Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Осокин Денис

БАРЫШНИ ТОПОЛЯ
(М.: Новое литературное обозрение, 2003. – 483 с.)
ВТОРНИК В ПУЧЕЖЕ
(«Октябрь», 2007, № 5)

 

ПРИНЦ В БИБЛИОТЕКЕ

Денис Осокин Барышни тополяПредвкушаю праздник. Завтра вечером еду на заседание любимого читательского клуба. Завтра в нашем «меню» - Владимир Маканин. Поскольку к заседанию мы готовим обычно не мнения, а суждения, то есть полуфабрикаты мыслей, окончательно формирующиеся в процессе обсуждения под влиянием очень разных вещей, относительно В.Маканина пока не пишу.  А сегодня выражу то, что осталось с прошедшего заседания, состоявшегося месяц назад. Тогда мы не просто обсуждали творчество писателя, а познакомились с ним лично! Это был замечательный молодой автор из Казани, лауреат множества престижных литературных премий, Денис Осокин. К январскому заседанию я готовилась. Прочитала всё, что удалось добыть из Осокина. Приехала пораньше.

Заняв место в уголке во втором ряду стульев вокруг Круглого Стола, я проводила ревизию необходимых вещей: записной книжки, ручки, часов, очков, отключала мобильник. И тут заметила, что писатель уже здесь. «Мы его должны покормить!» - так торжественно и вместе с тем потешно пояснили работники библиотеки. За шкафом сидел круглолицый, румяный парень в коричневом свитере и бодро стучал ложкой, наворачивая что-то вкусное из эмалированной миски. Правильно! Художника обидеть может каждый! А накормят его и обласкают где? - только в библиотеке!

Батюшки светы! Когда я читала его произведения с экрана компьютера, на столе рядом с монитором лежала коробочка от компьютерной игры «Принц Персии» со знойным красавцем на картинке. Кося глазом с монитора на Принца, я, разумеется, как-то внутри себя связала одно с другим и вообразила, что это всё он, Принц написал. Разумеется, я была права, он - настоящий Принц. Только Принц мог быть так небрежно лёгок и абсолютно свободен.

Только не Персии. А, возможно, Пучежа. Нет, Пучеж - это по вторникам («Вторник в Пучеже»), или каких-то других удивительных мест северной и центральной России. Только настоящий краснощёкий Принц может предъявлять себя миру не как завоеватель и не как пророк. Настоящий Принц - он как будто всегда здесь был, он - часть этого мира, состоящего из невообразимого множества деталей, волокон, струн, нервов, каких-то пузырьков, клеточек - мелкого-мелкого, постепенно укрупняющегося, укладывающегося в большое целое.

В этом огромном мире он - везде и нигде, и начеканен на каждой монете, и вовсе не упоминается, но подразумевается. Невообразимо-тонкое и точное искусство передачи ощущений и состояний, мгновенных, плывущих, меняющихся во времени и тающих, преобразуясь во что-то другое, присуще только тому, кто не сомневается в том, что этот мир - его, он для него здесь сооружен и действует.

Это он уже читает «Балконы». Странная дикция - мягкая, пластичная, но совсем не актерская. Но - придающая написанному ещё одно измерение - полностью ему соответствующее, такое же непростое и одновременно приятное сердцу. Смотрю вокруг себя. И вижу - чудо. Это какая-то странная игра, напоминающая фильмы про «Матрицу». Его выражение лица - простое, вроде бы бесхитростное, но с этим странным взглядом - удивлённо глубоко внутрь себя, как у беременной женщины - переходит на все лица. Все начинают воспринимать реальность тонко-тонко, дробно-дробно, точно-точно и очень чувственно, вкусно, всеми-всеми рецепторами. Все превращаются в Денисов Осокиных. Нас много, и все румяные, молодые, раскрепощённые и симпатичные, как добродушные плюшевые мишки. Запрограммировал всех, теперь все будут Принцы! Все бросились впитывать, всасывать, адсорбировать жизнь! Это он уже читает «Клюквенное лето». Перед глазами - наяву - призраки деревенского детства, тени ощущений и чувств, даже вкус во рту - тех ягод, о которых речь.

Умолкла речь. Слова Осокина совсем не долго звучат в ушах, они гаснут мгновенно, и воцаряется странная пустота, как в концертном зале с затиханием последней ноты. Их очень легко забыть. И их очень хочется «поставить» себе вновь, как музыкальную запись. Это тексты для перечитывания. По крайней мере - для меня.

Собственные выводы. Что собственно, из всего этого извлечено лично мною и лично для себя? Жизнь прекрасна и ежеминутно интересна, желанна и радостна, даже если мучительна! Каждое дело, каждая малость - может и должна быть окрашена радостью и наполнена красотой и смыслом. Раз уж мы живем - давайте же ЖИТЬ! Нет ничего такого, чего был бы лишен каждый, чтобы быть счастливым, только оттого, что вокруг нас - бесконечно разнообразный и сложный мир.  

Принц рассказывал про экспедиции. На Печору, по Оке, по деревням русского Севера. Про съёмки документальных и игровых фильмов по своим рассказам и сценариям. Про то, как много интересных дел и планов, и как много хочется ещё сделать, успеть! И кто-то спросил: «А как же кризис?» Удивленно поднял брови!  Это и был ответ.  

Что-то будет завтра? Как говорил Мюнхаузен у Горина, про «запланированный подвиг»? У меня по расписанию завтра вечером - волшебство и чудо. В библиотеке. В шесть часов вечера.  

Татьяна Александрова, инженер-химик

Отзывы к новости
Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями