Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб

ПЬЕДЕСТАЛ

«Клянусь на знамени веселом…»
Борис Чичибабин

Холодный каменный куб в сквере, пустой, с отбитыми углами, пористый, как скала, о которую непрерывно бьет волна. Сверху из него торчит железный крюк, вытащить который никому не под силу. Торчит, как коготь, ржавый, тупой, но упрямо скрюченный, единственный ястребиный коготь. Он так холоден и пуст... Возле него дольше всего не тает снег. Он возвышается над сугробами, как бы высоко их не намело. Вокруг него когда-то были посажены цветы, а ныне – пусто. Пусто и холодно. Это Он.

Это Я. Пьедестал. Вы ходите мимо, забыв о Том, кто когда-то возвышался надо мной? Ходите, ходите! Я стою и все вижу, и ничего не забываю.
Быстро же разучились вы держать равнение, проходя мимо меня. Распустились без Хозяина? Бегаете резво и беспечно, громко смеетесь, травите сомнительные анекдоты, слушаете аполитичные песенки и звучно целуетесь? Я все вижу и запоминаю. Всех вас. Митингующих без особых причин. Поющих.Торгующих. Непуганых!

Помнит ли эта толстуха, как принимали ее в пионеры передо мной. Что она лепетала тогда? Как горели эти глупые голубые глаза. Верила? Гордилась? Боялась! И в страхе – общем со всеми ощущала горделивое единство, как сейчас чувствует лишь пустоту и дурноту от опустевшего в душе Пьедестала. Но он не опустеет, пока она помнит. Страх. И как было сладко. Быть всем вместе. И вместе бояться.

А ты, что частенько поглядываешь на меня, сплевывая через стальные зубы… У тебя есть все основания меня ненавидеть. У тебя есть все основания меня бояться. Ты помнишь, чем ты заплатил, но уже не помнишь – за что. Скорее всего, не помнишь, даже если и знал. Скалься. Я тебя не трону. Пусть ты недавно недолгое время был героем для таких, как ты, я знаю – я победил тебя. Потому что ты служишь мне даже лучше, чем тот монумент, что возвышался надо мной. Ты памятник страху. Твое пожелтевшее лицо, твои стальные зубы. В сорок девятом ты был сверстником своих однолеток, теперь ты старше их, и все видят, что ждет таких как ты. Это совсем не то, что геройская смерть. А люди хотят уцелеть, любой ценой, живи, и пусть они подольше смотрят на тебя!

А вот эти «новые», безмозглые молодые, что поклоняются мне, ставя на мой коготь Его портрет, противны мне. Он бы не одобрил. Он не любит тех, кто Против. Нельзя быть Против, пусть даже За Него. Подождите. Придет мое время, и я покажу вам, в какие игрушки вы играли.
Пел недавно передо мной под гитару бритоголовый юнец в компании своих сверстников песню, что когда-то славила Хозяина. Только сейчас  в ней другие слова, своей нелепостью только сильнее напоминающие о прежних. Юнца призвали в армию. Хорошо пел. Я назвал его Моцарт. В глазах его был не страх, а волчья тоска.

Тебе же, Старый Солдат, Я рад. Твои цветы согревают меня, когда ты приносишь их мне в День Победы. Твоей Победы. Ты купил ее для меня потом и кровью, и за нее, и за свою порушенную судьбу ты воздаешь мне хвалу. Ты пьешь водку из граненой стопки и благодаришь меня за веру в собственное мужество! Вот на таких, как ты, кто силен, прост и кроток, я и стою. На тех, кто может горы свернуть, но кому непосилен груз ответственности за самих себя. Таким был, есть, и будет нужен Отец. К сожалению, такие как ты, выводятся. Через пару лет вернется и Моцарт, и будет покупать водку в том же магазине, что и ты. Если только не вернется в цинковом гробу. Но этот уже никого не будет благодарно чтить, кроме таких, как он, но кому повезет меньше. А если им повезет больше – они будут угрюмо чтить его, не прекращая ковырять себе душу. Эти будут готовы разрыть могилу того, кто начал, кто отдал приказ, если им ее укажут. Не надейтесь! Не укажут! Ее еще нет! И все же Моцарт будет молчать. Он вернется, и уже не в силах будет вызвать меня на бой. У него будет уже слишком много Памятников.

Ну, весельчаки! Вскочили на меня впятером. Кто-то щелкает фотоаппаратом. Пьяные. Это ничего. Это не обидно. Глупые. Мелочь. Прах. Даже не поняли, на что вскочили. А вот однажды здесь тоже резвилась молодежь, и на меня влез один, и начал читать стихи… А его друзья завопили: «Ты гений!» Ну да. Он гений. Лет через пятьдесят у него будет свой пьедестал, в другом конце парка. Но до этого будет табуретка, чтобы дотянуться до петли. В вашем деле только так, поэт. И ты мне не соперник.

На меня претендентов нет. Я пуст. Пока. Но долгими безлунными ночами я мечтаю о Нем. Мой коготь ноет и болит – без того, кто обопрется о него горделивой каменной пятой. Я не наивен. Я знаю – Хозяина не вернуть. Старого Хозяина.
Но Я – Пьедестал, Я верю в Хозяина. Я жду его. Он придет и встанет на меня. Без этой веры Я – Ничто. С нею…

Он стоит в тени разросшихся деревьев, серо-синий, мертвенно-холодный каменный куб постамента. Приблудные собачонки поднимают ножку на его углы. Ночами в парке воет ветер. Он откликается тусклым, зловещим эхом. Он все еще жив, только затаился. Он – самая реальная из всех нечистых сил. Он мечтает о том, что кончится его зачарованный сон, когда придет Черный Принц. Он не любит шума и визга, но всегда с надеждой всматривается в детские лица. Он ждет Хозяина, и много видел мальчиков с чертами Черного Принца. Он благосклонен к беременным женщинам. Он прикидывает, кто из них может родить ему Наследника, со сталью во взгляде, с тяжелой, но неслышной поступью, с сердцем размером с лесной орешек и большим, хитроумным мозгом.

Как бы ни хотелось мне разрушить его, разобрать, срыть, насыпать над ним курган, поставить карусель – я не смогу его победить, поскольку и во мне прочно засел страх, а вдруг он и вправду придет, Черный Принц, и прикажет вырубить деревья? Да,

Прикажет
Вырубить
Все
Деревья
Чтобы
Отовсюду
Был
Виден
ПЬЕДЕСТАЛ!

Я не хочу, чтобы он пришел. Я боюсь его. Просыпаясь в холодном поту, очнувшись от кошмарного сна, вижу: железный коготь сгибается и разгибается, манит, зовет к себе Его.
Я боюсь Его.
Это значит, я служу Ему той же верой и правдой, что и Пьедестал.
А вы?
Не бойтесь Его, ради Бога, не бойтесь, и помогите тем, кто боится!
Мы должны перестать быть рабами Пьедестала!
Только не думайте, что он побежден, не обольщайтесь, в этом – залог победы.
Не бойтесь и не будьте беспечны!
Смерть Пьедесталу!

 

Назад | На главную

џндекс.Њетрика