Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Ясуси Иноуэ 

ЛОУЛАНЬ

(СПБ.: Гиперион, 2007)

 

Сны о стране Лоулань

Удивительная, очень неожиданная для меня книга! Она «поиграла» на тех моих струнах, которые довольно долго покоились, непотревоженные и молчаливые. А могли бы звучать! И зазвучали.

Пробужденные книгой мысли – тоже очень дороги мне. Они – некое фантомное продолжение незавершенного спора, состоявшегося на первом заседании «Зеленой лампы» нынешнего сезона, посвященном Истории.

Итак, маленького формата, яркая (как игрушечка - красивая!) книжечка в 250 страниц – сборник из восьми новелл достаточно известного японского писателя Ясуси Иноуэ, многим из нас памятного по книге и фильму «Сны о России».
Ясуси Иноуэ. Лоулань. [перевод Евгения Кручины]. СПб, Гиперион, 2007.

Аннотация, помещенная внутри и снаружи обложки, а также предисловие переводчика – сразу вносят сумятицу. Книга одновременно аттестуется как «очень японская» и при этом сообщается, что среди ее героев нет ни одного японца, и действие ее происходит за тысячи километров (лучше сказать – «за тысячи ли») от Японии.
Впрочем, для меня, читавшей много и с удовольствием переводы образцов старинной японской литературы, не новость то, что изначально в японской культуре было очень много от культуры китайской. Даже герои многих старинных японских новелл жили в Китае, словно в неком условном «тридевятом царстве-государстве».

Да и у нас, в русской литературе, примеры подобного есть. Вовсе не обязательно описывать свою родную страну, чтобы рассказать о ней. Можно вообще говорить о Средиземье или Земноморье, Каперне, Лиссе и Зурбагане, а то и вовсе какой-нибудь Лиге Миров, чтобы рассказать о том, что происходит рядом и не дает спать спокойно.

Иногда это становится понятным не сразу, а со временем. Космополитический или космический фантазийный антураж многих писателей и книг прячет подлинную жизнь и подлинную боль той реальности, которая знакома авторам. Думая о героях этой книги, я не могла не уловить: это писал японец. Причем – почти современный нам японец, в даты жизни которого – (1907 – 1991) уместилось очень много тяжелого и горького, так что о чем бы он не говорил, за строчками и образами всегда будет стоять история прошлого столетия – железного, атомного, электронного.

Тем, кто решится попробовать прочитать эту книгу (а она есть и в интернете, так как все новеллы, вошедшие в ее состав, написаны достаточно давно – в 1959 году), я хочу посоветовать быть терпеливыми и постараться особенно внимательно прочитать первую историю, давшую название всей книге, «Лоулань». Постарайтесь не бросать и не переходить сразу к следующим, гораздо более легким и занимательным! Она может показаться немного нудной, поскольку мало для кого так лакома история совершенно далеких от него незнакомых мест, чтобы упиваться дикими цифрами и странными названиями и именами, в общем – сие и есть настоящая китайская грамота (летописи)!
Но – имейте в виду: эта новелла рисует перед вами декорации происходящего почти во всех остальных, а если не декорации, то – по крайней мере – задает «правила игры», а они тоже вполне китайские, даже если позже из-под них и проглянет что-то японское. Можно считать это введением, без которого многое дальнейшее останется непонятным.

Маленькое царство Лоулань, некогда расположенное на северо-западе современного Китая, на берегах озера Лобнор (или Лоб-Нор), существовало недолгое время где-то с начала второго до середины первого века до нашей эры. Беда этого государства заключалась в том, что оно оказалось как между молотом и наковальней – между амбициозным и быстро развивающимся Китаем (Хань) и свирепыми племенами сюнну (хунну), которые жестоко тормошили соседей и именно для защиты от которых Китай обзавелся Великой Стеной. Царство Лоулань оказалось на пересечении геополитических интересов между властителями и воинами Х. и С. То одни захватывали Л. и втягивали его в военно-экономический союз, то другие, и в конце концов, погубили. Но история этой страны далеко не так проста и очень, очень поучительна.

Вот она, Lolan!
Чтение вызывает много отсылок к современной реальности, даже нет – к современным реальностям – той, о которой болела душа у Ясуси Иноуэ, а также еще нескольких, ближе к нам по времени.
Легко сказать, что это сущее «Слово о Полку» без Игоря или наоборот – с сотней-другой полков Игорей, каждый из которых видел знамение и восклицал в смятении: «О, земля Лоулань! Уже ты за холмом!» Или растянутое на несколько столетий единоборство Игоря и Кончака, которые здесь ничуть не милее и не правее друг друга… Под хор плачей разномастных Ярославн, безутешно и безответно голосящих со стен далеких друг от друга городов.

Про библейские ассоциации не будем – и так все совершенно очевидно.
«Не предавай Речного Дракона!» - кричали правителю, покидающему город, уводящего свой народ, гонимый чужеземцами, неведомо куда. Но, будучи преданным, божество отвратило свой лик от людей, и погребло в песках и гонимых, и гонителей, до часа Возрождения, который наступит – когда-нибудь.

В общем, если не обращать внимание на песок в глазах, то побегут мурашки по коже.

Знаменитая тохарская мумия принцессы Лоулань и реконструкция ее лица. Население этой страны имело индоарийское происхождение и походило, скорее, на персов, а кто-то считает – на кельтов.

(Между прочим, сейчас этот район находится под пристальным вниманием организаторов туристического бизнеса. Там можно побывать. Информации об этом много на туристических сайтах, откуда я и брала картинки).


Лоулань

Преодолев эту маленькую громаду – первая новелла сборника «Лоулань» - самая большая и самая информативно-нагруженная (художественно-научно-популярная) в книге – можно заглянуть в еще несколько историй, так или иначе связанных с этими местами и с этим временем.
Читая их, я помнила, что Ясуси Иноуэ – лауреат японской литературной премии имени Акутагавы Рюноскэ. Те, кто (как я!) – давно любит Акутагаву – имейте в виду: по духу это очень родственно ему, и даже на него похоже.

Каждую из этих историй я представляла себе в виде фильма – да они и так тянут на основу сценариев мрачноватых, красиво-кровавых, философских фильмов-притч, вестернов-«истернов», которыми так славен азиатский кинематограф. Топочут кони, развеваются знамена, прячутся в паланкинах безутешные красавицы, а герои в странных нарядах и шапочках, свирепо машут мечами и приносят себя в жертву собственной чести. Периодически действие замедляется так, что видно падение единственной капли, а иногда ускоряется до полного непонимания того – кто, кого и зачем рубит.

Шелк из страны Лоулань

Мне – а как же иначе! – очень понравились те из историй, в которых есть любовь. (Это – «Потоп», «О пагубах, чинимых волками», «В стране ракшаси» и «Улыбка Бао-Сы»). Она – любовь, здесь очень редка, поскольку те времена и нравы не располагают к ней. Женщины там всего лишь производительная (а иногда тягловая) сила или изысканные аксессуары, которые все друг другу усердно дарят: скольких принцесс послали в дар этим жестоковыйным сюнну, вместе с шелком, вином и рисом, а они всё не уймутся, да и то – надолго ли дикарям принцесса? И иногда – правда, очень редко – они, женщины, это вместилища какой-то неведомой роковой силы, заставляющей разумных и беспощадных к другим и к себе мужчин становиться сущими детьми.

В этих новеллах женщина – то демон, то оборотень, то представитель (или воплощение) грозного божества – Речного Дракона. Еще в одной – это рок-губитель, смех которого сопровождает гибель царства.
Это не галантный, это антигалантный век. Чувства зверски просты и непреодолимо сильны, в них не играют, их боятся, даже предаваясь им. В этом плане я могу воскликнуть: «Вот жили же люди!», даже ясно понимая, что эпической силы истории – как крупицы золота в песке будней любого народа в любые времена.

А еще мне очень понравились истории, в которых воплощена типичная для средневекового эпоса тема – верность. Читаю – и понимаю, страстная, смертельная верность осталась в прошлом вместе с конными сражениями на мечах под дождем стрел. Как и роковое, страстное предательство – не из соображений – в какой стране служивому человеку больше платят и сытнее кормят, отнюдь. Чаще – от посягательств на понимаемую с особой, смертельной остротой честь.
Несмотря на то, что читать об этом страшно, ощущение величия и красоты этих явлений - ВЕРНОСТЬ, ЧЕСТЬ - архаичных, увы, для нашего прагматического и конформистского века, завораживает.
Новеллы «Чужеземец» и «Евнух Чжунхан Юэ» - об этом.

Так для чего же мне далекая, «горящая в огне» страна Лоулань? И вся достоверная, научная история мира, которая, как известно, никого никому не учит?
Просто, чтобы вспомнить о неких бесценных вещах, которые вечно хранит в душе каждого Речной Дракон, или кто как его зовёт…

Ну никак мне не обойтись без песни Хвоста "Прощание со степью", которая все время звучит в голове при мысли о героях этой книги. Привожу ее текст.

Алексей Хвостенко (Хвост)
Прощанье со степью
Москва, 1973 г.
На пьесу "Тамбурин" из сюиты французского композитора Жана-Филиппа Рамо 1683 - 1764).
Посвящается Л.Гумилеву, историку Великой Степи.

Песня была написана А.Х.В для встречи с историком в доме Сергея Есаяна. Сын двух серьезных русских поэтов, Лев Николаевич утверждал, что в поэзии он ничего не понимает. "Больше всего мне понравилась строчка: Раз так..." сказал Гумилев, прослушав песню. "Впрочем, дуг у них не было, — добавил он, — и бурят-тангутская Си-ся — это ваша гипотеза".

Степь ты полустепь полупустыня
Все в тебе смешались времена
Слава нам твоя явленна ныне
А вдали Великая Стена-стена
Поднимает ветер тучи пыли
Огибает солнца медный круг
Где же вы кто жили, что тут были
Где же вы куда куда исчезли вдруг?
Где телеги ваши и подпруги
Недоуздки седла стремена
Удила и дуги дуги дуги
Где колена орды роды племена?
Были вы велики непомерно
Угрожали всем кому могли
Много-многолюдны беспримерно
На просто-то-торах высохшей земли
Что же вы ужели на задворки
Толпы куры-куры-курыкан? 
Туру-туру-тюрки-турки-торки
Кераит-найман-меркит-уйгурский хан
Где татаб-ойротские улусы? 
Где бурят-тангутская Си-ся? 
Ого-го-огузы-гузы-гузы
Где тетепеперь вас много лет спустя?
Вы же жу-жу-жу в Жуань-жуани
Вы же ни-ни-ни-ни-никогда
Вы же знаменитые жужане
Что же вы уже — ужели навсегда?
Как же вы лишь Гогам лишь Магогам
Завещали ваш прекрасный край?
Что же вы — раз так жужжите с Богом
Ты струна моя одна теперь играй
Степь ты полустепь полупустыня
Все в тебе смешались времена
Слава нам твоя явленна ныне
А вдали Великая Стена-стена

Татьяна Александрова

http://l-eriksson.livejournal.com/461603.html#cutid1
http://l-eriksson.livejournal.com/462072.html#cutid1

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями