Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
Лазарева М. У кого инаугурация, а у кого – Денис Осокин: [О заседании клуба «Зелёная лампа»] // Вят. наблюдатель – 2009. – 22 янв. (№ 4.) – С. 25.

Инаугурация вятского губернатора и встреча с писателем произошли в один день и никак не связаны друг с другом. Но завсегдатаи "Зелёной лампы" даже не сомневаются, что второе - явление читающему народу Вятки лауреата общероссийской литературной премии "Дебют" за 2001 год в номинации малая проза Дениса Осокина - гораздо важней.

Молодой писатель родом из Казани, но для нашего города тоже не сбоку припека. Дело хотя бы в том, что его лауреатская вещь как раз имеет название "Ангелы и революция. Вятка 1923 г." (критики находят ее блистательной стилизацией, сравнивают с Добычиным и Бабелем, видят в ней бунт как прорыв язычества на деревенские и городские улицы, насилие, ожидание, тотальный эротизм...).

Но так уж вышло, что Осокин здесь впервые. И это не случайно, потому что таков метод: его небольшие книжки-исследования "будто бы" написаны в окрестных городках и поселках (с уклоном в примыкающие к нам малые народности и их традиционную дохристианскую культуру). Фишка в том, что он там никогда не бывал - но это и есть его "заветная география" местностей, все обаяние которых для него - в имени. Это такой художественный эксперимент: написать, а потом уж приехать и посмотреть, что к чему. И впечатления, уверяет Осокин, в основном совпадают с вымыслом, вот какая штука. Или мистификация, которой у него вообще-то полно - несмотря на "фольклорное" направление. Освоение корневых культур (а особенно если оно самобытно и оригинально) не могло пройти мимо внимания литературных мэтров, сидящих в жюри "Дебюта", - и к Денису Осокину немедленно явилась слава.

И, вероятно, по заслугам. Выбранный им путь в литературе внушает респект и изумление. (Не тем, конечно, что он обходится без заглавных букв и использует собственную - вольную и непривычную нам - "графику" письма). Например, этот человек в своем творчестве вдохновляется исключительно географической картой, словарями-самоучителями, фольклорной литературой. Практически не употребляет авторских текстов, если не считать глубоко чтимого им Гарсиа Лорку. Тоже не случайная близость: большинство прозведений Осокина пронизано плотным, томным и подробным (порой неприятным) эротизмом, коего великий испанец был большой знаток и певец.

Выступая на "Зелёной лампе", Осокин, разумеется, выбрал наиболее пуританские и гуманистически внятные тексты, но многие успели прочитать его "Овсянок", которых кинорежиссер Алексей Федорченко уже взялся экранизировать. Как такое возможно, люди всполошились, там ведь просто поток немыслимо плотских ритуалов и забав (пусть и языческих!) вокруг жизни и смерти. Однако Осокин заверил, что фильм отнюдь не будет визуализацией книги. Между прочим, с Виктором Сухоруковым в одной из ролей. И, кстати: в рассказе "Новые ботинки" корреспондент "Наблюдателя" с удивлением обнаружил краткое и весьма точное описание языческого ритуала моления богу Чумбылату (потому что герой рассказа как раз и был карт, марийский священник), в котором ему довелось поучаствовать в июле этого года, близ г. Советска.

Но вот главное, чем впечатлил писатель Денис Осокин! Рассказывая о себе и творчестве, трогательно поведав о своей жене, похожей на паука, о Балконах, которыми многие из нас хотели бы стать, о таинственных и опасных Библиотекарях - так вот, неся всю эту интересную небывальщину, сей юноша приятно поражает полным авторским отсутствием, деперсонализацией себя как субъекта каких-либо суетных эмоций или забот. Он только голос, скромно несущий нам некое, якобы вне его лежащее знание, вот что подкупает.

И тут же, по контрасту с ним, прямо противоположное отношение к процессу говорения, явно наслаждаясь им и собою лично, продемонстрировал в полном объеме главный спикер "Зелёной лампы" Василий Старостин. Ничего не поделаешь - самодостаточность творца и вторичность толкователя текстов... Но грустно даже не это. А то, что новые имена в литературе (пусть и не всегда молодые) буквально обложили Вятку со всех сторон. Прилепин в Нижнем, Осокин в Казани, на Урале вообще целый куст новых имен - Славникова, Иванов, не говоря уж об авторах более "узких" и элитарных... О местных же пока что-то не слыхать. Здесь многие хвалят молодую поэтессу Марию Ботеву, но поэзия, к сожалению, будь ты хоть семи пядей, жанр настолько камерный, что вряд ли способен сделать славу родной земле, а нас сколько-нибудь заметными на культурной карте России.

«Балконы - покровители девушек в очках. Хотя их, случается, носят и паскудные девушки". Д.Осокин.

«Вот пришел писатель, который художественно освоил фольклор. Сделать это пытались сотни, а рядом поставить некого. Так что можно умереть спокойно. И если такая будет русская литература, то это счастье". Т. Николаева.


 Мэри Лазарева

Назад | На главную

Яндекс.Метрика


Поделитесь с друзьями