Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Пётр Бормор

ИГРЫ ДЕМИУРГОВ
(М.: Гаятри, 2007)

Знаете ли вы, как трудно быть демиургом? – И люди попадаются бестолковые, и миры получаются несовершенные. А что делать? Приходится работать с тем, что есть. И создавать новые миры – набираться опыта, так сказать.

Персонажи этой книги – демиурги Шамбамбукли и Мазукта. Они ведут философские беседы и теологические дискуссии, творят миры, ставят эксперименты над людьми, изучают их жалобы в небесной канцелярии, устраивают апокалипсисы. И делают всё это играючи, на парú, состязаясь между собой, у кого получится лучше. А предметом спора может быть всё, что угодно: смысл жизни, свобода воли, всемогущество, славословие, человеческая природа.

Шамбамбукли и Мазукта очень разные по характеру. Шамбамбукли – добрый и «правильный» демиург, справедливый, сострадающий людям, немного наивный, очень старательный в сотворении миров. Мазукта по натуре авантюрист и провокатор, предприимчивый и эгоцентричный, поучающий Шамбамбукли уму-разуму. Отчего-то эта парочка напомнила мне линдгреновских Малыша и Карлсона.

И ещё одно сравнение напрашивается само собой: на ум приходит книга Майи Кучерской «Современный патерик» - сборник зарисовок о жизни духовенства. Автор книги «Игры демиургов» тоже в буквальном смысле покусился на святое – на библейские истории о сотворении мира, и сделал это деликатно и очень смешно. Вот, например, две притчи о потопе:


Действие и противодействие

Мазукта, ну объясни мне. Зачем нужен Конец Света, я могу понять. А зачем тебе понадо­бился Потоп?
— Мне? Да с чего ты взял, что это была моя идея?
— А чья же?
— Ну-у... просто я откликнулся на молитву одного умираю­щего в пустыне. С той же силой, с которой он молил.

Потоп

Дмиург Мазукта, насвистывая легкомысленный мотивчик, поливал землю из шланга. Внизу с воплями носились люди, мычали и ревели животные...
— За что?! Почему опять потоп?!
—        Так надо, — ответил демиург Мазукта.
— Но ты же обещал, что не будет больше потопа! Ты же дал слово!..
—  Бог дал, бог взял! — пожал плечами демиург Мазукта и пустил воду посильнее.

Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки, и притчи не были бы притчами без философского подтекста. При этом автору удалось избежать назидательности и сарказма. Истории получились остроумными, ироничными и жизнеутверждающими.

Елена Рыжова, библиотекарь

Об авторе:

Пётр Бормор (настоящее имя — Пётр Борисович Мордкович; родился 27 ноября 1971 г. в Москве) — русскоязычный писатель, поэт и блогер, живёт в Иерусалиме. Учился в Государственном университете управления (бывшей ГАУ им. С. Орджоникидзе). В начале 1990-х переехал в Израиль. Работает ювелиром, женат, растит трёх дочерей. С 2002 года ведёт блог в Живом Журнале, где публикует свои рассказы. Автор нескольких книг, в том числе «Многобукаф. Книга для» (2007), «Книга на третье» (2008), «Запасная книжка» (2011).


Изкниги П. Бормора «Игры демиургов»:

Конец тысячелетия

Демиург Шамбамбукли пришел в гости к деми­ургу Мазукте и застал того сидящим в глубокой задумчивости перед ворохом исписанных пергаментов.
— Это что? — удивился Шамбамбукли.
— Конец тысячелетия, — мрачно сообщил Мазукта. — Я получил счета.
— О? — Шамбамбукли взял в руки несколько листов. — За свет, за тьму, за воду, за землю... Ой, а чего так много?
— Перерасход, — пояснил Мазукта. — Поразвлекался, блин...
— А тебе хватит?.. — забеспокоился Шамбамбукли.
— Хватит, — скривился Мазукта. — Не нищие, расплатим­ся. Не в том дело...
Он яростно потер лоб.
— Из-за этой фигни у меня все планы летят к черту! В девя­ти мирах пора устраивать Апокалипсис, а теперь что? Какой может быть потоп, при таких расходах на воду? Какие молнии при таком счете за электричество? А я вообще размечтался, хотел взорвать солнце... ага, как же! Там знаешь, какие будут энергетические затраты?
— Представляю, — кивнул Шамбамбукли.
— Ну вот. Это, конечно, не единственный вариант. Можно пригласить Четырех Всадников... но опять же, они за свое выступление столько дерут!..
— Ну-у... — задумался Шамбамбукли, извлек из небытия сигарету и закурил. — А ты сам не можешь быстренько сотворить какого-нибудь большого волка, чтобы он съел луну и солнце?
— Из чего я его буду творить? Ты вообще уголовный кодекс читал? Закон сохранения материи — за его нарушение знаешь какой срок дают! Материя не может возникать из ничего!
Шамбамбукли испуганно развоплотил сигарету.
— ...и не может исчезать в никуда! — закончил Мазукта.
Шамбамбукли дернулся, снова сотворил сигарету и уста­вился на нее с ужасом.
— Эээ... а как...
— Для личного использования можно, — криво усмехнулся Мазукта, и успокоенный Шамбамбукли снова закурил.
— Да еще вот прокламации, от зеленых, — Мазукта брезг­ливо спихнул со стола несколько листков. — Требуют безболез­ненного апокалипсиса, во сне. А кайф тогда в чем? И какой смысл в апокалипсисе, если его никто не почувствует?! Как дальше жить, непонятно. Ни тебе потопов, ни обледенений, ни даже чумы какой-нибудь! Сволочи!
Мазукта сотворил из ничего длинную гавайскую сигару и выкурил ее в две затяжки.
— Опять придется переносить конец света на следующее тысячелетие, до лучших времен, — проворчал он. — Как же я это ненавижу!..

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями