Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Салман Рушди

КЛОУН ШАЛИМАР: РОМАН
(СПб: Амфора, 2008. – 512 с.)

Мы много знаем об Индии, в основном благодаря индийским фильмам, на которые в советские времена был просто-таки бум. Но эти фильмы – не более чем конфетные фантики, индийский Голливуд. На самом деле настоящая Индия нам не знакома. Салман Рушди открывает нам эту страну такой, какая она есть.

Сюжет романа «Клоун Шалимар» весьма кинематографичен и, на первый взгляд, напоминает простенькую мелодраму. Это история любви индийской танцовщицы Бунньи и артиста-канатоходца Шалимара, которую разбивает некто третий – американский дипломат Макс Офалс. По сути, это современное переложение одного из индийских мифов: история бога Рамы, его жены Ситы и покусившегося на её честь демона Раваны. Пробуждение чувственности, кипение страстей, погоня за мечтой, измена и раскаяние, месть и возмездие сплетены в тугой клубок повествования. Но жизненная драма главных героев романа становится гораздо более глубокой и животрепещущей на фоне исторических событий XX-го века: второй мировой войны и французского Сопротивления, военно-политического конфликта на территории Кашмира, индо-пакистанского противостояния, межнациональных и религиозных противоречий, борьбы с терроризмом.

«Отныне все и вся – часть чего-то еще. Россия, Америка, Лондон, Кашмир. Наши жизни, наши частные истории впадают друг в друга, как реки, они больше не принадлежат только нам, они утратили свою индивидуальность, как утратили и четкую определенность».

В центре повествования – жизнь кашмирской деревни Пачхигам с ее укладом, национальным колоритом, традициями и устоями. Жители этой деревни исповедовали две религии – индуизм и мусульманство, и умели уживаться друг с другом, невзирая на принадлежность к разным конфессиям. Они занимались главным образом двумя ремёслами – актерским и кулинарным, и были виртуозными устроителями праздников и театрализованных представлений, основу которых составляли сцены из индийского эпоса. Но ход истории неумолим, и её жернова превращают почти пасторальное существование деревни Пачхигам в ничто. Наверное, это самые сильные сцены в романе. Ни один из главных героев не вызывает столько сочувствия и сопереживания, сколько судьба Пачхигама.

«Кто подпалил дома? Кто сжег плодовый сад? Кто убил обоих близнецов, которые всегда смеялись? Кто убил сарпанча? Кто раздробил ему пальцы и руки? Кто сломал его старческую шею? Кто изрубил в куски вон тех мужчин. Кто уничтожил вот этих? Кто пристрелил вот этих мальчиков? Кто стрелял в девочек?.. На официальных картах Кашмира, к югу от Сринагара, восточнее Ширмала, возле шоссе на Анантанаг, все еще значится деревня Пачхигам. В справочниках указано даже количество жителей в этом населенном пункте: триста пятьдесят человек. В туристических путеводителях вскользь упоминается об умирающем народном театре бханд патхер и о нескольких труппах энтузиастов, которые пытаются сохранить его традиции. Листы бумаги, официально подтверждающие существование Пачхигама, служат единственным напоминанием о нем… То, что произошло в Пачхигаме, мы не будем, не должны описывать здесь во всех подробностях: жестокость есть жестокость, беспредел он и есть беспредел. Есть вещи, которые нельзя рассматривать в упор невооруженным глазом, как нельзя смотреть на яркое солнце – ослепнешь. Итак, повторим: Пачхигама больше нет. Пачхигам уничтожен. Представьте себе это сами, если желаете».

Салман Рушди обличает тупость военщины, её бессмысленную жестокость и агрессию. Проблема сосуществования западной и восточной цивилизаций поставлена не менее остро.

В одном из интервью Салман Рушди так говорит о романе «Клоун Шалимар»:
«Ну, вообще-то я считал эту книгу трагедией. На уровне персонажей она о любви и предательстве, любви, сломанной обстоятельствами, которую не восстановить. В то же время я убежден, что культура Кашмира, которая всегда отличалась гармонией различных сообществ, также сломлена и почти наверняка не подлежит восстановлению. Как мне кажется, истинная природа трагедии в том, что с лучшими намерениями ломается то хорошее, что есть в мире, и этот процесс нельзя остановить или отменить и то, что сломано, так сломанным и остается»*
*Источник: The Time [http:/www.time.com/time/magazine/printout/0,8816,1096507,00.html]

Елена Рыжова, библиотекарь

 

Ахмед Салман Рушди (р. 19 июня 1947 г., Бомбей, Индия) — британский писатель индийского происхождения, лауреат Букеровской премии (1981). Удостоен французского Ордена литературы и искусства.

Его роман «Сатанинские стихи» (1988) вызвал яростный протест мусульман. Иранский аятолла Хомейни публично проклял Рушди и приговорил его, а также всех лиц, причастных к изданию книги и знающих о её содержании, к смертной казни, призвав мусульман всего мира исполнить приговор (этот эпизод привёл к разрыву дипломатических отношений между Великобританией и Ираном). Писатель скрывался в течение многих лет, появляясь на публике лишь эпизодически. Поскольку аятолла Хомейни умер, не отменив приговора, он останется в силе навсегда.

Романы Рушди «Стыд» (1983), «Прощальный вздох мавра» (1995) и «Земля под её ногами» (1999) продолжают темы поиска самоидентификации на примере эмигрантов, а также культа знаменитости в современном глобализующемся мире.
Роман «Дети полуночи» считается лучшим произведением Рушди. В 1993 эта книга получила приз «Букер Букеров» как лучший роман из всех получивших Букеровскую премию за 25 лет.

С 2004 по 2006 Салман Рушди был президентом международного ПЕН-центра США.

16 июня 2007 г. по случаю дня рождения Королевой Великобритании Салману Рушди был присвоен рыцарский титул, что вызвало массовые протесты в мусульманском мире.

10 июля 2008 г. в Лондоне, по итогам голосования читателей в интернете, Салман Рушди по совокупности литературных заслуг был признан лучшим среди лауреатов букеровской премии за все 40 лет её существования. Его детям (сам Рушди приехать на церемонию не смог) была вручена спецпремия букера и 50 тысяч фунтов.

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями