Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Питер Акройд

НЬЮТОН
(М.: КоЛибри, 2011)

Однажды я уже это проделала – законспектировала книжку, и тоже Питера Акройда, и тоже биографию – Шекспира. Это занятие успокаивает, а нужда в этом у меня порой возникает. Я довольно часто так делаю, это род медитации…

По-моему, если и есть на белом свете совершенно никчемная литература – так это всевозможные руководства о том, как добиться успеха. Во-первых, тот успех, которого призывают добиваться, и сам-то по себе малопривлекателен для человека, которому дорога собственная душа. А во-вторых, общих и воспроизводимых рецептов подлинного величия в нашей Вселенной – нет.

Чем больше я читаю о по-настоящему великих людях, тем больше понимаю, что над ними было простерто некое поле, обращающее в пользу даже то, что другим неминуемо принесло бы вред. Удачливость это, стечение обстоятельств или Божье благоволение – каждый волен считать по-своему. Кажется, сама судьба одной рукой заталкивает этих выскочек в щель в полу, за шкаф, в помойку, а другой – вытаскивает…. Но, несомненно, гении, как стихи в стихотворении Ахматовой – растут из сора!
Вопреки всему, даже здравому смыслу. И сами они часто с этим самым здравым смыслом дружат не всегда, а как дети: подружат-подружат, а потом подерутся…

Научная гениальность, как и литературная, или музыкальная, нисходит совсем не на тех, кто – о ужас! – хотел бы этого и, кажется, был для этого создан.
Еще до «троечника» Эйнштейна, оказывается, был «двоечник» Ньютон…

А Питер Акройд мне нравится с каждой книгой все больше и больше!
Напоминаю: в конспекте искажается (упрощается, укорачивается) авторская структура фразы. Пеняйте не на Акройда, а на меня.

Исаак Ньютон, человек, который больше, чем кто бы то ни было, повлиял на формирование современного мировоззрения, появился на свет в 1642 году, в два часа ночи, на Рождество, в семье незнатного мелкого землевладельца-йомена.
Он родился недоношенным. Позже Ньютон рассказывал одному из своих родственников, что «когда он родился, то был настолько мал, что мог весь поместиться в квартовом горшке» (1, 14л).
Отец Исаака Ньютона, тоже Исаак Ньютон, умер за четыре месяца до рождения сына. Многие тогда верили, что «посмертное дитя» обретает удачу и благополучие. Старший Ньютон не умел даже написать собственное имя. Дядя Ньютона тоже был неграмотным.
Семейство его матери, Анны Эйскоу, было несколько утонченнее. Брат матери, протестантский священник, получил образование в Кембриджском университете.

Всего через три года после рождения Исаака, его мать решила вновь выйти замуж и переехала к новому мужу Барнабасу Смиту, оставив первенца на попечение своей матери – это было оговорено в брачном контракте: видеть пасынка суровый отчим не хотел. Даже став взрослым, Ньютон остро ощущал свою незащищенность и чрезвычайно опасался эмоционального контакта с другими людьми; кроме того, он отличался подозрительностью и скрытностью, испытывая при этом сильнейшее желание упорядочить и обезопасить свою жизнь во всех ее областях. А еще был способен на бурные вспышки гнева и агрессии. Вероятно, все это – черты человека, которого некогда глубоко обидели.
Его привезли на ферму, находящуюся в отдалении от других деревень, и бабушка запрещала ему играть с детьми «простолюдинов», обитавших в близлежащих домиках. Иными словами, его попросту бросили, предоставив самому себе.
Многие отмечают, что у гениальных математиков нередко бывает одинокое детство. И потому-то уже в ранние годы они погружаются в воображаемый мир чисел.

Когда Исааку было десять, мать его вновь овдовела, и с тремя детьми от второго брака вернулась в родной дом. Наслаждаться обществом матери старшему ребенку пришлось недолго: в 1655 году, когда ему исполнилось двенадцать, его отправили в близлежащий городок Грантем учиться в школе латинской грамматике. Поселили его у тамошнего аптекаря, мистера Кларка. Постоялец спал в мансарде; на стенах которой он вырезал свое имя, а также птиц, корабли, круги и треугольники.
В школе его обучали чистописанию, правильному «секретарскому» почерку и, возможно, давали даже уроки элементарной математики. В первый год учебы он «с большим пренебрежением относился к занятиям» и был семьдесят восьмым среди восьмидесяти учеников. Но среди сверстников он выделялся благодаря неистощимой изобретательности. Играм он предпочитал конструирование всевозможных деревянных моделей и безделушек.
Еще в детстве он соорудил деревянные часы и деревянную мельницу. Он посадил в мельничное колесо мышь, чтоб та его крутила. Часы же приводились в движение водой и были очень надежными и точными. Очевиднее всего это увлечение проступает в солнечных часах, которые он сделал, самостоятельно рассчитав, и укрепив на стене и крыше аптекарского дома. Но рутинные школьные занятия были ему скучны, учился он плохо.

Еще одним из его любимых занятий были воздушные змеи, которые он делал с точным расчетом всех геометрических параметров, привязывая им на хвост бумажные фонарики – это были его «кометы».

Исаак Ньютон на банкноте в 1 фунт

Трудно переоценить его совестливость: юный Исаак вел дневник - список своих грехов: «в воскресный день проткнул шапку Джона Киза булавкой, чтобы пришпилить его», «похитил сладкие вишни у Эдуарда Стори», причем «отрицал, что это я проделал», а кроме того «злился на мистера Кларка из-за хлеба с маслом». Кроме того, он упоминает случай, когда он лягнул ногой в живот одноклассника, которого поместили «выше» в табеле успеваемости.

В доме мистера Кларка жила девочка, мисс Сторей, «поговаривают, что он воспылал к ней любовью», а потому сделал для нее и ее подружек обширный набор кукольной мебели и тележку, в которой можно было кататься по дому. А вообще-то Исаак Ньютон к женщинам относился настороженно. (Да и к людям вообще – он выбрал одиночество или оно его выбрало).

Учился же Исаак Ньютон очень упорно, но – совершенно самостоятельно. Сам искал и штудировал книги, которые могли утолить его вечную жажду знаний. Он вел специальные тетради, где по латыни записывал все научные сведения, строго их систематизируя. В тех же тетрадках он записывал, казалось бы, случайные слова… «Что есть танцы, как не валяние дурака?» , «паренек», «Какая от него польза?» «Для какого занятия он годится?» «Я с этим покончу. Остается только рыдать. Я не знаю, что делать». Не надо быть детским психологом, чтобы увидеть: эти несвязные фразы выскакивали из сознания мальчика, отличавшегося довольно-таки нестабильной психикой.

Позже дела с учебой начали налаживаться, но тут мать Исаака вдруг решила, что хватит с него школы и забрала его домой – учиться управлять поместьем. Это вызвало пополнение его списка грехов: мальчик скучал и злился, ссорился и даже дрался с братом и сестрами и слугами, уже в детстве он отличался скверным характером и склонностью к насилию.
Толку большого в хозяйствовании от него не было – он, знай, читал книжки – в местном суде его штрафовали за уход его свиней на чужие поля. К счастью, нашелся прозорливый человек по фамилии Стокс, решивший заплатить его матери за то, чтобы она позволила Исааку продолжить учебу. Сорок фунтов вполне ее убедили. Исаак Ньютон поселился в доме Стокса и начал готовиться к поступлению в Кембриджский университет. Новое состояние очень радовало Исаака, настолько, что он некоторое время с удовольствием переводил разные античные стихи (собственных стихов он никогда не писал).
Летом 1661 года Ньютона приняли в Кембриджский университет в ранге субсайзера, а через некоторое время стал сайзером. (Субсайзерами называли беднейших студентов, получавших право на учебу, прислуживая в доме кого-то из преподавателей, а сайзерами – студентов, обучавшихся в университете бесплатно).
В ту пору Кембридж не считался такой уж обителью учености. Среди здешних менторов часто попадались пьяницы или мизантропы. Ньютона спас его гений автодидакта.

В университете Ньютон хотя бы в некоторой мере выучился общаться и обрел первых немногочисленных друзей – таких же нелюдимых, как он сам, но хотя бы «не мешавших друг другу» и уставших от буйного и беспутного окружения.
Список же его грехов, который продолжает вести Ньютон, пополняется чем-то весьма необычным.

Будучи скромным и сдержанным в тратах, при этом получая регулярно определенные суммы денег от матери, он решает заниматься ростовщичеством – ссужать своих товарищей под проценты. Это явление было распространенным, но в студенческой среде порицалось, так что вовсе не способствовало популярности Ньютона среди сверстников.
Очень необычны студенческие тетради Ньютона. В них он систематизировано заносил (конспектировал) не только полученные различным образом знания, но и отводил место для вопросов, на которые не знал ответа.

Мир представлялся стройной системой, лишь некоторые детали были пока что невидимы.
В 1663 году Ньютон «будучи на ярмарке в Сторбридже приобрел книгу по астрологии».
Может быть это покажется кому-то странным, но этой темой Ньютон увлекся на всю жизнь, и очень много и упорно этим занимался.

Ньютон был очень самоуверен. Его надписи на полях сочинений ученых прошлого, например, Декарта, хотя и по латыни, но весьма непочтительны: «Error – error non est Geom».
Свои первые математические очерки Ньютон написал летом 1664 года (в возрасте 22 лет).

Главным свидетельством размаха и амбиций Ньютонова гения стали его первые, подготовительные опыты по изучению природы света. Вероятно, его подтолкнуло к ним чтение «Оптики» Кеплера. При проведении опытов он не щадил собственного зрения и вынужден был затем провести три дня в темной комнате, чтобы оправиться от этих испытаний. Он вставил себе в глаз бодкин, длинную тупую иглу, «меж глазом и прилежащей костью, сколь возможно близко к задней стороне глаза», чтобы измерить кривизну сетчатки и посмотреть, каков будет результат. Он рисковал ослепнуть во время собственных изысканий.
(Впрочем, его зрение оставалось отличным всю его жизнь – 83 года).

Его целеустремленность доходила до маниакальности. В 1664 году для наблюдения за кометой он оставался без сна почти неделю и пожаловался приятелю, что от этой бессонницы ощутил веяние безумия – галлюцинации, и т.п. Впрочем, нарушения сна у него были всю жизнь. Экзамены на бакалавра он сдал не блестяще – не обременял себя следованием учебному плану и к экзаменам зубрил наспех…

Дотошная страсть Ньютона все записывать облегчила жизнь его биографам. Несмотря на огромное трудолюбие и целеустремленность в исследованиях, его дневник содержит записи о теннисном корте и шахматах, о тратах на всевозможные «вишневые наливки, пироги, заварной крем, травы и мыла, пиво, торты, молоко». А также частые ссылки на перчатки, чулки, шляпную ленту. Гениальный ученый был лакомкой и франтом, и в молодости не был чужд спорта.
(Немного нарцисс: очень любил позировать художникам! Портретисту Годфри Неллеру позировал аж целых семнадцать раз!)

У него был собственный способ «возделывать свой ум, как поле», периодически оставляя его под парами.

История о яблоке – Ньютон с удовольствием рассказывал ее всем, кому только мог. Занятия его в университете были более, чем на год прерваны эпидемией чумы, он вернулся к себе в деревню, и там предавался размышлениям в саду. 1666 год, Исааку 24 года. За это «чумное» время он совершил прорыв в натурфилософии впервые в истории разработал интегральное и дифференциальное исчисление и приступил к теории всемирного тяготения.

Ньютон был подозрителен и недоверчив, и многие свои сочинения писал так, чтобы читать их было заведомо трудно. Потому современники его не очень-то и читали! Но огромную известность он получил как изобретатель. Создатель отражательного телескопа, и т.д.

Стал преподавателем университета: получил жалование и жилье.
Лектором был плохим. Кстати, занятий ростовщичеством он при этом не оставил, денежки любил, и под конец жизни стал очень богатым человеком.

Кстати, Ньютону очень нравился темно-красный цвет, и все предметы обстановки, которые он мог выбирать сам или заказывать – были темно-красные: портьеры, обивка мебели, подушки, и т.п.

Всю жизнь с тщательностью занимался астрологией и алхимией. В вопросах религии формально был представителем протестантской церкви, но, судя по теологическим изысканиям, которыми занимался всю жизнь, был последователем так называемой Арианской ереси. Этим очень рисковал, но так никогда нигде и не проговорился, и лишь последующие поколения узнали об этом из его записей. Занятия теологией он считал важнейшим делом своей жизни, гораздо более важным, чем математика. Был по-своему очень религиозен.
Перестал общаться с одним из своих знакомых, химиком Вигани лишь после того, как тот рассказал нескромный анекдот о монашке.
За всю жизнь у Ньютона были лишь два помощника-секретаря, которые очень чтили его и были к нему привязаны, так что и при «несносном» характере были люди, которым он вполне нравился.

Перед нами портрет ученого-отшельника, а то и ученого-мизантропа, бледного подвижника наук – иногда тайных. Уильям Блейк называл его «девственником в снежном саване».

Удивительно часто расходятся мнение о том, что было главным делом жизни человека у его современников, потомков и у него самого.
Если бы Ньютона спросили, какая из его ролей ему дороже всего, скорее всего, он назвал бы себя во-первых, религиозным философом, теологом, а уже во-вторых математиком. Современники ценили его как изобретателя.
Потомки знают его как блестящего ученого-универсала, подобных которому мало во всем человечестве.
(Поколение спустя пример такого же гения явил наш Михаил Ломоносов).

Впрочем, важное место в его жизни занимала деятельность, которая к науке не имеет никакого почти отношения - работа по руководству Королевским Монетным двором, где он, во-первых, упорядочил производство денег, во-вторых, безжалостно и методично извёл великое множество фальшивомонетчиков (сам вел следствия, проводил допросы – в общем, и сыщиком поработал, и т.п.).

В 1672 году он был избран членом Королевского научного общества. В том числе и благодаря Ньютону в нем поддерживался определенный стиль общения и отношений: члены общества избегали обсуждать темы связанные с религией и политикой, что позволяло им плодотворно сотрудничать при разных взглядах. В связи с вступлением в общество Ньютон перестал публиковать сочинения анонимно, что делал довольно часто.

Из-за научных экспериментов Ньютона случилось несколько пожаров.

Благожелательно (как о человеке, интересующемся науками) отозвался о русском царе Петре I, с которым встретился в 1698 году и которого счел примером для других европейских монархов, в том числе и для своего короля.
Долго и свирепо враждовал с Лейбницем, но после смерти Лейбница сокрушался и раскаивался, что «надорвал Лейбницу сердце».

Несколько последних лет хозяйство Ньютона вела его племянница Катерина Бартон, дочь его сводной сестры Анны Смит. Кэт была красива, жизнерадостна и обаятельна, обладала острым умом и была близкой подругой Джонатана Свифта, а ее муж Джон Кондуитт, считавший Ньютона своим кумиром, впоследствии стал одним из первых биографов и хранителей наследия ученого. То есть чудить-то старый чудил, но с близкими людьми, при всей своей нелюдимости, умел неплохо ладить.

Ньютон оставался во всем верен себе – то есть был ни на кого не похож. Не принимал он участия в традиционных развлечениях своего круга. Питал отвращение к курению, питался чрезвычайно просто – хлеб с маслом и апельсиновый чай – (если не забывал поесть, что случалось нередко), все более склонялся к вегетарианству.
Много занимался благотворительностью и снабжал деньгами незнакомцев, посылавших ему «умоляющие письма».
Его не интересовали выставки скульптур («каменных кукол» по его выражению), которые тогда вошли в моду. Он описал свой единственный поход в оперу: «Первое действие слушал с удовольствием, второе стало испытанием моего терпения, а на третьем я выбежал вон». Не читал художественной литературы, а поэзию называл «изобретательной, но вздорной болтовней».
«Едучи в своем экипаже, он высовывал одну руку с одной стороны, другую же – с другой» Не совсем понятно, что это означает, разве что некоторую барственность замашек.

В преклонном возрасте Ньютон очень страдал от камней в почках, его мучили боли, но судя по отзывам родственников, вел себя очень мужественно и спокойно, и скончался мирно, во сне 20 марта 1727 года.

На старости лет, а жизнь Ньютона по меркам его современников была очень долгой – 83 года – подвел итоги и систематизировал все свои научные выводы. – и подготовился к уходу в вечность так же тщательно и аккуратно, как и жил. «Уж не знаю, каким я представляюсь миру, - замечал он, - но для самого себя я словно мальчишка, играющий на морском берегу, развлекаясь поиском необычно гладких камушков или необычайно красивых ракушек, между тем как великий океан истины лежит предо мною, совершенно неизученный».

В своем конспекте я намеренно оставляла в стороне историю собственно научных изысканий и достижений. Читать же об этом мне было интереснее всего – это волнующее приключение разума, и Ньютон – один из самых отчаянных и отважных смельчаков и героев на этом пути. Тот, кого заинтересует эта тема – пусть почитает книгу Питера Акройда. Последняя цитата из нее – вот:

«Иногда говорят, что он в одиночку проложил дорогу к английской промышленной революции, а также к нынешним исследованиям космоса. Ньютонианство по большому счету не вытеснила ни теория относительности, ни квантовая механика. Ньютон выстроил систему мироздания, состоящую из сил, инерции, массы, из действия и противодействия, - систему, которая остается непревзойденной по своей надежности и действенности. Два современных математика Стивен Хокинг и Вернер Израэль, утверждают, что «Ньютоновы теории не устареют никогда». Вот почему выдающийся экономист Джон Мейнард Кейнс назвал его «последним из мудрецов». Альберт Эйнштейн превозносил его как «экспериментатора, теоретика, механика и, что немаловажно, артиста научной демонстрации». Но все же есть в этом какой-то парадокс: человек фанатичный и скрытный, этот алхимик, этот адепт еретической веры стал символом рациональной науки и самого разума».

«Законы мироздания смутно во мраке
Крылись много лет,
Но рек Господь: «Да будет Ньютон!» -
И воссиял над миром свет».
(А.Поп)


 

Уильям Блейк. Исаак Ньютон

Памятник Ньютону возле Британской Библиотеки

 


Татьяна Александрова
http://l-eriksson.livejournal.com/475385.html#cutid2
http://l-eriksson.livejournal.com/475564.html#cutid1
http://l-eriksson.livejournal.com/475830.html#cutid1

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями