Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Альберт Санчес Пиньоль

В ПЬЯНЯЩЕЙ ТИШИНЕ
(М.: Мир книги, 2006)

«Холодная кожа» – это та же самая книга. У неё два названия, и под каждым она выходила у нас в 2006 и в 2010 году.

Приятный мягкий триллер, с добротным, гуманным подтекстом. Из тех, что создают атмосферу тревожной загадочности, но эту тревогу легко удержать в руках: она не выпрыгивает со страниц прямо на вас, а вполне уютно гнездится в переплёте книги. Можно читать на ночь, кошмары не приснятся.

Много аналогий, но это не мешает увидеть безусловной оригинальности этой странной истории. Стилистически это мне напомнило прозу Р.Л.Стивенсона, Александра Грина и немного – Леонида Андреева. Правда, ни тот, ни другой, ни третий, кажется, не пользовались словом «трахаться», впрочем, это не очень принципиально.

Меня очень заинтересовала духовная эволюция главного героя, которая может показаться деградацией. Из человека беззаветно преданного делу борьбы за национальную независимость Ирландии, он превращается в существо, в сознании которого пошли прахом все границы между «своими» и «чужими». Где «свои» это, по крайней мере, люди. А «чужие»…

Чужие приходят из океана, окружающего крошечный островок Буве, расположенный вдали от морских путей. Чужих герой привыкает называть странным словом «лягушаны». А одну из них, вначале показавшуюся ему самым уродливым существом на свете, а позже ставшую средоточием мира, возлюбленной – не иначе как «животина».
Аналогов много. Саламандры Карела Чапека, каппы Акутагавы Рюноскэ, жаббервоги Харуки Мураками…

Кстати, и Аэлита Алексея Толстого, тоже вполне себе «чужая», только что не лысая, не холодная, не с перепончатыми лапками…

С Говардом Лавкрафтом, которого частенько навязывают как объект сравнения, Пиньоля роднит только мокрая вода. Не будучи поклонницей Лавкрафта, я однажды прилежно прочитала его знаменитую книжку про Ктулху. Да простят меня лавкрафтофилы, Альберт Санчес Пиньоль все-таки по-моему – писатель куда более серьёзный и взрослый.

Итак, беспощадная война с синекровой нежитью доходит до того предела, когда уже непонятно, чего же герою больше хочется: убивать их, чтобы не видеть больше, погибнуть, потому что сил больше нет их видеть, или жить и воевать, чтобы иметь что-то общее с ними, хоть какое-то отношение друг к другу, потому что и жизни-то без них - нет…

Апофеоз войны и любви, одиночество человека в том и другом, его потерявшая внешние, «навязанные» опоры душа-пустыня, вернее, затерянный остров, круговорот событий, из которых выбраться можно лишь обратившись к чему-то большему, чем мысли о «чужих» и «своих»…

Книга слишком чувственная и яркая для философской аллегории, слишком умная для «мурашек-будоражек» (функция классического триллера – внушение эгоистической и не совсем пристойной радости от того, что все эти ужасности происходят «не со мной», "а я тут не причем, совсем я не причем!").

Я впервые услышала о Пиньоле на «Зелёной лампе», посвященной готической культуре, как бы в контексте её.
Как говорил Марк Твен, «возразить тут нечего, кроме того, что это не так». Есть литературные градации и традиции, которые шире, выше и глубже этого и прочих «жанриков».

А.С. Пиньоля я уже читала, и писала о нем тут:  http://l-eriksson.livejournal.com/480019.html


Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/566397.html

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями