Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб

ЛИСИК (БУЧИНА) ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА

Родилась в Вятке, в семье режиссёров кино и телевидения Владимира Бучина и Людмилы Бучиной. Закончила факультет журналистики Уральского Государственного Университета. Воспитываю двоих сыновей – Антона (15 лет) и Иллариона (6 лет).

В разные годы сотрудничала с газетами, журналами и телекомпаниями Кирова, Москвы, Минска. Последние семь лет работаю шеф-редактором службы «Новости 24-Центр» телеканала РЕН ТВ-Киров. Пишу стихи и прозу, снимаю документальные фильмы.

http://www.stihi.ru/avtor/belayarodina
http://www.proza.ru/avtor/belayarodina

1. Какие из прочитанных в детстве и отрочестве книг оказали на Вас наибольшее влияние?

Это не самая известная книга. Американская. Книга «Великолепная Гилли Хопкинс» была издана в СССР. Благодаря ей в десять лет я узнала о существовании Толкина и выучила строки Вордсворда:

«Рожденье наше – только лишь забвенье.
Душа, что нам дана на срок земной,
До своего на свете пробужденья
Живёт в обители иной…»

Автор книги Кэтрин Патерсон родилась в 1932 году, была учительницей, потом – миссионером в Японии. В Америке вышла замуж за пастора, родила двух сыновей, удочерила двух девочек. В нашей стране её знают и по другим книгам – «Иакова я возлюбил» и «Мост в Теравифию». В 1998 году международным жюри ей была присуждена медаль Ханса Кристиана Андерсена.
Пересказывать её книги бесполезно. Достаточно будет сказать, что «Великолепной Гили Хопкинс» находилось место в моей школьной сумке, даже если там лежало по семь-восемь учебников. Если бы я могла выбирать, я хотела бы писать как Кэтрин Патерсон. Или как Сэлинджер.

2. Любимые книги, которые Вы перечитываете время от времени?

Тот же Сэлинджер, например. Перечитать его рассказы и повести – всё равно, что вырваться в гости к другу, с которым сто лет не виделись, в далёкий-далёкий город. И убедиться, что друг – в порядке, не сдаётся, не идет на поводу у возраста и обстоятельств, а главное, он по-прежнему твой друг.

3. Самая недооценённая книга ХХ века?

Скорее, авторы! Виль Липатов, Юрий Герман. Кто-нибудь видел полные собрания их сочинений? Борис Балтер, Валентина Осеева... Надо полагать, в России – кризис перепроизводства классиков, если она готова забыть о таких писателях.

4. Самая переоценённая книга ХХ века?

Думаю, это станет ясно позже. Примерно через полвека. С недооценёнными авторами понятно – их не хватает в современной жизни, они нужны. А переоценённые… наверное, они выжали из своего времени всё, что можно. Зачем им будущее?

5. Книга, которая, на Ваш взгляд, точнее всего отражает современность?

«Generation P» Виктора Пелевина. Увы.

6. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Анна Гавальда! Замечательная французская писательница. Если в книгах Кэтрин Патерсон не найдёшь хэппи-энда, потому что она знает жизнь, то книги Анны Гавальда заканчиваются хорошо как раз по той же причине: она знает жизнь.

7. Над какой книгой Вы плакали?

Слёзы – ещё не показатель того, что книга – настоящая. Есть авторы, которые сознательно выбивают у читателя слезу. Не вспомню фамилии детского писателя, который сказал: «Я пишу правду, поэтому в моих книгах животные умирают…». Одно дело – говорить о разлуке и смерти так, как это делают  Андерсен, Кэтрин Патерсон, Джоан Роулинг, те же Толкин и Льюис: разлука даёт тебе стойкость и умение ценить каждую секунду, проведённую с любимыми людьми, смерть – вовсе не самое страшное, что может случиться с человеком. И другое дело – играть на читательских, а тем более, на детских нервах. Противно, кстати, когда автор «убивает» героя для развития сюжета. Не потому, что иначе быть не могло, а потому что он, писатель, так захотел. Или так рассчитал. Хозяин-барин. Это обесценивает и произведение, и самого автора.

8. Какая книга запомнилась Вам как смешная?

Если говорить о примерах блистательного юмора, то равных Гоголю и Булгакову нет. Если речь о весёлых книгах – тогда Марк Твен, О`Генри, Леонид Соловьёв с его «Ходжой Насреддином». А смешные книги… их, наверное, политики пишут. И звёзды шоу-бизнеса. А точнее – «команды профессионалов», которые трудятся над подобными произведениями.

9. Лучшая детская книга.

Лучше Андерсена, наверное, никто ничего не напишет. Люблю «Маленького принца» Экзюпери, «Нарнию» Льюиса, «Хоббита» Толкина, «Динку» Валентины Осеевой, «Муми-троллей» Туве Янссон. Настоящим подарком для меня и моих сыновей стало появление «Гарри Поттера» Джоан Роулинг. Считаю, тем, кто её любит, выпала большая удача – следить за тем, как появляются эти книги, когда ни один человек на Земле, кроме автора, ещё не знает, что будет во второй части, третьей, четвёртой… Как это было во времена Теккерея и Диккенса. Можно долго говорить о достоинствах книги «Гарри Поттер». А можно аргументировать не очень серьёзно, но этого будет достаточно: однажды меня спросили, не дразнят ли моего сына в школе из-за очков. Не дразнят! И никогда не дразнили. Героем для ребят всего мира стал мальчик в очках. И уже как минимум за это Джоан Роулинг заслужила благодарности от многих. И от меня в том числе.

10. Кому бы Вы дали Нобелевскую премию и почему?

Всем, чьи книги мне по душе, раздавала бы премии. Боюсь, разорилась бы, имея даже миллиардное состояние. Но это был бы достойный вклад в развитие отечественной и мировой литературы!

11. Ваша любимая цитата или афоризм.

«Не для себя и не для публики пишут. Пишут для друзей. Искусство есть частное послание, обращённое наудачу к неведомым друзьям» (Борис Юлианович Поплавский)

12. Ваш любимый поэт.

Борис Юлианович Поплавский. 1903-1935, Париж, русская эмиграция.

http://www.litera.ru/stixiya/authors/poplavskij.html

13. Любимое стихотворение или стихотворение, которое Вы чаще всего вспоминаете в последнее время.

Борис Поплавский.

«Знамя рвётся в бой.
Человек рвётся к Богу.
Аэростат золотой
Сам собою нашёл дорогу».

Символично, что авторская программа ещё одного любимого мною поэта и музыканта Бориса Гребенщикова называется «Аэростат».

14. Какие книги лежат у Вас сейчас на столе?

Фэнни Флэгг  «Жареные зелёные помидоры в кафе «Полустанок». Только начала читать – похоже, отличная вещь. Ещё – «Сильмариллион» Толкина: переписываемся «Вконтакте» с подругой-москвичкой, она всё время его цитирует, и я поняла, что подзабыла книгу, надо бы обновить впечатления.  
«Успехи ясновидения» Самуила Лурье: книга на все времена, рекомендуется всем, кто умеет читать между строк. «Ярмарка тщеславия» Теккерея – читаем вместе со старшим сыном. «Гарри Поттер и философский камень»: эту книгу мой старший сын читает вслух младшему.

15. Какую книгу Вы бы порекомендовали непременно прочитать каждому (не обязательно художественную)?

Как уже отмечалось выше, искусство – дело личное. Вряд ли я что-то стала бы рекомендовать каждому. Даже «Евгения Онегина». По-моему, это одна из самых непонятных книг для современной России. Хотя Пушкин всё сказал максимально ясно.

16. Какие периодические издания Вы регулярно читаете, просматриваете (в т.ч. электронные издания)?

«Собеседник», «Аргументы и Факты», «Комсомольская правда» - горячо любимая мною газета. С удовольствием читаю Ярославу Танькову, Ульяну Скойбеда, Дарью Асламову, и, конечно, Николая Варсегова – нашего земляка. «Комсомолка» - одна из последних крепостей российской журналистики: её сотрудники умеют писать, умеют думать, а главное – хотят помочь и помогают героям своих материалов.

17. Как Вы выбираете книги для чтения? Что при этом для Вас является решающим: рекомендация друзей, мнение литературных критиков (каких) и т.п.?

Ну, если, например, Дмитрий Быков о ком-то хорошо напишет – значит, надо читать. А вот с «Сердцем Пармы» Алексея Иванова забавно получилось. Зашла в книжный магазин неизвестно зачем: стою, смотрю…вижу – книжки новые какие-то, яркие, в таких обложках фэнтези издают обычно…хотела мимо пройти… Вместо этого взяла книгу и пошла к кассе. Ничего не зная об авторе. Как будто книга сама пришла в руки! Вскоре мне захотелось прочесть все книги Иванова. Мы учились в УрГУ в одно время. Хотя знакомы не были. Но всё равно радуюсь его успехам, как радовалась бы за своих друзей по университету.

18. Лучшая и худшая экранизация художественного произведения.

Худшие не запоминаются. А из лучших… В этом году Россия отмечает сто лет со дня рождения Юрия Германа. Я рада превосходным экранизациям его произведений. А если о том, что люблю лично я – «Россия молодая» самый главный фильм моего детства, а может, и не только детства. Если исходить из того, что искусство есть частное послание – те, кому был адресованы этот фильм и эта книга, послание получили. Удивительно, кстати, что при жизни Германа власти не нашли в книге ничего крамольного, а в восьмидесятые годы фильм положили на полку – за «националистические» идеи. Боюсь, в наше время, когда слово «русский» не возбраняется употреблять разве что в сочетании со словами «алкоголизм» или «бардак», и книгу, и фильм «Россия молодая» ждала бы непростая судьба. Это ещё раз говорит о том, что сейчас оба произведения нужны как воздух. Я очень хотела бы, чтобы «Россию...» полюбили мои сыновья и их ровесники.

19. Кого из вятских авторов Вы знаете и могли бы рекомендовать к прочтению (в т.ч. из молодых)?

Самые любимые поэты – Людмила Суворова и Александра Мочалова. Большое счастье, что мы живём в одном времени и в одном городе. Удивительные авторы – Мария Ботева, Надежда Перминова, Андрей Жигалин. Нельзя не вспомнить Вячеслава Литусова, который был, пожалуй, самым многообещающим поэтом моего поколения. С интересом читаю стихи Натальи Панишевой и Маргариты Чикалиной. Изящные тексты к своим документальным фильмам создает священник Александр Коротаев. А ещё мне очень дороги стихи Ольги Кипреевой – поэта из Белой Холуницы.

20. Какие литературные персонажи, сюжеты, произведения, на Ваш взгляд, лучше всего отражают особенности вятского характера и реалии современной вятской действительности?

Есть старинная притча о соляной кукле: она увидела море и захотела узнать, что это такое. И поняла, только когда вошла в море. Соляная кукла растворилась в нём и сказала: «Море – это я». Если смотреть на Вятку со стороны – мало что поймёшь. Здесь надо жить, Вятку надо любить. И то, и другое иногда даётся с большим трудом. А когда удаётся, понимаешь: Вятка – это ты сам. Тем сложнее рассуждать о собирательном вятском характере. А насчет действительности… мне кажется, наш город ещё ждёт своего часа. Пишет же Алексей Иванов о пермской действительности – да так, что вся страна каждое лето едет к нему на фестиваль под Пермь. Настанет и наше время.

21. Ассоциации, которые у Вас возникают при слове «Герценка»?

Мы говорим «Герценка» – подразумеваем: Вятка.

6 апреля 2010 г.

Назад | На главную

Яндекс.Метрика