Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Одри Дивон

РЕЦЕПТ ВРАНЬЯ
(М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2012)

Моя подруга Маша (Ива) однажды подарила мне книгу Одри Дивон, «По ту сторону лета», о которой я уже писала.
http://l-eriksson.livejournal.com/426463.html#cutid1 
Писательница эта меня заинтересовала, и я с удовольствием взялась за её очередную книгу, когда мне представилась такая возможность. И вот новая встреча с Одри Дивон – «Рецепт вранья».

Мне нравится стиль известной французской писательницы и колумнистки Одри Дивон – яркий, несколько гротесковый, театральный, очень эмоциональный, словно весь состоящий из ярких красок и острых углов – как живопись авангардистов начала прошлого века. Однако, при всем моём обычном равнодушии и даже недоверии к вычурности литературной формы (сродни недоверию к флуоресцентным красителям или слишком сильным пряностям или духам), меня всегда завораживало – как при столь явной дерзости автору удается произвести и удержать впечатление хорошего вкуса.
Изюминка же этой книги, так же как и в «По ту сторону лета» состоит в необычно, шокирующе новом взгляде на стереотипные, казалось бы, ситуации.

Как в предыдущей книге – «По ту сторону лета», где сильно немолодая тётка влюбилась в юного официанта – ну что могло бы из этого получиться? Да, никакого долговременного союза у них не родилось. Но если бы эту историю рассказал автор банальных нравоучительных новелл для женщин (имя им легион), то она была бы отменно печальная или басенно-«юмористическая», тьфу, это такая гадость... У Одри Дивон она вышла весёлая, красивая, и читать её было приятно, и «на фильтрах» души после неё осело что-то важное и ценное.

Захотелось лишь стукнуть кулаком по воображаемому столу, вокруг которого собрались авторы нравоучительных рассказиков для женщин, и сказать им, подобно Маяковскому:


– Ангелицы, 
                   попросту
                           ответ поэту дайте – 
           если
              люди вы,
                     то кто ж
                             тогда
                                  воро̀ны?
           А если
                 вы вороны,
почему вы не летаете?

Вторая прочитанная мною книга Одри Дивон заставляет меня увериться в том, что я заметила её «фирменную» коллизию, которая состоит в том, что в этом злом мире ДОБРО делается не из чего иного, чем ИЗ ЗЛА. Иногда необходимость в этом добре бывает столь остра, что случаются чудеса. «И кто-то камень положил в его протянутую руку»… А камень оказался съедобным. Или отменно драгоценным, только грязным. А положивший камень тут практически даже не при чем.
Так что, я думаю – и этой мыслью обязана талантливой француженке – первична все-таки наша ЖАЖДА ДОБРА, которая обратит в добро если не всё, то многое из того, что нам на пути попадется.

Истории Одри Дивон нельзя пересказывать – они закручены так лихо и причудливо, что имеет значение ваше первоначальное неведение, и я его не трону, не бойтесь!

Опять – ситуация, кажущаяся банальной: двадцатипятилетняя Рафаэла из состоятельной семьи, смирная и благовоспитанная, встречается со странной фриковатой Лолой, очень активной и предприимчивой, из «низов общества», попадает под её влияние и проникается её странными идеями.

В банальных дамских историях при такой диспозиции возможны два варианта: - две крайности – Рафаэла и Лола – взаимно воспитываются, сглаживают собственные недостатки и острые углы и рука об руку приходят к счастью;
- противоречия между представительницами двух разных социокультурных сред неудержимо обостряются, и разрешаются неизбежным конфликтом, в которых либо «культурная» Рафаэла одержит моральную победу над дикой хабалкой, либо «праведность бедноты» позволяет Лоле восторжествовать над подружкиной «крутизной по праву рождения»: «Хоть Ивана вы умнее, да Иван-то вас честнее…» Конфликт, разумеется, должен происходить из-за мужчины, ну хотя бы ради повода продемонстрировать свои сути и стати.

Рада сообщить вам, что ни того, ни другого не случится. А что случится, лично я даже предположить не могла!

P.S. Книжка маленькая, всего 189 страниц немелкого шрифта, издана в серии «О чём говорят женщины» (у неё пошловатая обложка типичного дамского бестселлера, но – не обращайте внимания, на достоинствах книги это никак не отражается).

Цитаты:

---
И я с легким сердцем устремилась в бутик, встретивший меня дружелюбным треньканьем колокольчика над головой. Обитый кремовым бархатом зал напоминал старый симпатичный бордель. Впечатление усиливал царивший здесь запах, состоящий из смеси пачулей и противотабачного аэрозоля. По всему помещению стояли пластмассовые манекены в пыльных париках и с навечно приклеенной улыбкой, застывшие в позах, безмолвно убеждавших посетителей в том, что жизнь прекрасна. Один из них, ей-богу, косился на меня с иронией. Я прошлась между сатиновых платьев, зачарованная густой блевотиной белых кружев made in China и мечтами, которые они пробуждают.

---
Вещи легко поддавались упорядочиванию.
- На вешалку в глубине зала повесишь вечерние туалеты – это для прагматичных девиц, которые начинают экономить на второй день после рождения. Сбоку развесишь фантазийные модели с цветной отделкой – для клиенток, которые потеряли девственность до того, как пойти под венец, и озабочены тем, чтобы все это заметили. Впереди – самые простые наряды и платья, которые мы даём напрокат.
[…]
Разложенные по полу платья напоминали саваны или пустые оболочки. Прокатные модели, кое-где в дырках, лежали в позе убитых солдат. Печальное поле битвы, покрытое бездушным кружевом.

---
Он вопил так, словно мы смели покуситься на его драгоценную жизнь. Говор у него был странный: причудливая смесь алжирского простонародного наречия с итальянскими фиоритурами, этакая хромая лошадь, уставшая скакать от Магриба до Сицилии и обратно.
- Я о вас забочусь, шайка бездельников! То у них сопляки болеют, то им денег до зарплаты не хватает, то у них критические дни по три раза в месяц! За кого вы меня держите – за козла? Хватит! Не позволю вешать мне лапшу на уши!
Лола повернулась ко мне, незаметно подмигнула и шепнула на ухо: «Теперь покаемся».

---
- Сама смотри: когда я опускаю голову, лопочу, какой он хороший, позволяю отчитывать себя как школьницу, прогулявшую уроки, я подыгрываю ему, включаюсь в воображаемое кино, которым он живет и сценами из которого убаюкивает себя по вечерам, засыпая, - а заодно подсовываю на подпись незаполненный чек. Хотя, если внимательно оглядеться вокруг, он не один такой. Каждый человек сочиняет для себя сценарий собственного фильма. Догадайся о чём фильм, - и ты сорвешь банк.

---
И тут на меня снизошло озарение. Я же её ненавижу. Как символ всего самого отвратительного. Одного взгляда на её лицо мне достаточно, чтобы в памяти всплыли тысячи часов, совместно убитых ни на что, на бегство от жизни, в убежище умных книжек, служивших нам культурным щитом. Мы обе – неудачницы, пожираемые небытием, жалкие создания с линией кардиограммы без единого зубца, готовые клиентки дома престарелых. Выигрывает та, что финиширует первой!

---
Нет, она будет выпрашивать кольцо на палец у каждого встречного козла!

---
Меня всё чаще стали посещать мысли о том, в какое странное время мы живем. После десятилетия яростных войн между мужчинами и женщинами стороны вроде бы согласились на перемирие. И принялись на все лады склонять равенство. Но что такое равенство, как не пробуксовка на месте, тот хрупкий миг, когда тормоза и акселератор вступают в единство, образуя гармонию? Изумительный миг, но по определению краткий. Ведь это именно миг, а не состояние. Несколько исторических мгновений слияния, и их не всегда легко распознать. На хронологической прямой я бы поместила их где-то между завоеванием избирательного права для женщин и печальным перерождением феминистских движений, требующих свободы, которая и так уже давным-давно достигнута. Я бы назвала представительниц этих движений постфеминистками – по аналогии с постреформистами, родившимися на свет после событий мая 1968 года. В моем понимании приставка «пост» указывает на людей, явившихся слишком поздно; людей, на долю которых не остается ничего, кроме одобрения уже предпринятых другими мер. […]

Никакой гармонии не существует. Все, чего достигли женщины, - это право на новые проблемы. О да, они действительно боролись и победили. И теперь могут в свое удовольствие работать, платить за электричество и думать, чем набить холодильник. Вот она, справедливость. Роли поменялись. Да уж, предшествующие поколения мужчин заплатили дорогую цену за спокойную жизнь нынешних. За их вечный дембель.

---
…если честно, я так и не стала ни независимой, ни взрослой. Притворялась, что живу от них отдельно, но всегда была рядом – только руку протяни. И постоянно тряслась от страха, что окажусь не на высоте и они меня разлюбят.

---
У Самии тоже была девчонка, семи лет, - та еще стервоза. В этом возрасте из них как раз начинает дерьмо переть. В жизни девочки это очень важный этап, потому что в это время в ней просыпается желание быть лучше всех. Каждый день превращается в состязание: у кого платье красивее, у кого оценки выше. Я-то ее насквозь видела, эту сучку, она уже была испорченная до мозга костей. Тырила у Лапули ее вещи – это у Лапули-то! У нее же и так почти ни шиша не было!

---
Знаешь, как в домашних условиях изготовить качественное вранье? А у меня есть рецепт. Благодаря ему я всегда выбираюсь из самой глубокой задницы. Рецепт этот очень простой. Берешь хороший кусок правды, делаешь надрез и бросаешь туда одну маленькую детальку. Зашиваешь и ждешь – взойдет или нет. Главное, внушить себе, что никакого надреза не было, забыть о нем навсегда. И тогда, если росток проклюнется, твое вранье станет частью правды. Хорошую ложь всегда сначала надо рассказать себе. Потом в каком-нибудь разговоре она вдруг – раз!– и вылезет. Сама собой. Значит, созрела.

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/559564.html#comments

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями