Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Кадзуо Исигуро

НОКТЮРНЫ: ПЯТЬ ИСТОРИЙ О МУЗЫКЕ И СУМЕРКАХ
(М. : Эксмо; СПб: Домино, 2010)

С этой книгой я пережила странные отношения. Автор, Кадзуо Исигуро, пишущий по-английски и живущий в Великобритании японец, внушил мне уважение к себе романом «Не отпускай меня», который произвел на меня сильное и странное впечатление.
http://l-eriksson.livejournal.com/424741.html#cutid1

Но часто именно вторая книга писателя становится определяющей в моем отношении к нему. А тут – я растерялась. Пять небольших новелл, объединенных общей темой, в первый момент показались мне блеклыми и даже безжизненными по сравнению с яркой фантастикой первого романа. Было даже искушение отложить книгу. Но я его преодолела, и – не жалею.

Книга достучалась до меня и, пожалуй, это произошло тогда, когда я, читая, перестала зацикливаться на навязчивом повторении образов МУЗЫКИ и МУЗЫКАНТОВ. Может быть, эта моя мысль не нова, но я считаю, что писать о музыке КАК ОБ ОДНОЙ ЛИШЬ МУЗЫКЕ – дело пустое. Описывать, рассказывать музыку – невозможно. Но если вдуматься, то музыка – это прекрасный и многогранный метафорический образ. Поняв, что автор играет со мной в эту музыкальную реальность, рассказывая о многих совсем других вещах, я увидела эти рассказы совсем по-другому.

Герои четырех из этих историй – музыканты не великие, не знаменитые и, возможно, даже не гениальные. Все они в той или иной степени чувствуют странное противоречие между тем, кем они ощущают себя сами и тем, как воспринимает их мир. Они играют, поют и были бы счастливы этим, но им тоскливо оттого, что никому по большому счету это не интересно, потому что они – не «звезды». Уходит время надежд, но музыка не утешает тех, кто играет ее для других, не оставляет ничего взамен, она мимолетна, даже когда приносила когда-то славу, деньги. Музыка в прошлом, отзвучавшая мелодия – это уже не музыка, а тоска. Как любовь, которая ушла. Только в одной истории речь идет о меломане, а вовсе не о музыканте, и именно она показала мне, что не о музыке, собственно, и речь!
Пушкин в «Маленьких трагедиях» выражался яснее:

Одной любви музыка уступает;
Но и любовь мелодия...

В общем, все мы те еще музыканты, и большинству из нас не привыкать чувствовать себя «не звездой». Это естественное человеческое состояние – быть жалким и нелепым в самых своих высоких и тонких проявления. Займись мы чем-нибудь простым и практичным – не было бы так больно.
Но любовь и музыка не могут не ранить. Почти никому не дано пережить всю гамму эмоций, которых они приносят, не почувствовав собственные несовершенства, бессилие, обиды и, возможно, даже одиночество

И сколько же можно говорить о любви! Она рифмуется со словами «кровь», «вновь» и «морковь», и это смешно. Хватит! Надоело! Исигуро говорит о музыке, здесь нет крови и моркови. Хотя слово «вновь» все-таки пролезло.
Самым серьезным достоинством и, одновременно, самой неприятной особенностью этой книги является неизбежность самоотождествления читателя с ее героями.
А играем-то мы все – как умеем… И слушать нас не очень хотят…

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/540352.html

 

 

 

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями