну-десятикласснику, а потом мы пускались в долгие обсуждения и поиски новых примеров обозначенным явлениям.

О втором авторе, ставшем лауреатом премии «Просветитель» в 2011, Владимире Плунгяне и его книге «Почему языки такие разные» - я писала здесь:http://l-eriksson.livejournal.com/523746.html

«24 ноября 2011 года, в Москве прошла церемония награждения лауреатов премии «Просветитель», учреждённой фондом «Династия». В этом году она досталась автору книги «Почему языки такие разные» Владимиру Плунгяну и Александру Маркову за двухтомник «Эволюция человека».

Цитаты:

В последние годы наибольший вклад в развитие представлений об антропогенезе вносят три научных направления. Это палеоантропология, генетика и эволюционная психология. […] Что касается самого Дарвина, то он не имел в своем распоряжении первых двух пунктов этого списка и сам начал закладывать основы третьего. Дарвин полагался на сравнительную анатомию и эмбриологию – и этого ему вполне хватало, чтобы обосновать свою теорию.

---
Вот несколько разных «мы», узаконенных современной биологической наукой. Мы живые существа. Мы эукариоты. Мы заднежгутиковые. Мы животные. Мы вторичноротые. Мы хордовые. Мы позвоночные. Мы челюстноротые. Мы четвероногие. Мы амниоты. Мы синапсиды. Мы млекопитающие. Мы плацентарные. Мы приматы. Мы обезьяны (или, что то же самое, антропоиды).
Мы узконосые обезьяны. Мы человекообразные обезьяны, или гоминоиды (по-английски apes). Мы большие человекообразные обезьяны (great apes). Мы большие африканские человекообразные обезьяны (african great apes). Наконец, мы люди.

---
С точки зрения биологической классификации человек не произошел от обезьяны – он ею как был, так и остался. Точно так же, как серебристая чайка не перестала быть птицей и архозавром, а енотовидная собака не произошла от млекопитающих, а является таковым. Мы обезьяны, как бы не травмировал этот факт наше Чувство Собственной Важности. […]
Уже не полагается говорить, что птицы произошли от динозавров, а люди – от обезьян. Птицы у нас теперь – одна из групп динозавров, а люди (homo) – один из родов обезьян.

---
Станут ли другие виды животных разумными в будущем? Если мы, люди, им не помешаем, не истребим их и позволим спокойно эволюционировать, то это не исключено. Может быть, вторым видом разумных существ когда-нибудь станут потомки нынешних дельфинов, или слонов, или шимпанзе.

---
[Оуэн Лавджой] Крупные клыки у самцов приматов – надежный индикатор внутривидовой агрессии. Поэтому их уменьшение у ранних гоминид, скорее всего, свидетельствует о том, что отношения между самцами стали более терпимыми. Они стали меньше враждовать друг с другом из-за самок, территории, доминирования в группе.
Для человекообразных обезьян в целом характерна К – стратегия [К – стратеги производят мало детенышей, но вкладывают в каждого отпрыска много ресурсов, r – стратеги, наоборот, стараются произвести побольше потомков и поменьше вкладываться в каждого из них]. Их репродуктивный успех зависит не столько от плодовитости, сколько от выживаемости детенышей. […] Если самцы ранних гоминид не грызлись друг с другом из-за самок, значит, они нашли какой-то иной способ обеспечить себе репродуктивный успех. Такой способ известен, но он довольно экзотический – его практикуют лишь около 5% млекопитающих. Это моногамия – формирование прочных семейных пар. Самцы моногамных видов, как правило, принимают активное участие в заботе о потомстве.
Лавджой полагает, что моногамия могла развиться на основе поведения, встречающегося у некоторых приматов, в том числе (хотя и нечасто) – у шимпанзе. Речь идет о «взаимовыгодном» сотрудничестве полов на основе принципа «секс в обмен на пищу».

---
По мере укрепления парных связей предпочтения самок должны были постепенно сместиться от самых агрессивных и доминантных самцов к самым заботливым. […] Отцовская забота о потомстве в корне меняет ситуацию. […] Внешние признаки маскулинности (мужественности) и агрессивности, такие как крупные клыки, начинают не привлекать, а отталкивать самок. […] Такие мужья выходят из моды, когда для выживания потомства необходим старательный и надежный муж-кормилец. В итоге самки начинают предпочитать самцов с маленькими клыками – и под действием полового отбора клыки быстро уменьшаются.

---
В результате описанных событий у наших предков сформировался социум с пониженным уровнем внутригрупповой агрессии. […] Снижение внутригрупповой агрессии создало предпосылки для развития кооперации и взаимопомощи. Уменьшение антагонизма между самками позволило им кооперироваться для совместной заботы о детенышах. Уменьшение антагонизма между самцами облегчило организацию совместных рейдов для добычи пропитания. Это открыло перед гоминидами новые экологические возможности.
[…] Модель Лавджоя существует уже 30 лет.

---
Посмотрите в зоопарке на орангутанов и горилл. […] Не нужно быть биологом, чтобы заметить, что самки этих двух видов больше похожи на людей, чем самцы. Матерый самец орангутана или гориллы выглядит жутковато, он весь обвешан вторичными половыми признаками, демонстрирующими мужественность и силу: горбатая серебристая спина, зверский взгляд, немыслимые блинообразные щеки, огромные складки кожи на груди. Человеческого в них мало. А вот девушки у них довольно симпатичные. В жены такую, пожалуй, не возьмешь, но так, погулять, в кафе посидеть, поболтать о том о сем…
Кроме феминизации в эволюции наших предков была еще одна важная тенденция. По форме черепа, структуре волосяного покрова, размеру челюстей и зубов человек больше похож на детенышей обезьян, чем на взрослых. Многие из нас надолго сохраняют любознательность и игривость – черты, свойственные большинству млекопитающих только в детстве, тогда как взрослые звери обычно угрюмы и нелюбопытны. Поэтому некоторые антропологи считают, что важную роль в эволюции человека сыграла неотения, или ювенилизация, - задержка развития некоторых признаков, ведущая к сохранению детских черт у взрослых животных.

---
На содержание мозга уходит 60% всей энергии, используемой новорожденным младенцем. У взрослых расходы снижаются до 20-25%, но и это непомерно много по сравнению с другими человекообразными обезьянами (8%). При этом, однако, люди в целом потребляют не больше калорий, чем обезьяны того же размера. За счет чего достигается экономия? В случае с современным человеком ответ хорошо известен: мы питаемся пищей, которая хорошо усваивается.
Антропологи давно предполагали, что наблюдаемое в ходе эволюции гоминид поэтапное увеличение мозга должно было сопровождаться соответствующими изменениями рациона. […] «Кулинарная революция» помогает объяснить третий период быстрого роста мозга и уменьшения зубов. (Еще до применения огня было «слегка протухшее» мясо: этот метод «кулинарной обработки» мяса до сих пор практикуется народами севера и, скажем, бурыми медведями).

---
Эволюция – бесконечный поиск компромиссов, и в ней ничто не дается даром. Рождение недоразвитых детенышей повлекло за собой целую цепочку последствий, в том числе удлинение детства и рост нагрузки на родителей. Это в свою очередь должно было способствовать отбору на более сильную материнскую привязанность и любовь к детям. Выживаемость потомства стала еще сильнее, чем раньше зависеть от МВП (мужского вклада в потомство). А значит, должен был усилиться отбор отцов на способность испытывать сильную эмоциональную привязанность к своему семейству. А еще – отбор самок на способность стимулировать формирование такой привязанности у партнера. Таким образом, увеличение мозга должно было способствовать эволюции любви.

---
В неандертальской могиле в пещере Шанидар на севере Ирака (50-70 тыс.лет) обнаружено много цветочной пыльцы, причем видовой состав цветов отличается от окружающей флоры. […]
Среди похороненных неандертальцев есть «глубокие старики» (по тем временам – индивиды старше сорока), больные и искалеченные люди, которые явно не могли сами о себе заботиться. Уровень травматизма у неандертальцев вообще был весьма высок, что свидетельствует о нелегкой, полной опасности жизни, а также о том, что неандертальцы имели достаточную мотивацию для регулярного совершения рискованных действий. Они готовы были рисковать здоровьем и жизнью ради каких-то своих неандертальских целей (а возможно и идеалов). Едва ли это шло просто от «безбашенности», ведь всем животным присущ инстинкт самосохранения. Конечно, они могли охотиться на крупных и опасных животных просто с голодухи, потому что мелкой добычи не хватало. Но вряд ли дело обходилось без социальной мотивации. Может быть, неандертальцы высоко ценили личное мужество и чтили своих героев (а трусов, наверняка, презирали), поэтому и ухаживали за израненными стариками.

---
Все европейские популяции несут примерно одинаковый процент неандертальских генов. Каждый современный человек, кроме коренных африканцев, несет в своем геноме примерно 1-4% неандертальских генов. […] Редкие, но плодотворные встречи сапиенсов и неандертальцев оставили след в геноме современных людей. […] каким бы мизерным ни было это наследие, но все же нельзя утверждать без некоторых философских оговорок, что неандертальцы полностью вымерли. Кроме того, теперь мы знаем, что подлинные, чистокровные сапиенсы – это чернокожее население Африки к югу от Сахары. Все прочие – слегка метисы.

---
[«Ген авантюризма»]. Частота встречаемости аллеля 7R в разных человеческих популяциях варьирует от 0 до 78%. В географическом распределении этого аллеля обнаружены крайне интересные закономерности. Чаще всего он встречается у американских индейцев, реже всего – у жителей Восточной Азии. Из европейских народов наибольшая доля носителей 7R характерна для ирландцев – народа, славящегося своей импульсивностью. Предполагают, что в Восточной Азии, где издавна существовали мощные централизованные государства, поведенческие признаки, характерные для носителей аллеля 7R, не давали преимуществ, и были, скорее, вредны. В обществах индейцев, особенно кочевых охотников-собирателей, наоборот, гиперактивность, импульсивность и активное поисковое поведение, возможно, могли давать адаптивное преимущество.

---
Некоторые биологи предполагают, что гипертрофированный мозг и интеллект развились под действием тех же самых механизмов, что и павлиний хвост и рога большерогого оленя. […] Мы можем влюбиться в человека за его доброту, ум, щедрость, творческие таланты, остроумие, красноречие… И при этом удивляемся, как все эти свойства могли развиться в ходе эволюции. Про половой отбор слыхали когда-нибудь?

---
Теория полового отбора предсказывает (а факты подтверждают), что выбор брачного партнера обычно осуществляется тем полом, который вкладывает в потомство больше ресурсов. Как правило, этот пол – женский. Поэтому, обычно, самцы изо всех сил себя рекламируют, а самки наблюдают за их демонстрациями, придирчиво выбирают достойнейшего. […] Но у человека из-за высокого МВП (мужского вклада в потомство) все несколько сложнее. Выбор был взаимным. Поэтому в женском поведении и внешнем виде кое-что тоже можно объяснить действием полового отбора. Вы не замечали?

---
Лингвистическая избыточность тоже является аналогом павлиньего хвоста.

---
[Сопереживание] …если крыса, наблюдающая страдания сородича, имеет возможность облегчить его участь, то она это, как правило, делает.

---
Разница между мышлением человека и других животных все-таки в степени, а не в качестве. Но разница в степени может быть очень большой. Даже в самых сложных своих достижениях шимпанзе все-таки не превышает уровня 2-3 –летнего ребенка: это их потолок. С другой стороны, этологи в один голос утверждают, что единой шкалы умственных способностей, общей для всех видов животных, не существует.

---
Дикие девочки-шимпанзе играют в куклы.

---
[Сплетни] Сплетни – древнейшее средство распространения компрометирующих сведений о неблагонадежных членах социума, что способствует наказанию обманщиков.
Джейн Гудолл, первая исследовательница поведения шимпанзе в природе, рассказывает, что однажды в группе шимпанзе, за которой она наблюдала, завелась самка-людоедка. То есть, простите, каннибалка. Она отбирала у других самок детенышей и пожирала их. Одна из матерей едва спасла своего ребенка и, конечно, прониклась к чудовищу сильными отрицательными эмоциями. Но что делать? Бросаться один на один в смертный бой у шимпанзе как-то не принято: ведь так можно и сдачи получить. Спустя некоторое время Гудолл наблюдала следующую сцену. Несчастная мать гуляла с несколькими дружественными самцами. Компания наткнулась на людоедку. Мать при помощи эмоциональных жестов, мимики и звуков сумела втолковать своим друзьям, что вон та дама – плохая обезьяна. Самцы поняли и устроили людоедке агрессивную демонстрацию. То есть, в переводе на русский язык, обложили в три этажа и погрозили кулаком. Все, конец истории. Никаких оргвыводов. Людоедку даже не выгнали из группы. Вряд ли такое могло случиться у вида, обладающего хотя бы примитивной речью. Возможность донести до соплеменников внятную сплетню может быть весьма полезной адаптацией, повышающей жизнеспособность коллектива.

---
Достижения генетики, нейробиологии, экспериментальной психологии и смежных наук сегодня уже не оставляет места для сомнений в том, что человеческая нравственность имеет не только культурно-социальную, но и отчасти биологическую природу. Ясно, что отбор зафиксировал в геномах наших предков определенные мутации, склоняющие нас к просоциальному (то есть общественно-полезному) поведению.

---
Отвращение может играть существенную – и в основном негативную – роль в жизни человеческих коллективов. Если изначально отвращение выполняло, в основном, функции гигиенического характера, то в ходе дальнейшей эволюции это чувство, похоже, было «рекрутировано» для выполнения совсем иных, чисто социальных задач. Объект, вызывающий отвращение, должен быть отброшен, изолирован или уничтожен, от него необходимо дистанцироваться. Это делает отвращение идеальным сырым материалом для развития такого мощного механизма поддержания целостности группы, как ксенофобия. Сплоченность группы повышала ее шансы на выживание, а противостояние внешним врагам – идеальный способ добиться максимальной сплоченности. […] Если первичное отвращение помогало выжить индивидууму, то моральное отвращение помогало выжить коллективу, сохранить целостность социума – «и именно здесь отвращение проявляет себя с самой отвратительной стороны».
Политики во все времена активно использовали отвращение как инструмент сплочения и подчинения коллективов, натравливания одних групп на другие.

---
Эволюционная психология и антропология помогают понять, почему мы такие, какие есть. И они хранят гробовое молчание по поводу того, какими нам следует быть. […] Биологическая эволюция нашей психики, по-видимому, еще не закончена, но она идет медленно. На временных интервалах порядка нескольких веков ею вообще можно смело пренебречь. Гораздо большее влияние на развитие моральных норм, законов, традиций и стилей поведения людей вот уже много тысячелетий (как минимум начиная с верхнего палеолита) оказывает культурно-социальная эволюция. Она основана на избирательном размножении мемов, а не генов.

---
Главное – понять, что эволюционный подход к человеку ничего и никого не оправдывает. Он объясняет происхождение, а это разные вещи. Мне непонятна логика тех граждан, которые считают, что эволюция якобы оправдывает безжалостное истребление слабейших (эта ошибочная теория известна под именем «социал-дарвинизма»), равно как и тех, кто требует запретить преподавание эволюции в школах под тем предлогом, что «если детям сказать, что они произошли от обезьян, то дети и будут вести себя, как обезьяны». Фантастическая чушь! Давайте тогда уж скрывать от детей, что они состоят, в основном, из воды, а то еще начнут растекаться и принимать форму сосуда.

---
Честно говоря, я надеюсь, что когда-нибудь парадоксальная фраза «человек происходит от Дарвина» будет восприниматься как банальная истина.

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/582249.html#comments

 

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями