Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб

КАТАЕВ ВЛАДИМИР ХАКИМОВИЧ

Может быть, Хоакинович, точно не знаю, отец погиб в Казахстане, когда я ещё не родился, но знаю точно, что мои родители – фронтовики. Я – литератор (редактор издательства «О-Краткое»).

http://www.so-va.ru/avtori_kataev.htm

1. Какие из прочитанных в детстве и отрочестве книг оказали на Вас наибольшее влияние?

Читать начал рано. В наше время читали все, даже шпана. И, конечно, все книжки оказывали своё влияние. «Спартак», «Ходжа Насреддин», сказки, в том числе – и особенно – Андерсена. В отрочестве читал всё, что мог достать, – от «Листьев травы» Уолта Уитмена до «Происхождения семьи, частной собственности и государства» Фридриха Энгельса.

2. Любимые книги, которые Вы перечитываете время от времени?

Гоголь, Чехов, Пушкин («Повести Белкина», очень люблю), Платонов (создал свой мир!), Венедикт Ерофеев (не путать с Виктором Ерофеевым)… Из «переводных»  - очень люблю Алана Маршалла. В юности очень любил Ремарка, сейчас могу перечитывать лишь его «товарищей» и ещё – для ориентировки – неизданные ранее его романы. Кстати, что бы ни говорил Битов, «Три товарища» – отличный роман!

3. Самая недооценённая книга ХХ века?

Ответы на подобные вопросы трудны тем, что авторами вопросов никак не задаются оценочные критерии. Что значит «недооценённая книга»? Кем – недооценённая? Нобелевскими академиками? Букеровским жюри? Прогрессивным человечеством? Постперестроечным поколением читателей? Вятскими библиофилами? Издателями? Книгопродавцами?.. Критерий?! Можно назвать «недооценёнными» и все романы Льва Толстого (ведь Нобелевскую премию так и не дали!), но можно назвать и «Цитадель» Экзюпери,  «Чевенгур» Платонова и ещё десятки книг.

4. Самая переоценённая книга ХХ века?

В сущности, тот же вопрос с противоположным знаком. Соответственно, и те же трудности с ответом. Могу сказать, что в ХХ веке в Советском Союзе – в смысле наград и публичных восхвалений – самой переоценённой у нас была трилогия Леонида Брежнева: «Малая земля», «Возрождение», «Целина».

5. Книга, которая, на Ваш взгляд, точнее всего отражает современность?

Если отечественную «современность», то «Мёртвые души». Если вообще – «Похитители завтрашнего дня» Сакэ Комацу.

6. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Только прежде два уточнения: 1) впечатление не от тех книг, что вышли за последний год, а от книг, прочитанных мной за последний год, и 2) впечатление именно как «печать», как сила оттиска на душе, на сознании, безотносительно от качества этой самой «печати»: от Бога она или от дьявола. Так, например, «впечатление» от объятий удава могут быть гораздо сильнее, чем от дружеских или любовных объятий.

С учетом сказанного, пожалуй, наибольшее впечатление получено мной от двух книг: «Толстая тетрадь» Аготы Кристоф (книга удивительна не столько по литературному мастерству, сколько по  математически точно рассчитанному рецепту этого литературного блюда, поданного автором на европейский стол для стопроцентного коммерческого успеха: столько-то пацифизма, столько-то сексопатологии, столько-то кровавых ужасов, столько-то прозрачного антисоветизма, «еврейской темы» и т.д.).

Вторая книга – это роман «Цифровые грезы», автор Эдмундо Пас Сольдан. Мастерски написанная, действительно современная книга.

Из нашего (последнего): литературный текст Татьяны Лисик к её же фильму «Белая родина».

Кроме того, если говорить не только о художественной литературе, очень впечатлила брошюра «От сохи» Антона Каскова – не столько качеством текста, сколько тем, что едва ли не впервые за долгое время у нас появилась жёсткая литературная критика.

7. Над какой книгой Вы плакали?

Это было в самом раннем детстве… Индийская сказка про черепашку, которая пожертвовала собой… Позже – «Овод», там где его расстреливают… Да, и совсем уже позже – «Казаки» Толстого.

8. Какая книга запомнилась Вам как смешная?

«Приключения капитана Врунгеля» А. Некрасова. Но это из старой гвардии. Что касается более современных авторов… Вот, например, в прозе Марии Арбатовой (давно не читал) было, на мой взгляд, очень много смешного: гипертрофированное самолюбование автора, некая кастовость «культур-караванистых миссионеров» (мы, дескать, умы, а вы тут все – увы!). У некоторых «актуальных» авторов, которых и называть не хочется,  просто сплошной смех: дебилизированный язык, отсутствие образов (до полного безобразия), словом, смех и горе.

9. Лучшая детская книга.

Те же самые «Приключения» того же «Врунгеля» (Не путать с мультфильмом!!!)

10. Кому бы Вы дали Нобелевскую премию и почему?

Толстому, конечно: ему же, кажется, собирались. А если бы две-три премии, то Леониду Ивановичу Бородину (за всё в целом, в том числе за «Третью правду») и Виктору Петровичу Астафьеву (за «Царь-рыбу», но только за неё, никак не за «Проклятых и убитых», – вот тут-то мы с западными академиками как раз и разошлись бы!)

11. Ваша любимая цитата или афоризм (можно несколько).

Столько умных людей сказали столько умного! Но цитаты и афоризмы, как правило, вспоминаются «к месту и ко времени», а не потому, что «любимы».
Когда-то магаданский поэт Николай Золотухин сказал: «Жизнь вносит поправки!»…
Владимир Костров отлично написал: «Жизнь такова, какова она есть, и больше никакова!»…
В последнее время мне всё больше нравится то, что сказал мой погибший друг Евгений Мащенко: «Мы не будем зареветь, мы будем засмеяться!».

12. Ваш любимый поэт.

Сложный вопрос. Я верен своей юности: Маяковский. Но давно и крепко люблю поэзию Рубцова!

13. Любимое стихотворение или стихотворение, которое Вы чаще всего вспоминаете в последнее время.

А в самое последнее время я как раз вспоминаю эпиграмму, которую написал на одного своего товарища по цеху Владимир Маяковский:

«Уберите от меня
       этого
              бородатого комсомольца!
Десять лет
       в хвосте семеня,
он на меня
              или неистово молится,
или
       неистово
              плюет на меня».

14. Какие книги лежат у Вас сейчас на столе?

Вот сейчас на моём рабочем столе – записная книжка и словари.

15. Какую книгу Вы бы порекомендовали непременно прочитать каждому (не обязательно художественную)?

Не то чтобы «непременно прочитать!», но рекомендую «Голубую книгу» Михаила Зощенко, в ней каждый найдет что-то своё. (Конечно, прежде всего, на ум приходит Евангелие, но как Евангелие «рекомендовать»? К  этому приходят… или не приходят!)… Но, пусть не каждому, а лишь детям и родителям – рекомендую «Поучение» Владимира Мономаха (вот это уж «непременно»!)

16. Какие периодические издания Вы регулярно читаете, просматриваете (в т.ч. электронные издания)?

Я из тех людей, которые «сыграли в ящик». Все новости смотрю по ТВ. Предпочитаю «Евроньюс». Стараюсь читать все номера газеты «Культурная среда».

17. Как Вы выбираете книги для чтения? Что при этом для Вас является решающим: рекомендация друзей, мнение литературных критиков (каких) и т.п.?

У меня работа связана с чтением, и здесь, увы, без личного выбора, а как у Чехова в «Жалобной книге»: «Лопай, что дают!». Когда же получается выбирать, я больше перечитываю что-то старое и давно любимое… или читаю, но лишь то, что мне советуют люди, которым я полностью доверяю. А бывает (и часто), что нужные книги приходят сами, откуда и не ждёшь!

18. Лучшая и худшая, на Ваш взгляд, экранизация художественного произведения.

Мне очень нравится «Золотой телёнок» (с Юрским и Евстигнеевым). «Солярис», «Сталкер» – фильмы гениальные, но это, по-моему, больше авторские работы Тарковского, чем экранизации. Мне трудно назвать экранизациями и такие, по-своему, хорошие фильмы, как «Коллеги» (по Аксёнову), «В августе 44-ого» (по роману Богомолова)… К лучшим нашим экранизациям я бы отнёс «Собачье сердце» (с Евстигнеевым), телесериал про Шерлока Холмса и доктора Ватсона, фильм «Большая руда» (по Георгию Владимову). А худшей экранизацией с детства считаю «Туманность Андромеды» (по Ив. Ефремову).

19. Кого из вятских авторов Вы знаете и могли бы рекомендовать к прочтению (в т.ч. из молодых)?

Мог бы рекомендовать Тамару Николаеву, Надежду Перминову, Наталью Панишеву.

20. Какие литературные персонажи, сюжеты, произведения, на Ваш взгляд, лучше всего отражают особенности вятского характера и реалии современной вятской действительности?

Вятский фольклор, пословицы и поговорки. «На полу сидим и не падаем» и так далее.

21. Ассоциации, которые у Вас возникают при слове «Герценка»?

Я люблю простых людей, тех простых людей, с которыми встречаюсь в Кирове (Вятке) на улице. Никакого пафоса: по мне, это действительно очень хорошие люди – прохожие, студенты, парикмахерши, официантки, продавщицы. Вообще, все те, кто чаще передвигается по миру пешком, а не в машинах с мигалками. А наилучшие люди – это, по-моему, музейщики и библиотекари! Я очень (с юных лет) люблю Герценку, хотя, признаться, бываю в Герценке  гораздо реже, чем надо бы! Но при слове «Герценка» во мне оживает и начинает всё сильнее биться одна давняя мечта – закончить свою жизнь, работая где-нибудь в музее… или в Герценке!

1 апреля 2010 г.

Назад | На главную

Яндекс.Метрика