Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб
ВДОВИН АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ

Родился 20 февраля 1985 года в Кирове. В 2007 году окончил филологический факультет Вятского государственного гуманитарного университета, в 2011 — докторантуру Тартуского университета (защитил диссертацию на тему: «Концепт „глава литературы“ в русской критике 1830-1860-х годов»), доктор философии по русской литературе.

С 2012 года — доцент школы филологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Специалист по творчеству Н. А. Некрасова, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, В. Г. Белинского, А. Н. Островского, И. А. Гончарова, истории русской критики и литературы XIX века.

Лауреат стипендии им. Ю. М. Лотмана (Эстония, 2009) и премии Российской академии наук для молодых ученых (2008).

Автор книги «Концепт глава литературы в русской критике 1830−1860-х годов» (Тарту, 2011) и более 50 научных статей в ведущих научных журналах «Новое литературное обозрение», «Русская литература», «Russian Review», «Scando-Slavica», «Nabokov Online Juornal» и др.

С 2015 года — мастер школы творческого письма «Creative writing school».

В 2017 году в издательстве «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга «Добролюбов: Разночинец между духом и плотью».
Заседание клуба «Зелёная лампа» 25.07.2017. Презентация книги Алексея Вдовина «Добролюбов. Разночинец между духом и плотью»:

  1. Какие из прочитанных в детстве и юности книг оказали на Вас наибольшее влияние?

Я читал много и запоем, но больше всего на меня повлияли трехтомная «История географических открытий» Жюля Верна, романы Вальтера Скотта («Квентин Дорвард», «Айвенго»), романы Александра Беляева (читал всё подряд в собрании сочинений), проза Артура Конан Дойла (не только холмсиана, но и его мистические и приключенческие повести) и многое другое.

  1. Любимые авторы и книги, которые Вы перечитываете время от времени?

Поскольку я преподаю в университете литературу, я непременно каждый год перечитываю, пролистываю корпус мировой классики. Особенно люблю перечитывать «Мадам Бовари» Флобера, «Смерть Ивана Ильича» Толстого, «Поворот винта» Генри Джеймса, «Миссис Дэллоуэй» Вирджинии Вулф, «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса, новеллы Кортасара, «Шум и ярость» Фолкнера.

  1. Самая недооценённая книга или автор, на Ваш взгляд?

Мне кажется, что таковых очень мало. В основном литературная критика и литературоведение знает цену всем шедеврам, никто не затерялся в веках. Если говорить о русской литературе трёх веков (я специалист по ней), то мне кажется, можно было бы больше ценить очень хороший роман А.Ф. Писемского «Тысяча душ», рассказы потрясающего стилиста Лескова (например, «На краю света» или «Чертогон»). О зарубежной судить не берусь.

  1. Книга, которая, по вашему мнению, точнее всего отражает современность?

По моему мнению, это романы Владимира Сорокина, но не последние «Теллурия» или «Манарага», а «День опричника».

  1. Над какой книгой Вы плакали?

Недавно перечитывал «Капитанскую дочку», в очередной раз восхищался отточенностью пушкинского слога и, представьте, всплакнул, не ожидая от себя этого.

  1. Какая книга запомнилась Вам как смешная?

Мне всегда казалось, что смешнее гашековского Швейка ничего нет.

  1. Лучшая детская книга?

Смотря для какого периода. Если для подросткового, то я бы назвал «Робинзона Крузо» Дефо, но не в адаптации Корнея Чуковского, а в полной версии.

  1. Кому бы Вы дали Нобелевскую премию по литературе и почему (не обязательно из живущих)?

Я бы дал Вирджинии Вулф — за выдающиеся стилистические и композиционные достижения в области модернистского романа и очень яркой эссеистики.

  1. Ваша любимая цитата или афоризм?

Не могу назвать. Они сменяют друг друга в моем сознании каждые 3-5 лет.

  1. Ваш любимый поэт?

Очень люблю Николая Некрасова, Бродского и Гандлевского.

  1. Любимое стихотворение или то, которое Вы чаще всего вспоминаете в последнее время?

Часто думаю о «Стансах» Гандлевского («Говори. Что ты хочешь сказать?..)

Стансы

Памяти матери

I

Говори. Что ты хочешь сказать? Не о том ли, как шла
Городскою рекою баржа по закатному следу,
Как две трети июня, до двадцать второго числа,
Встав на цыпочки, лето старательно тянется к свету,
Как дыхание липы сквозит в духоте площадей,
Как со всех четырех сторон света гремело в июле?
А что речи нужна позарез подоплека идей
И нешуточный повод — так это тебя обманули.

II

Слышишь: гнилью арбузной пахнул овощной магазин,
За углом в подворотне грохочет порожняя тара,
Ветерок из предместий донес перекличку дрезин,
И архивной листвою покрылся асфальт тротуара.
Урони кубик Рубика наземь, не стоит труда,
Все расчеты насмарку, поешь на дожде винограда,
Сидя в тихом дворе, и воочью увидишь тогда,
Что приходит на память в горах и расщелинах ада.

III

И иди, куда шел. Но, как в бытность твою по ночам,
И особенно в дождь, будет голою веткой упрямо,
Осязая оконные стекла, программный анчар
Трогать раму, что мыла в согласии с азбукой мама.
И хоть уровень школьных познаний моих невысок,
Вижу как наяву: сверху вниз сквозь отверстие в колбе
С приснопамятным шелестом сыпался мелкий песок.
Немудрящий прибор, но какое раздолье для скорби!

IV

Об пол злостью, как тростью, ударь, шельмовства не тая,
Испитой шарлатан с неизменною шаткой треногой,
Чтоб прозрачная призрачная распустилась струя
И озоном запахло под жэковской кровлей убогой.
Локтевым электричеством мебель ужалит — и вновь
Говори, как под пыткой, вне школы и без манифеста,
Раз тебе, недобитку, внушают такую любовь
Это гиблое время и Богом забытое место.

V

В это время вдовец Айзенштадт, сорока семи лет,
Колобродит по кухне и негде достать пипольфена.
Есть ли смысл веселиться, приятель, я думаю, нет,
Даже если он в траурных черных трусах до колена.
В этом месте, веселье которого есть питие,
За порожнею тарой видавшие виды ребята
За Серегу Есенина или Андрюху Шенье
По традиции пропили очередную зарплату.

VI

После смерти я выйду за город, который люблю,
И, подняв к небу морду, рога запрокинув на плечи,
Одержимый печалью, в осенний простор протрублю
То, на что не хватило мне слов человеческой речи.
Как баржа́ уплывала за поздним закатным лучом,
Как скворчало железное время на левом запястье,
Как заветную дверь отпирали английским ключом...
Говори. Ничего не поделаешь с этой напастью.

  1. Какие книги Вы бы порекомендовали непременно прочитать каждому?

Это огромный список, составляющий ядро программы всех филологических программ во всех университетах мира — см. п. 2.

  1. Какие периодические издания, сайты, блоги Вы регулярно читаете, просматриваете?

Читаю только электронные СМИ — порталы Colta, Медуза, Горький, РБК, Ведомости, сайт издательства «Новое литературное обозрение».

  1. Как Вы выбираете книги для чтения? Что при этом для Вас является решающим: рекомендация друзей, мнение литературных критиков (каких) и т.п.?

Читаю рецензии на порталах, упомянутых в предыдущем пункте и часто захожу в московский книжный магазин «Фаланстер», где всегда бывают все новинки. Как правило, слежу за мнением ведущих российских критиков, мнение которых уважаю.

  1. Какую музыку Вы любите и обычно слушаете?

Очень люблю и постоянно слушаю (когда работаю за компьютером) Рахманинова, Аренского, Малера, Шостаковича и минималистов Филиппа Гласса, Майкла Наймана, Джона Адамса. Из более легкой музыки люблю творчество Леонида Фёдорова, хочу на его концерты в ЦДХ.

  1. Что из прочитанного, увиденного в театре и в кино в последнее время, произвело на Вас сильное впечатление?

Главное мое впечатление последнего года — это антипсихологический театр американского режиссера Роберта Уилсона, который поставил в Москве «Сказки Пушкина» в Театре Наций. Это потрясающий спектакль, который с открытым ртом смотрели и взрослые и дети. Я впервые такое видел.

Теперь гоняюсь за спектаклями Уилсона, посмотрел его «Фауста» в легендарном берлинском театре «Берлинер Ансамбль». Сильнейшее впечатление.

  1. Кто из современников является для Вас авторитетами, к мнению которых Вы прислушиваетесь (в общественной жизни, искусстве и т. д.)?

Не могу назвать кого-то одного и сказать о нем, что он определяет мои вкусы. Скорее, я часто читаю несколько авторов, а потом анализирую их мнения. Например, политолога и аналитика Александра Морозова, публициста Юрия Сапрыкина, кинокритика Антона Долина, театроведа Марину Давыдову и других.

  1. Каких авторов или книги Вы могли бы посоветовать для обсуждения в клубе «Зелёная лампа»? Кого из писателей или поэтов предложили бы пригласить?

Поэтессу Марию Степанову, поэта Льва Оборина, прозаика и биографа Ирину Лукьянову, роман Донны Тартт «Щегол», роман Марка Данилевского «Дом Листьев».

  1. Что для Вас значит «Зелёная лампа»?

Для меня в первую очередь это предмет-символ из романа Булгакова «Белая гвардия» и его же пьесы «Дни Турбиных». А уже во вторую, конечно же, читательский клуб любимой и ценимой мной Герценки, где проходят потрясающие по атмосфере встречи.

27.07.2017

Назад | На главную

Яндекс.Метрика